И тем, и другим терять нечего…

Чтобы выжить, они, – «цветной» и «белый»: два антипода, – как умирающие на палубе рыбы, судорожно хватали ртом редкие снежинки… Иллюзия конечно. Но, к счастью, иллюзия, несомненно отстрочившая неминуемую страшную гибель обоих.

Чтобы выжить, люди проходят через очень и очень многое. Практически через всё. Но только не предательство! И в том метафорическом генезисе – главный посыл картины режиссёра Алехандро Гонсалеса Иньярриту.

Вообще декабрь 2015 разразился блестящими мировыми премьерами-бестселлерами. В их числе, несомненно, фильм «Выживший» с Леонардо Ди Каприо, Томом Харди, Уиллом Полтером, Полом Андерсоном, Лукасом Хаас и др.

Время действия – полвека ранее событий тарантиновской «Омерзительной восьмёрки» – начало 19-го в. В прицеле: извечные вопросы бытия и социума. Вне зависимости от того, когда ты родился: в пору ли императивной гегемонии индейцев, либо во дни победы мистера Кольта над допотопным чингачгуковским луком со стрелами. В первую очередь ты – человек, а не животное. И пусть нравы и порядки вокруг по-настоящему скотские, зверские; пусть сила вепря с волчьей сноровкой побеждают разум чаще, чем наоборот, – основных божественных заповедей никто не отменял. Об этом фильм.

Да, Америка строилась на костях. Америка полна мифов и сказок о величии и силе духа. Но надо всенепременно помнить – Америка стояла и стоит на трупах безвинно убиенных; на подставах и казнях; на издевательствах и презрении… Причём с обеих сторон. (Не одни, знамо, США… – но речь об ином.) Такова цена завоеваний чего бы то ни было. И в этом – основной текстовый, смысловой коррелятор, катализатор идеи ленты.

Дружба белого с индейцем – невозможна в принципе! Нонсенс. Белый с «красным», чёрным, цветным, не суть, – непримиримые, злейшие враги. Но именно благодаря попавшемуся на пути индейцу, герой фильма, – безжалостно изъеденный ужасным гризли, – восстанавливает силы и встаёт на ноги.

В безбрежной и безбожной ледяной пустыне с незамерзающими быстрыми реками и неприступными берегами, где случайно сохранённый в бою нож – святее самого Создателя, – странную, неприемлемую лютой природой дружбу заверяет вдруг небесная печать-знамение: летящий средь бескрайних звёзд метеорит. Его след, ошеломивший обитателей диких враждебных кущ, являет зрителю неоспоримое подтверждение безысходности любой войны, любого завоевания и… Их неизбежности одновременно.

«Это наша земля. Это наш дом!» – утверждает и та, и обратная сторона луны – участники беспощадного национального конфликта.

Чем всё в итоге кончилось – в курсе, понятно, мы – сегодняшние. Но ни в коем разе не ведают те, о ком картина. И в данном вселенском незнании они равно заблуждаются, как и показывают чудеса доблести и по-своему, безусловно, патриотизма, не без того. Патриотизм захватчиков противостоит патриотизму аборигенов. И тем, и другим отступать некуда. И тем, и другим абсолютно нечего терять.

«И будет земля тебе прахом… И примет тебя в объятья свои Господь наш Христос… Пока можешь дышать – продолжай бороться!» – такова молитва, помогающая герою ленты выкарабкаться из сверхэкстремальных обстоятельств. С чудовищной силой сжатых в космическом вакууме огнедышащей смерти-преисподней, таящейся повсюду. Тащащейся за тобою попятам.

Зимней, бледной, скудной палитрой красок общий масштаб картины напоминает всем известный игровой квест «Цивилизация». С непрестанной и нескончаемой битвой за жизнь и место под солнцем. Без права на возврат – ведь понятия «назад» просто нет. Как и такого значительного, даже священного для американца понятия: «дом». Это будет позже. Когда всё заберут, завоюют и отнимут.

…Они упорно тащат, несут-волочат, жертвуя ради них собой, чёртовы неподъёмные шкуры животных, – вовсе не думая о своих.

Добытые содранные шкуры – нынешние нефть, алмазы, акции Google и прочая. Не было тогда ничего ценнее, чем подобный промысел.

Впрочем, перерождаются лишь эпохи, не меняя прерогатив. И ради современной сегодняшней «шкуры»-добычи – золотого тельца в любой ипостаси (во всяком понравившемся клиенту виде), – также немудрено получить быструю, из-за угла, пулю в лоб. Всё по-прежнему, господа. И по-ковбойски весело.

Кадр из фильма

В заключение скажу: съёмки с напавшим на Ди Каприо медведем – настолько же высококлассные, насколько утопические в принципе.

В действительности же, огромный лесной голодный мишка (дело-то происходит свирепой зимой!) живого места бы не оставил от в клочья растерзанного мужика. Будь ты хоть сто раз Станиславским – хоть запретворяйся мёртвым. Не верю!

Но, поскольку фильм основан на «реальных событиях», взвалим эту «остренькую» ситуацию на могучие режиссёрские плечи.

Добавив, что в начале XIX века разодранный в кровь и хлам герой Ди Каприо, еле-еле выползший-выбравшийся из-под туши гигантского дикого мастодонта-косолапого, смотрится отнюдь и увы неплохо по-голливудски безупречным страдальческим оскалом (могли бы ведь подрихтовать-поджелтить!): типа час назад как из стоматологии, ребята. Что немного портит вкусовые ощущения от просмотра собственно исторического полотна. Будто не вовремя выпавшая, на дубле, из старинного камзола пачка Marlboro. Ну или Kent на крайний случай.


НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: