Дом

Дом стоял на самом отшибе маленькой деревушки, среди высоких многолетних деревьев…

Рис. автора

Красивый, просторный, сделанный с огромной любовью, двухэтажный бревенчатый дом принадлежал одинокому и еще совсем не старому владельцу.

Ухоженная территория с большим количеством сортовых роз на зиму, заботливо укутанных, аккуратные просыпанные гравием дорожки, собранные в кучи срезанные ветки и сучья, все выдавало в хозяине дома человека спокойного и уравновешенного, уже не ждущего от жизни сюрпризов и приготовившегося встретить достойную старость в комфортных условиях.

Множество старых елей, обступивших дом с трех сторон и нежно ласкающих его своими мягкими зеленовато-голубоватыми длинными иголками, придавали ему сказочное ощущение.

Эта сказочность усиливалась непонятным звуком, исходящим от сооружения и слышимым далеко за пределами.

Это было тиканье множества идущих часов, которыми был увешан и уставлен дом.

Он был полон самых разнообразных механизмов!

Каких только тут не было часов, и больших и маленьких, и настенных и напольных, и круглых и овальных, и старинных и современных, и механических и электронных, и все они тикали, пикали, жужжали и пели каждый на свой лад и манер…

Порой перезвон одних плавно перетекал в звук других, создавая ощущение бесконечного и никогда не прекращающегося часового боя, щедро разносимого ветром по лесистой округе.

Часы были собраны со всех концов света.

Зная увлечение хозяина, их дарили друзья и знакомые на праздники и дни рождения, по поводу и без всякого повода.

Часы также привозились отовсюду и самим владельцем дома из многочисленных поездок по миру.

Это было его страстным хобби.

Самое интересное, что все циферблаты показывали разное время.

На каждом было время, в какое их принесли в дом.

Поэтому разобраться, находясь в помещении, который час, было нелегко.

Существовало много вариантов прочтения времени, словно дом одновременно жил в нескольких часовых поясах.

Можно было предположить, что за каждым стеклом стрелки отсчитывают мгновения от какого-либо знаменательного события в жизни его владельца.

На одних шло время от первого посещения дорогого товарища, на других от грустной вести об утрате близкого человека, третьи отсчитывали время от отъезда в вынужденную эмиграцию, другие жили по времени города на берегу теплого океана, где хозяин дома провел значительную часть жизни, оставив там зрелость и друзей, пятые указывали время возвращения после долгого отсутствия на родину.

Массивные из красного дерева напольные, в классическом стиле, часы своим латунным маятником отмеривали период с момента основания дома.

Маленькие забавные ходики на кухне в виде хитрой угольно-черной кошачьей головы с бегающими глазками шли с момента последнего юбилея хозяина.

Круглые, в виде бело-ультрамаринового блюда из гжельского фарфора, часы на стене обозначали дату вручения какой-то награды и были знаком внимания сослуживцев.

Подернутая зеленым кобальтом патины старинная механика в бронзе на каминной полке говорила о безупречном вкусе собственника.

И существовало еще много и много событий, с каждым из которых были неразрывно связаны какие-либо из множества часов, обитающих в доме.

…Но ныне, в этот бесснежный вечер, на пороге зимы одиноко стоящий на краю деревни дом словно наперекор своему хозяину замер в таинственном ожидании новогоднего подарка, нового времени на новых часах.


Один отзыв на “Дом”

  1. on 06 Апр 2018 at 12:22 дп Константин Михайлов

    «Множество старых елей, обступивших дом с трех сторон и нежно ласкающих его своими мягкими зеленовато-голубоватыми длинными иголками, придавали ему сказочное ощущение». Прочитав это в книге с картинками, Адам и Ева посмотрели направо. Им показалось, что они видят воплощённую сказку, которую можно даже потрогать руками. Слева остался отчаянно жестикулирующий своим хвостом (уж, что есть, тем и богат) Змей. Поняв всю бессмысленность своих жестов, Змей посмотрел на яблоню, где ещё недавно было то самое яблоко, полное непреодолимого соблазна. Яблоко стало почему-то изумрудно-жёлтым, причём два разных оттенка не смешивались, а всё больше и больше отдавали дешёвым поддельным воском.
    Здание, предчувствуя появление Адама и Евы, замахало приветливо всеми створками дверей и окон. Многоликие часы вдруг заметили, что они зря порою слишком кичатся уникальной уверенностью в своей правоте.
    Бог преобразился, представ Горшечником, хозяином Дома. Не божеское дело — горшки обжигать. Однако, нужно было кому-то объяснить Адаму и Еве, что Рай занимает лишь шестую часть «циферблата».

НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: