Авторский шарж

Ослы

Ночью в Италии, если задрать голову, то увидишь – Бог знает что.

И ещё звёзды.

Это знают даже астрономы.

Знают и соседские ослы: Чико и Фемина. Что означает «мальчик» и «девочка». У ослов. Они только что вылакали до дна большую лужу под старой оливой. Лужу после дождя, нагнанного из Африки щекастым «Широкко», полную тех самых звёзд и – Бог знает чего. И теперь стоят счастливые – отфыркиваются и чихают.

Знает и старый сеньор Чезарио, что сейчас бежит к ним, размахивая руками, и орёт как оглашенный: «Чёртовы вы ослы! Вот нахватаетесь из лужи – Бог знает чего, а ветеринар больших денег стоит…»

Он задирает голову и, сотрясая молитвенно сложенными руками, выискивает что-то в звёздном месиве: «О, Mio, Dio! Хоть ты надоумь этих ослов…» – и вздыхает, и трёт глаза: то ли от попавшей туда соринки, то ли от невыносимого сияния всех этих звёзд. То ли Бог знает от чего.

Звёзды

Звёзды в Италии похожи на настоящие.

Это сбивает с толку.

На самом деле, они серебряные и пришпилены к тёмно- лиловому пологу Неба. (Как на задниках всех романтических итальянских опер во всём мире.)

И ещё – звёзды протирают. Мягкой бархоткой. Той, что лежит в футляре для очков старой синьоры Изабеллы.

А иначе с чего бы звёзды так блестели?

Впрочем, как и Коварную Луну. (Её достают каждый день, разную, из большой длинной коробки, где она лежит в вате, как ёлочные украшения, припрятанные на пыльных антресолях до следующего Нового года; вся, от тонюсенького серпа до круглощёкого серебряного таза.)

Созвездия в Италии состоят из звёзд, как коровы, пасущиеся на сочном лугу: из клевера, мяты и чертополоха. Это не секрет.

Созвездия без дела слоняются до утра по Небу. И не секрет, что от них один гвалт, сутолока и беспокойство. Но и польза – они лижут звёзды своими большими шершавыми языками.

А иначе с чего бы звёзды так блестели?

У звёзд в Италии важная роль: от них зависит жизнь людей; по ним ориентируются; и потом – это красиво.

Звёзды иногда скрываются за облаками, но это ненадолго.

И ещё – когда идёшь вечером по южному итальянскому городку, и заглядываешь в глаза прохожих, то видишь в их глубине – те же звёзды. Словно туда запрокинулось Небо.

И кажется, их тела, толкаясь, смеясь и размахивая руками, плывут, покачиваясь по городу, (среди витрин, кустов цветущего дрока и припаркованных машин), как баркасы по небу, сквозь эти Мерцающие Девы и Равнодушные Весы…

И хочется подойти и погладить прохожих по затылку. Как меня родители в детстве. Просто так. Но и заодно убедиться: те ли это звёзды, что и на небе, или другие; и как они там у них пришпилены…

Устав от этих размышлений, я подошёл к своей машине, мокрой от только что пролетевшей с пулийских холмов грозы, и увидел – она вся усыпана звёздами: и капот, и крылья, и стёкла.

Я распахнул дверцу и вошёл в это уютное звёздное нутро. Вставил старенький диск Челентано, откинулся в кресле и закрыл глаза: «О Господи! Хорошо-то как, как на Небе».

Самолёты и бог знает что

Я лечу на ночном рейсе из римского Фьюмичино в Бриндизи. В аэропорт «Святого Духа».

Подо мной мерцают бесчисленные огни Итальянских городов в сверкающей паутине дорог.

Это ни чем не отличается от звёздного неба над моей головой.

«Бог знает что», – думаю я, глядя в иллюминатор, и то задираю голову вверх, к небесным звёздам, то опускаю вниз, к земным. И когда самолёт бросает в воздушную яму и раскачивает, то одно его крыло погружается в «Верхнее Небо», а другое – опускается в «Нижнее». И оба морщинятся…

От растерянности я засыпаю…

Мне снится: я на Небе.

«Per favore, signore, – произносит в моей голове Ангел, – caffe, аcgua, succo… prego».

«Grazie, succo arancia», – бормочу я спросонья, протягиваю руку, и тёплые, тонкие пальцы стюардессы вкладывают в мою ладонь прохладный стакан оранжевого апельсинового сока: «Grazie…»

«Бог знает что», – думаю я, пью сок и наблюдаю, как мимо иллюминатора проплывают два счастливых Голубых Осла, объевшихся сдуру звёзд, и следом, размахивая руками, плывёт, покачиваясь, неугомонный сеньор Чезарио.

Наблюдаю, как звёзды, оставляя вертлявые хвостики, стекают по крыльям и фюзеляжу самолёта, словно капли дождя по оконному стеклу.

Сапсан (СПБ – Москва)
Сентябрь 2012год


НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: