Сальвадор Дали. Метаморфозы Нарцисса

Преходящего, смертного человека утешают: «Ты, в сущности, вечен. Смерть — это не конец твоего существования, и страхи твои напрасны: ты просто видоизменишься. Ведь и куколке может померещиться, что она умерла, но в действительности она стала бабочкой. То же самое происходит с человеком: был он, к примеру, древнеегипетским рабом, а теперь он — китайский функционер. Вот и все!».

Так утешает буддийская теория метемпсихоза — переселения души из одного тела в другое. По своей длительности этот процесс принципиально можно представить только в двух вариантах: 1) как ограниченный во времени; 2) как вечный (бесконечный).

I. Если ряд переселений человеческого «я» конечен (ограничен) то и само «я» конечно и ограничено. Умру я в 70 или в 700 лет — это все равно означает, что я не бессмертен. Здесь теория метемпсихоза, в принципе, не отличается от материалистических представлений о судьбе человеческого «Я» в мире.

А как выглядит с такой точки зрения судьба всего живого?

Логично предположить, после грехопадения в мире обитало ограниченное число живых существ, включая и растения. Превращаясь друг в друга (или переселяясь друг в друга), они не могли бы измениться в общей численности. От перестановки слагаемых сумма не меняется.

В действительности численность живых существ растет с каждым годом, с каждым часом, с каждой секундой. А может и сократиться до нуля — в случае термоядерной войны совершенно не в кого будет переселяться.

Итак, теория ограниченного метепсихоза не выдерживает сопоставления с реальностью.

II. А если метемпсихоз длится вечно?

Это вступает в противоречие не только с действительностью, но и с идеей Творца.

Начал по этой теории не должно быть. Тогда каким же образом во Вселенной возникают все новые и новые живые существа, новые начала?

Если извечно и бесконечно переселение человеческой души, то и сама она извечна. Извечна, как сам Всевышний. Тогда кем же она сотворена ?

Это буддизм.

А что же христианство?

Утешает и оно, говоря о загробной жизни души. Не знаю, тождественны ли в христианском богословии человеческая душа и человеческое «я». В обыденной жизни для верующих и неверующих это одно и то же. Загробная жизнь души. а значит нашего *Я* — жизнь вечная, а земное существование лишь короткий испытательный срок на земле, где предоставляется возможность заслужить или вечное блаженство, или вечные муки. Отсюда — ограничения, налагаемые на плоть и ее стихию, отсюда двусмысленный, в лучшем случае, взгляд на земную жизнь.

В сущности, и христианство говорит нам о неисчезаемости человеческого «я». Но в каком же возрастном состоянии оно переселяется в загробный мир? В конечном, предсмертном, чаще всего старческом? Юрий Стефанов высказал остроумный домысел: жизнь вечную обретает душа зародыша, чистая как tabula rasa.

Но это же еще только абстрактная возможность души, лишенная каких-либо реальных свойств, как не заснятая фотопленка.

Да что ты об этом знаешь? — возразят мне.

— Не меньше и не больше, чем вы, — парирую я. — Можно ли вообще обсуждать то, о чем мы ничего не знаем?

Поймите, я сам не прочь утешиться, но утешиться могу лишь при условии, что утешение основано на истине. Здесь же я вижу вольное или невольное заблуждение.

Суть его состоит в молчаливом и априорном допущении вечной непрерывности некоего абстрактного человеческого «я», которое перемещается из одного конкретного сосуда (или состояния) в другой, не меняя своей индивидуальности (какой? – детской. зрелой или старческой ?)

Но что же такое «я»? Прежде всего и по существу, «я» — это чувствилище, ограниченное в себе самом, конечное в пространстве и во времени, т.е. нечто конкретное. Выйти за пределы своего «я» — значит лишиться его.

«Я» — это любая чувствующая (ощущающая) особь, кем бы и какой бы она ни была. «Я» — это всегда изнутри особи, «я» — это всегда субъективность. Никто не может испытать «за меня» ощущения, чувства, никто не может «за меня» удовлетворить мои телесные, душевные и духовные потребности. Сопереживать? Но это означает переживать параллельно подобие чужих эмоций в своем воображении. Сопереживание предполагает наличие еще одного чувствилища.

Каким бы стандартным я ни был, для самого себя я принципиально не заменим. Даже если сотворить моего близнеца, это будет мой близнец, а не я сам. Это будет новое чувствилище, иной экземпляр. И только для других, для взгляда со стороны я и мой близнец — одно и то же. Ведь для другого мы объекты. А субъект, «я», всегда единичен. Первый близнец может блаженствовать у себя в кресле, а второй орать от боли в кресле у дантиста.

Люди наивно полагают, что трансформация — это еще не смерть, не исчезновение. Увы, милые мои! Трансформация — это смерть трансформированного, его исчезновение. Смерть есть исчезновение не материи, а индивидуальной формы материи. Это справедливо и для психической энергии. Моя смерть и трансформация моей индивидуальности есть полные синонимы. Будучи однажды прерванным, существование данного человеческого «я» больше не возобновляется.

И что мне до лопуха, из меня выросшего? Что мне до ветерков, облаков, и прочих красивостей, в которые я преображусь? Что бабочке до личинки, исчезнувшей ради ее появления на свет? Что личинке до какой-то там неведомой бабочки, для которой она послужит исходным материалом? Личинка чувствует свое, бабочка — свое. Ведь нелепо думать, что ребенок в прямом смысле слова есть его мать и наоборот. Мой загробный дух — это уже не мое земное «я», это иной породы, иного состава «нечто», живущее совсем иной, загробной жизнью. Что-то оно унаследует от меня, возможно, да только много ли в том проку? Ведь я унаследовал что-то от своего прадеда, но сознаю себя Юрием Денисовым, а не моим предком.

Делаю вывод. Даже преображаясь в загробном существовании, уникальное, земное «я» исчезает в момент смерти. Каким бы благим или злым ни представлялся человеку земной мир, как бы он ни расценивал самого себя, каждое земное «я» — единично, преходяще и неповторимо. Для меня несомненна эта вечная истина. Она страшна. Но не менее страшно пренебречь ею.


комментариев 5 на “О безвозвратности каждого я”

  1. on 09 Сен 2017 at 12:18 пп Ирина

    Моя мама была волшебницей…
    а я…https://www.youtube.com/watch?v=rvMXWgm_-UI
    Спасибо

  2. on 09 Сен 2017 at 2:58 пп Сергей Чистяков

    Автор текста — сирота. Христиане молвят Богу, взывая к одному из Его имен. Бог отец наших. То есть вся правда о нас у Бога отцов наших. Бог вводит человеческий род в свое царствие. Вводит непрерывно и премудро. Сущность творения неспособна познать сущность Творца. Творение познает Творца через Его проявления в видимом и временном мире. Христиане, из своего опыта веры, выносят то, что все что есть в них доброго(действие) от Бога, а все, что есть в них худое(действие)есть либо акт своеволия, либо исполнение воли противников Бога. Чтобы человеку быть с Богом, ему необходимо исполнять волю Бога. То есть сотрудничать с Ним. В чем сотрудничать? В действии введения человеческого рода в царствие Бога. Автору лучше не использовать понятие «Я» относительно понятия душа(дух). Здесь более подходит понятие «личность», которое хорошо раскрывается через понятие «индивидуум». (по сему поводу существует подробнейший текст Антония Сурожского)

  3. on 09 Сен 2017 at 3:01 пп Сергей Чистяков

    У словесной твари ничего своего нет, кроме собственной воли.

  4. on 09 Сен 2017 at 3:14 пп Сергей Чистяков

    Человеческий род условно делится на четыре группы по тому, как и куда склоняется воля каждой их групп. Человек бытовой, человек эстетический, человек этический и человек религиозный. Хорошо пишет о рыцаре веры Серен Кьеркегор в книге «Страх и трепет», говоря о том, что человеку этическому недоступно суждение о рыцаре веры. Читайте, наслаждайтесь наследием отцов. Мир(дух Бога)вам.

  5. on 24 Окт 2017 at 9:44 дп Смайл

    А я всегда говорил, что самая главная религия этой планеты = материализм :). Вот чудный образчик :). И тем утешен будет :)

НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: