С какой лёгкостью верят у нас иноземцам…

"Вы знаете, Ломоносов нарушал многие запреты..."

Пригласили прочитать лекцию о Ломоносове (по книжке «Помощник царям») на Экономико-математической школе, в пансионат «Университетский». Чтобы не было скучно в дороге, позвал своего друга — художника Александра Блинова, – нам нужно было обсудить проекты, а в дороге можно поболтать спокойно. В пути говорили о детских книгах, любимых писателей вспоминали. Мы оба любим Николая Носова – как там у него в начале: «В одном сказочном городе жили коротышки». Знайка знал всё, зато Незнайку знали все – вот это актуально, сейчас важно не то, что ты знаешь, а чтобы тебя знали!

Водитель, жизнерадостный человек из Смоленска, книг не читал и не помнил, но с интересом прислушивался к нашему разговору. Ехали через Кубинку; после неё пошли такие чудесные поля и сосновые леса, что мы забыли о книгах…

В пансионате нам дали номер, в котором кто-то уже оставил свою куртку. Это оказался журналист Панюшкин. Мы заглянули на его лекцию, где было человек сто молодого народу; некоторые сидели в одеялах, потягивали кофе из стаканов с закрытым верхом – такие дают в Макдональдсе. Ребята – студенты и школьники, показались мне резвыми и крупными: у нас на факультет помельче народец приходит – видно, эти экономисты были отборными, прошли какие-то крепкие шлюзы, чтобы сюда попасть.

Обед чуть задержали, и выглядел он очень ностальгически – словно в пионерлагере. Особенно милыми были плошки, из которых суп наливали. На лекцию пришлось идти почти сразу после обеда, перерыва не было – и меня поразил спёртый, нагретый воздух в помещении. Я попросил открыть окно, проветрить зал. Оказалось, с утра было слишком холодно, потому они и натопили к обеду.

На мою лекцию народу пришло поменьше, человек семьдесят – всё же Ломоносов не совсем по профилю: не математик и даже не экономист, хотя были у него работы и в этой области. Лекцию пересказывать не буду – большую часть её можно найти здесь, в публикации с картинками, которую я поместил после выступления на заседании Никитского клуба.

Аудитория была настроена очень позитивно, слушали с большим вниманием, было даже несколько лекторов; только пара человек приходили-уходили – но это и немудрено: лекция почти на полтора часа без перерыва. Я не стал рассказывать об основных достижениях Ломоносова – об этом пишут в школьных учебниках, говорил больше о его судьбе, характере, о значении поэзии в его жизни, о его роли в основании Московского университета. О том, как он открыл секреты изготовления цветного стекла – и пытался организовать бизнес на инновациях: построил фабрику, стал выпускать бисер – но продажи не пошли, не был народ наш готов к инновациям в 18 веке: дамы и господа покупали украшения по старинке, за границей. Тогда Ломоносову удалось получить госзаказ на изготовление мозаик; он отдал долги, построил себе каменный особняк в Питере.

Чтобы придать истории больший тонус, я рассказал, как Ломоносов нарушал многие запреты, как в Германии полюбил дочь квартирной хозяйки, женился на ней вопреки предписаниям Академии наук – и скрыл этот факт… Как оставил жену в неведении, когда уехал на родину, – и обещал сам разыскать: «Только ты меня не ищи, я сам тебя найду». Судьба Ломоносова стала примером для тысяч и тысяч наших учёных, я в шутку предложил ребятам подражать ему и в этом… Шутка моя не очень понравилась девушкам – по крайней мере Блинов, сидевший в зале, заметил их недовольство. Ломоносов оставил жену с ребёнком в Германии и вернулся на родину, где занялся наукой, карьерой, борьбой за справедливость… Однако надо отдать ему должное: когда жена прислала письмо в Академию наук, он откликнулся и нашёл для неё деньги для переезда – а потом в любви и согласии прожил с ней до самой кончины (теме «Ломоносов и женщины» я посвятил отдельную статью.

После лекции ребята подошли ко мне с вопросами, было очень приятно видеть интерес к Ломоносову. В конце, когда все уже разошлись, один юноша осмелился спросить: правда ли, что Ломоносов ничего не открыл? Из этого вопроса я понял, что перегнул палку в сторону судьбы и поэзии и мало сказал о научных достижениях нашего гения. Есть два мифа о Ломоносове: что он открыл всё – и законы сохранения, и законы движения материи, и что ничего не открыл; так сказать, советский и антисоветский. Видно, родители этого парня были в плену второго мифа. Но когда я сослался на то, что Ломоносов был членом двух престижных иностранных академий – Шведской и Болонской, он поверил, что Ломоносов чего-то стоил в науке. С какой лёгкостью верят у нас иноземцам…

Потом мы вернулись в номер – куртка Панюшкина уже исчезла – и пошли гулять по окрестностям, полюбовались видами Москвы-реки с горнолыжной горки соседнего пансионата, покатались часок на лыжах. Зашли на лекцию какого-то великого учёного об энергоносителях. Народа здесь тоже было больше, чем на моей лекции, – конечно, цены на нефть и газ важнее Ломоносова. Вообще же мы заметили, что кроме маленьких детей никто не гулял по окрестностям, не бегал на лыжах – все забились в душный зал и с замиранием сердца слушали светил своих наук. Не в первый раз я становился свидетелем такого поведения школяров и взрослых дядей: выехать на природу, собраться вместе и, не обращая внимания на красоты, говорить, говорить друг другу умные вещи, будто всё это не написано в книжках, и здесь какой-то театр, на представлении которого непременно надо присутствовать хотя бы в качестве зрителя.

Однако мы тут побывали уже и зрителями, и актёрами, потому с чистой душой выпили с друзьями газировки, которую я привёз для такого случая с острова Родос, где отдыхаю каждый год. На греческой газировке был изображён рыцарь: ведь с Родоса пошли те самые рыцари-крестоносцы, что оказались потом на Мальте и известны теперь как рыцари мальтийского ордена. Мне показалось не случайным такое совпадение – ведь и здесь, на ЭМШ, готовят таких рыцарей, элиту российской науки, элиту управленцев, которые должны прекрасно разбираться в самых сложных вопросах – от судьбы открытий Ломоносова до цены энергоносителей.

Лекция Ю.Д. Нечипоренко

Назад мы возвращались через Звенигород. Промчались мимо пансионата «Академический», где я не раз был участником Школы по молекулярной биологии, которая приказала долго жить во времена смены государственного строя. Постояли часок в пробке на МКАД, у въезда на Можайское шоссе. Водитель неожиданно включил частоту 15 ФМ, и мы услышали, какими словами поминают нашу власть шофёры-дальнобойщики, рыцари больших дорог. Как раз кортежи потянулись на Рублёвку… Было интересно – оказывается, у шофёров есть свои радиостанции, которые в радиусе 15 км позволяют сообщать обстановку и давать друг другу советы относительно пробок – а заодно отводить душу в непарламентских выражениях…

Поездка оказалась насыщенной: девять часов пятницы – из них час в пробке – были потрачены не зря, и я остался благодарен Вадиму Краскову и Владимиру Иванову за приглашение на Школу.

…Смотрю на часы со слоганом ЭМШ и эмблемой МГУ, что подарили мне на Школе, и жду, когда меня снова туда пригласят, – рассказать про Гоголя, без которого жизнь наша будущим математикам и экономистам покажется совсем непонятной: он сейчас даже актуальней Ломоносова!

Примечание.

Приятно было узнать, что моя лекция вошла в тройку самых интересных лекций («Весёлый Ломоносов» разделил второе место с «Социальной ответственностью» по результатам анкетирования школьников.


НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: