Долгое эхо авангардных течений начала двадцатого века бродит по Европе…

В Цюрихе празднуют столетие с момента возникновения дадаизма, в Париже отмечают двойную круглую дату, связанную с фигурой Андре Бретона – сто двадцать лет со дня рождения и пятьдесят лет со дня смерти, а в Москве завершилась уникальная выставка «Ильязд. Двадцатый век Ильи Зданевича», включившая работы из частных и музейных собраний России и Франции.

Организаторами выставки проделана огромная работа по представлению творчества Ильи Зданевича в столь полном объеме. Первая российская ретроспективная выставка предоставила возможность познакомиться с различными гранями деятельности знаменитого Ильязда, во многом остающегося фигурой загадочной.

Русский футурист и теоретик «всечества», автор экспериментальных текстов, лектор, трибун, организатор феерических парижских балов Союза русских художников, этнограф, историк архитектуры и дизайнер тканей, сотрудник Дома Шанель, один из интереснейших книгоиздателей ХХ века, создававший непревзойденные работы в livre d’artiste, – больше известен за рубежом, чем в России.

По признанию организатора и куратора выставки Бориса Фридмана:

«Именно желание исправить эту ошибку стало основной мотивацией в желании собрать и организовать ретроспективную выставку, открывающую для российского зрителя жизнь и творчество Ильи Михайловича Зданевича».

Зрители смогли увидеть знаменитый портрет Ильязда кисти Пиросмани, ранние, футуристические издания Зданевича, его монографию, посвященную Ларионову и Гончаровой, афиши лекций, первый и единственный экземпляр газеты «41°», возвещающий о создании группы «41°» , чье название осталось символичным для всей последующей деятельности Ильязда.

Одними из самых запоминающихся экспонатов стали издания парижского периода, выполненные в livre d’artiste, такие как «Поэзия неведомых слов» (1949), издание памяти Роже Лакурьера (1968), «65 Максимилиана, или незаконное занятие астрономией» (1964) и другие.


Макс Эрнст «65 Максимилиана, или незаконное занятие астрономией» 1964

Шедевры издательской деятельности Ильязда выходили в сотрудничестве со знаменитыми мастерами: Пикассо, Джакометти, Миро, Эрнстом, Хаусманом, Сюрважем и многими другими.

Выставка не была ограничена тщательно продуманной экспозицией, последовательно знакомящей с этапами творческого пути поэта и художника, но стала, фактически, многогранным интерактивным действом, включавшим концерты, лекции и экскурсии, способствующие воссозданию атмосферы времени и более детальному знакомству с творчеством Ильи Зданевича.

В рамках образовательной выставочной программы состоялись лекции Михаила Карасика «Издания футуристов и типографические опусы Ильи Зданевича», Режиса Гейро «Илья Зданевич и русский Париж», Бориса Фридмана «Жизненный и творческий путь Ильи Зданевича» и «Ильязд – самый креативный издатель ХХ века», Давида Мардашева «Шанель и творческая богема». Прозвучали воссозданные и реконструированные опера «Победа над солнцем», «Скандальный концерт 1913 года», концерт «Русский музыкальный Париж 20-х годов».

Огромное значение имеет и каталог выставки «Ильязд. ХХ век Ильи Зданевича», составленный Борисом Фридманом и содержащий описание всех изданий, выполненных Ильей Зданевичем, очерк хроники жизни и творческой деятельности Ильязда, обстоятельные статьи Режиса Гейро «Многоликий Ильязд», Екатерины Бобринской «Ненасытная жажда меняться: Илья Зданевич и русский авангард 1910-х годов», Михаила Карасика «И суждено его имени быть маяком, о который разобьется не один прибой» и повествование Бориса Фридмана о деятельности Ильи Зданевича.

Теоретичекая часть каталога, несомненно, поможет читателям избавиться от некоторых шаблонных заблуждений в отношении фигуры Ильязда, будь то причисление к дадаистам, вопреки собственным его словам и мнению специалистов, или педалирование противопоставления Востока и Запада, не существовавшего во взглядах поэта.

Статьи каталога позволяют создать достоверный образ поэта как человека, открытого новому и, в то же время, почти мучительно ощущающего изменчивость жизни, создающего новые формы в искусстве, и вдохновенно воскрешающего полузабытые архитектурные традиции и литературные произведения (тексты Адриана де Монлюка, Рене Бордье, поэта и ученого Эрнста Темпеля).

«Постоянное двоение – реальности и вымысла, игры и серьезности, фальши и искренности, легкомысленности и экзистенциальной открытости, самоуверенности и самоуничижения – неизменно будет сопровождать творческую биографию Ильи Зданевича… Во всех случаях он, подобно фигуре медиума, соединяет разные миры, постепенно сплетая из их, порой причудливых пересечений, свой собственный», – пишет об Ильязде Екатерина Бобринская в статье «Ненасытная жажда меняться: Илья Зданевич и русский авангард 1910-х годов».

Отдельного внимания заслуживает статья крупнейшего специалиста по творчеству Ильи Зданевича, научного консультанта выставки Режиса Гейро «Многоликий Ильязд».

В ней подробно рассматривается парижский период жизни Ильязда, характеризуются особенности поэтической и издательской деятельности, открываются внутренние закономерности его творчества.


Жоан Миро. Иллюстрация издания Ильязда. Адриан де Монлюк. Нелепый придворный. Париж: Сорок первый градус, 1974

– Вы футуристы?

– Да, мы футуристы.

– Вы отрицаете футуризм?

– Да, мы отрицаем футуризм, пусть он исчезнет с лица земли!

– Но вы противоречите сами себе?

– Да, наша задача противоречить самим себе.

– Вы шарлатаны?

– Да, мы шарлатаны.

– Вы бездарны?

– Да, мы бездарны.

– С вами нельзя говорить?

– Да, наконец…

– Но ваши пожелания на год?

– Быть верными самим себе.

Это интервью с Ларионовым и Зданевичем, помещенное в журнале «Театр в карикатурах» (1914), впоследствии названное «Да-манифест», словно «всеческим» ларионовским лучом освещало последующее творчество Ильи Зданевича.


НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: