Марта Гримская. Кто подставил Васю Покрышкина. — М.: Эксмо, 2018

Роман украинской писательницы Марты Гримской «Усы стригут в полдень», отнесённый некоторыми рецензентами и критиками к жанру авантюрного романа с элементами политической сатиры, получает своё продолжение.

Очередное её творение выходит под названием «Кто подставил Васю Покрышкина» и… сразу же заставляет всерьёз задуматься относительно правильности трактовки его первой части.

Известно, что судьба продолжений, как правило, драматична. Они и пишутся труднее, а зачастую, в глазах читателя (смотрителя, слушателя), и вовсе перечёркивают изначальный авторский замысел по той простой причине, что ему, — читателю, рецензенту, критику, — со стороны всегда виднее.

Нельзя отрицать, что в первой части, как говорят юристы, все признаки были налицо — театр абсурда системного политического существования, идея создания фейковой партии во главе с авантюрным героем (он же — маленький лишний человек, давно прописавшийся в русской литературе), чиновная подлость и глупость, циничный олигархический материализм, наконец, традиционно безмолвствующий народ, ведомый в сытое светлое будущее воздетой к небу палкой колбасы.

Однако во второй части происходит очевидный дрейф от авантюрного романа к буффонаде, от политической сатиры к откровенному бурлеску. А иногда бурлеск приобретает и вовсе сказочные черты.

С самого начала тон повествования задаётся почти андерсоновским языком:

Тут и там расхаживали заморские павлины, то раскрывая, как веера — дамы полусвета, то складывая свои немыслимы хвосты и периодически крича дурными голосами. Над поместьем пролетали охотничьи соколы, крошечные колибри впивались клювиками в рыльца тропических цветов, а венчики были такими крупными и мясистыми, что, казалось, ещё чуть-чуть — и, закрывшись, поглотят птиц…

Сказочности повествованию добавляет ещё и то, что действие романа разворачивается в одной из «банановых республик», в которой недвусмысленно угадывается родное сладко-дымящее Отечество — имена персонажей, атмосфера, нравы.

При условной разметке политического пространства Марта Гримская вроде бы также пользуется чисто сказочным приёмом: есть банановая республика, которая воюет с кокосовой, граничащей, в свою очередь, с мандариновой…

Будто бы это даже не Свифт с его непримиримо враждующими остроконечниками и тупоконечниками, а какой-нибудь Джанни Родари или Носов.

Но едва ли данный приём выглядит вполне понятным и оправданным на фоне заметно одряхлевшего, но пока что всё ещё живого мема 90-х, когда Россию называли и «страной-бензоколонкой», и «Верхней Вольтой с ракетами». Оттуда же упоминаемое в тексте романа категорически незабвенное: «мочить в сортире».

Идея управления «банановой республикой» сходкой полукриминальных олигархов и даже песня группы «Блестящие» про бананы-кокосы-апельсиновый рай, которая, рискну предположить, неожиданно предательски выскочила из подсознания в не самый подходящий момент — всё это тоже мемы канувших в Лету девяностых.

Объясняется ли подобная метафористика тем, что Россия, по мнению автора, застряла там навсегда или тем, что представления автора о ней с тех самых пор пребывают в неизменности, наверняка сказать трудно. Политическая сатира давно отошла от своего классического определения, предписывавшего ей резкое обличение и высмеивание существующего.

Сегодня довольно уже того, что она занимается обличением и высмеиванием некоего устойчивого представления о нём, сформированного у определённых социальных групп в виде, по сути, уже готовых карикатур и сатирических штампов.

Роль автора, таким образом, становится сродни роли писца-переписчика в древнем мире, ведущего путаную «двойную» бухгалтерию по причине того, что писать приходится по написанному, и которого за любую отсебятину могут замуровать живьём в кирпичной стене. К счастью, ныне и отношение к слову легче, и нравы мягче.

Марта Гримская

В результате у неангажированного читателя эффект узнавания, практически обязательный для текстов сатирического направления, происходит либо с трудом, как в случае с «банановой республикой», либо, напротив, становится чрезмерным.

Так, страсть к рыбалке и щучьей ухе, приписываемая марионеточному президенту, выглядит излишне прямолинейной, а намёк на то, что с его ролью справился бы кто угодно лучше, чем он сам, например, некий талантливо артистический плут, выглядит банальным. На это и оппозиционное радио не первый год намекает. Не зря в финале главный герой, выписанный на замену Гаранту прямо из-под софитов заокеанской порно студии, бесследно исчезает, в результате чего президентский трон остаётся пустующим. Как говорится, ох, тяжела ты, шапка-невидимка.

И всё-таки, несмотря на некоторые анахронизмы и странности, читать роман Марты Гримской, полнящийся по-гоголевски колоритными персонажами, нескучно и, я бы даже сказал, довольно весело. Особенно если потенциальный читатель склонен интерпретировать скандально нашумевший фильм «Смерть Сталина» в качестве комедии, а не как тяжкое оскорбление, нанесённое чувствам верующих.

Роман как галерея современного искусства полнится модными режиссёрами, писателями, продюсерами, представителями нетрадиционной сексуальной оппозиции (умышленная оговорка по Фрейду), ломкими фотомоделями, отважными балеринами, десантирующимися с вертолётов. Не обойдены вниманием и сексуальные скандалы с харассментом.

Роман «Кто подставил Васю Покрышкина» написан живо, образно и ярко. Как и предыдущее творение Марты Гримской «Усы стригут в полдень» он проникнут духом креативного художественного авантюризма и подкупающе заразительной верой автора в силу живого неформального искусства.

Думаю, хороша была бы и пьеса. (Допустим, для ТЕАТРА.DOC). Правда, для получения максимального удовольствия от чтения нужно быть внутренне готовым к тому, что вся конструкция романа может показаться легкомысленно зависшей в воздухе. От сказки, которая, как известно, ложь, не следует ожидать ничего, кроме намёков.

Да и те, возможно, будут указывать на весьма толстые обстоятельства.


НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: