gagarin

Только отгремели хоккейные трибуны, а в ушах перестал звучать скрежет коньков о лед и перестук шайбы с клюшкой: советские 70-е персонифицировали с хоккейной легендой – Валерием Харламовым. И вот уже перед глазами стал шлем космонавта, грохот ракетных двигателей и голубая Земля в окне иллюминатора – зрителю представили новое экранизированное погружение в советское прошлое – фильм «Гагарин. Первый в космосе».

Собственно, о фильме этом едва ли можно рассуждать как о произведении киноискусства. Это скорее качественно сделанный довольно помпезный видеоролик с откровенной установкой на героизацию – создание идеального образа в духе эстетики классицизма. В этой клиповой нарезке зритель должен ощутить приступы неистового патриотизма со священным трепетом и скупой слезой у края глаз. Железные, несгибаемые люди идут мощной поступью к намеченной цели, чтобы остаться в вечности. Борьба за эту путевку в вечность составляет главную интригу фильма – соревновательность в первом отряде космонавтов. Номер один и дублер. Гагарин и Титов.

В этой попытке воссоздания исторического события – полета гражданина СССР в космос есть и много карнавального. Генеральный конструктор Сергей Королев очевидно напоминает великого и ужасного Лаврентия Берию, также отчетливо выпирают плохо загримированные бородавки на лице генсека Никиты Хрущева, который сам предстает, как полушутовской тип. Была опасность, что главному герою придумают восковую маску, но этого, слава Богу, не произошло.

Фильм этот важен тем, что продолжает тенденцию — российский кинематограф постепенно погружается в советскую историю. Самый конец семидесятых был представлен картиной «Высоцкий. Спасибо, что живой». Чтобы сымитировать иллюзию жизни там и появилась пресловутая маска, за которой плохо скрывался надрывный Безруков. Начало семидесятых вошло в пантеон экранных героев недавней «Легендой №17». И вот теперь самое начало шестидесятых – событие планетарного масштаба с явными перекличками сообщения о победе в Великой войне.

Бард, поэт – спортсмен – космонавт и конструктор. С возрождением звания «Герой труда» должны появиться рабочий с колхозницей. Например, Алексей Стаханов. Видимо, будет Александр Матросов. Кинематограф в духе агитпропа пытается замотивировать широкие зрительские массы, силится дать им ощущение сопричастия с героями, социально близкими им, а не с теми, кто на Олимпе успеха пребывает сейчас.

Если реальность ныне совершенно иная: нет бардов равных Высоцкому, хоккей уже не тот или весь утек за океан, а с космосом у нас и совсем не лады – полный ГЛОНАСС. Если на реальных современных героев переживается острейший дефицит, а если они и появляются, то совершенно не приживаются, ведь превалирует победившая идеология цинизма, мещанства, салтыково-щедринского чиновничества и людоедская барыго-воротил. Все это реальное содержание, как водится в обществе потребления, облекается в завлекательную упаковку. Ныне властная машина, яко флюгер, она четко вылавливает общественные настроения и пытается угодить, как услужливый мерчандайзер в магазине, втюхивающий вам некондиционный товар. Сильны в обществе ностальгические настроения по советскому – получите вместо содержания форму вместе с гимном прочие декорации, создающие иллюзию реальности. Здесь даже ассоциации с брежневским застоем на руку играют, создают легкий флер милый и приятный многим.

Если в сороковых годах прошлого века всплеск исторической тематики в кинематографе был связан с необходимостью показать единство истории и нации во время тяжкого лихолетья, то сейчас, хоть у нас и есть «народный фронт» и постоянно выискиваются враги, но это все из разряда имитаций, масок, спекуляций. Это такой легкий наркотик, дурманящий на определенное время, чтобы зритель или электорат потерял такт реальности, чтобы ощутил себя живущим в той самой великой стране, поднимающей из самых низов славных героев.

С одной стороны, во всем этом есть позитивный момент. Дикие варварские пляски над советским периодом истории, в которые мы были увлечены последние два десятка лет – большое зло. Но потом за варварами пришли циничные мародеры, которые размахивая этим прошлым, как флагом, спекулируют им, монетизируют в свою пользу.

С одной стороны, поколению, выросшему в современной России надо показать другую реальность, то что нынешнее состояние ее не абсолютное, что оно не испокон веков и будет продолжаться до Страшного суда. И в этой другой реальности наши соотечественники были первопроходцами в космосе, добивались блестящих спортивных результатов, в их сфере жизненных интересов был весь мир и немного вселенной, а не только личный кошелек за пазухой. Что у нас было нормальная медицина, образования, блестящая культура, да и собственно реальное социальное, а не декларируемое государство. А сама страна находилась в эпицентре мировой политики, а не, как сейчас, на ее периферии, с печатью провинциальности. Но, с другой стороны, в этой ситуации может обостриться когнитивный диссонанс с реальностью, которая во многом искусственная и на самом деле все еще держится запасами энергии и мощностей этого прошлого…

Российский фильм про советскую икону Юрия Гагарина непритязательный, голливудско-лубочный, но и в нем при желании можно отыскать важное идейно-содержательное зерно. «У всех картины прошлого, а вы о будущем» — сказал в фильме Сергей Королев Юрию Гагарину. Собственно, это главная фраза фильма. Наше карнавально-имитационное настоящее плотно завязло в прошлом, удушается ее пуповиной, постоянно прячется пустопорожними рефлексиями по поводу истории, которые на поверку становятся банальными спекуляциями. Наше настоящее – позорный провал, прореха. Будущее же мы либо вообще не воспринимаем, либо мыслим его в апокалипсических категориях.

Герои же живут будущим, подготавливая к нему настоящее. Как и эпоха, и держава их породившая. Пусть она и была полуутопической и шагала по пути к мифическому коммунизму, но все-таки шла, а не буксовала телегой из крыловской басни.

Поехали?!

г. Северодвинск


Один отзыв на “Гагарин. Российский кинематограф составляет пантеон советских героев”

  1. on 13 Июн 2013 at 5:34 пп Сергей Чистяков

    То у нас «икона стиля» это автомобиль бмв, теперь «советская икона» — Юрий Гагарин . Очень хочется ввернуть это непонятное словечко . Всю красоту и глубину изображения образов на православных иконах описал Павел Флоренский . Автору текста лучше не использовать это слово . «Гагарин . Российский кинематограф составляет пантеон советских героев «. Автор клеймит псевдо-художников, но сам не знает на что и кого опереться . Прожил большую половину своей жизни, но так и не нашел в среде своего народа достойных людей . Героев . А почему ? Ответ очень простой . Автор текста сам не геройствует нигде и в никаком виде . И пока только ищет для себя ответ : А зачем мне геройствовать ? Андрей Рудалев, Вы не Гагарин . Но кто же Вы ? ( У Вас перепутано в тексте наше, ваше, их . Мне лично не понятно . )

НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: