Дочь Брежнева

При звуках пения Дженнифер Лопес мучительно вспоминается что-то советское. Что-то наподобие группы «Блестящие» или певца Андрея Губина. Как будто Джей Ло им всем родственница – мать, жена или сестра. Словно и не было на свете никаких бесчисленных мужей и друзей. И вовсе не признана она всем белым светом «Главной Попой Планеты». А будто бы Дженнифер – незаконно рожденная дочка Леонида Брежнева. И росла она не в самом бедном и самом бандитском квартале Нью-Йорка Бронксе, а в подмосковном поселке городского типа Дубки. И поэтому-то как раз музыка у нее именно такая: медленно-заплетающаяся, как речь Леонида Ильича, черная и густая, словно брови застойного вождя, добрая и теплая, как его характер, и такая немощная – как вождь в старости.

Красная площадь. Парад по поводу Дня Победы. Брежнев стоит на мавзолее и, блаженно улыбаясь, покачивает рукой, как крестьянка помахивает платочком уезжающему мужу. Гремит военный оркестр, сверкают медные трубы, государственные люди в серых шинелях окружают вождя плотным кольцом, не позволяя старику упасть. Вождь думает о дочери. В его воображении вся эта мишура давно уже превратилась в нежное шептание флейт, глубокие отрывистые басы и сладкие скрипочки. Он видит дочь в подвенечном платье, с каким-то крутым красавцем. Она невинна и свежа. Она поет о любви, о лете, о солнечных зайчиках и хорошеньких неграх. Кругом парят бабочки и комары. В воздухе пахнет духами «Glow», которые Дженни запустила в продажу, уверяя американский народ в том, что духи на 90 процентов состоят из ее собственного пота. Молодой человек целует нежную, словно февральский иней, красавицу и надевает ей на палец великолепное кольцо за несколько сотен тысяч долларов. Дженни благодарно улыбается. Звучат хрустальные колокольчики, шоколадный r’n’b и испарения медленного лирического соула. Брежнев грезит. «Леонид Ильич, как вы себя чувствуете?» – озабоченно спрашивает Андропов. «Идея», — говорит Брежнев. «Какая, Леонид Ильич? Какая идея?» «Идея». «Да-да, я слушаю», — внимательно шепчет Андропов. «Идея, Юра. И-де я нахожусь?» — выговаривает Брежнев. Ему и невдомек, что на мгновение он перенесся на свадьбу самой дорогой латиноамериканской артистки 21 века и маменькиного сынка, красавчика Бена Аффлека и услышал несколько песен из ее нового альбома. «Это Красная площадь, Леонид Ильич. Вы на Красной площади».


НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: