… обычно, когда пишу, я взрослый. Это неправильно, но с этим почти невозможно ничего поделать… Так уж получилось, что взрослая часть моей личности научилась писать лучше всех. Но я учусь этому сопротивляться. Пока нет вибрации, нет дела. Пока нет вибрации, нет счастья. И идеальнее всего — вибрация близкая к БОГУ.

3050001133_d9f118aed6_o.jpg

И потом, через несколько лет, перечитывая свои старые детские стихи, начинаешь понимать — «насколько же прекраснее я был тогда!» И когда мы воскликнем так все вместе, хором, невъебическим вселенским хором, прорывающим бездны, тогда и откроется выход на иную орбиту самости. А именно — на орбиту СуперЭго.

СуперЭго это вовсе не то же самое, что обычное наше, приглушенное мнительное эго… СуперЭго это ШАНТИ-ШАНТИ, модус безвременья, проверка на вшивость, белый свет (и нет в нем ничего тоталитарного и навязанного, все есть Он и все из Него).

И тогда, забывая о своем глубоком невежестве, ты заключаешь трансатлантический союз, тот самый союз, что замешен на горе и правде и отвечает только на вопросы типа «да?» или «нет?»

В этом физически никак не оправданном безумии открываются новые степени скрытых возможностей человечества, и ты резко начинаешь понимать, что вся твоя деятельность никуда не вела, а вот она на самом деле подлинная основа движения.

Интересно здесь, в частности, выглядит тезис о том, что… впрочем, да, оставим, наконец, этот блядский лекционно-рефератовый канон, выученный рукой когда-то в незапамятные уже совсем годы. И только закрыв глаза, представляя все самое лучшее и запредельное, когда-либо являвшееся тебе в том или ином виде и качестве, ты начинаешь воспарять, превращаться в дрессированную кобру Высшего Сознания, позволять лучникам сплошь и рядом превращаться в мишени.

То есть, пойми, в данный момент времени мое подсознание увлекают такие вот сдерживаемые сознанием мысли. И только через это можно понять, что подсознание — не вечно. Оно существует лишь в одной временной категории, в третьей. О которой, кстати, часто и весьма напрасно забывают. Называется она — безвременье. Параллельно которой существует такая важная категория мудрости, как неведение («я знаю, что я ничего не знаю», — сократ).

И вот эти две пиратские и никак матрицей и вселенной не защищенные категории (безвременье и неведение) долго еще потом будут хранить наши системные файлы после нашего полного (мера объема) и окончательного (мера времени) исчезновения (мера явленности, или в числовых существительных — мера наличия).

Впрочем, пора рассеять эти облака.

Когда на лестничной клетке раздается голос мирового лидера дадаистов Тристана Тцары, когда вы уверены, что там что-то есть, достойное вашего внимания, когда любая философско-политическая теория, будь то марксизм, империализм или теория группового секса — превращается в праздник и революцию, именно тогда расцветают в вашем космосе самые яркие звезды и предзнаменования. И вот именно тогда происходит очередной постиндустриальный скачок в вечноразвивающихся странах. Вы летите сквозь ледяной бездонный колодец своего ничем более не сдерживаемого любопытства в распахнутые врата огнеподобного счастья. И никто, конечно же, не решается остановить вас в эту секунду и напомнить о том, что вы забыли выпить чай после обеда. А ведь надо бы было, потому что теперь ваша жажда обернулась глобальной экологической катастрофой на всей территории гор вашего подсознания.

Есть только «да» и «нет» — остальное «неважно». Даже если кто-то уверен в обратном, каковая уверенность, безусловно, трактуется нашим Орденом как заблуждение и бесполезная иллюзия (настолько бесполезная, что ее энергию даже нельзя перенаправить на выполнение одной из важнейших задач — а важнейшими мы можем назвать только задачи, явленные в результате склонности к одному из важнейших ответов, т.е. к «да» и к «нет», к согласию или отрицанию, к позитиву или негативу, к гармонии или хаосу, белому или черному, ведь всё остальное — оттенки).

… не будем забывать, что это дадаисты и футуристы разбудили и инициировали вторую мировую войну — в их радениях вы можете за 10-12 лет уже услышать весь грохот, весь хаос, все катаклизмы великого всемирного умопомрачения, некий двойной аналог которого нам предстоит пережить в ближайшие годы. С мыслями и звуками надо быть осторожнее, воображаемое чаще всего воплощается рано или поздно в видимом и осязаемом мире.

и не лишнем будет учесть, что французское слово «dada» переводится как «конёк», «фишечка», «пунктик».


Один отзыв на “в поисках выхода и входа”

  1. on 05 Дек 2008 at 9:06 пп admin

    obscurum per obscurius?

НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: