ПРОДОЛЖЕНИЕ. НАЧАЛО ЗДЕСЬ

2. Гвардейская хунта

В 1698 году в Москве случился стрелецкий мятеж. По выражению английского придворного поэта Джона Харингтона «мятеж не может кончиться удачей, — в противном случае его зовут иначе» (Treason doth never prosper, what’s the reason? For if it prosper, none dare call it Treason. Перевод С.Я.Маршака).

Однако подавление мятежа означало вовсе не возвращение к прежним порядкам. Победившая сторона во главе с Петром Первым осуществила перемены, которые смело можно назвать государственным переворотом.

Перемены эти в «Истории Карла XII» описал Вольтер. Первым делом Петр ставит под контроль своей «регулярной полиции» русские города. Следующим шагом стало смещение обладавшего до этого огромной властью Патриарха, а Петр объявил себя главой Церкви. Петр распустил 30-тысячное войско стрельцов и заменил их регулярной армией, в основном, из иностранцев. Вольтер отмечает крайнюю жестокость, с которой Петр проводил свои преобразования. Говоря о них, Вольтер проводит аналогию с завоеванием Мексики Кортесом. И аналогия эта очень точная.

Произошли изменения и в положении крестьян. Петром было, фактически, введено рабство. Ведь право помещика по своему усмотрению наказывать крестьянина вплоть до смертной казни, распоряжаться его имуществом, продавать по отдельности членов крестьянской семьи и есть прямое определение рабства. (Все эти свинцовые мерзости русской жизни существовали и при Пушкине: продавать людей отдельно от их семейств, было запрещено только в 1833 году, а регламентация наказаний, которым помещики подвергали крестьян, была введена в 1846-м). Василий Ключевский так описал установившийся порядок: «Россия — … строго рабовладельческое царство античного или восточного типа» (В.О. Ключевский, «Русская история», Лекция LXXII).

Чем были вызваны эти преобразования? 17-й (то есть допетровский) век в российской торговле получил название голландского. Голландские купцы (торговые агенты империи Габсбургов) осуществляли вывоз из России зерна, которое производили крепостные крестьяне. Зерно это, в частности, было нужно для снабжения возникших к тому времени европейских массовых армий.

Вывоз зерна шел через Балтику, поскольку торговый путь через Белое море был блокирован англичанами. Однако в конце 17 века на контроль над балтийской торговлей начинает претендовать Швеция. Начавшиеся в 1698 году петровские реформы и были направлены на то, чтобы создать армию, способную разбить Швецию и не дать ей установить контроль над балтийскими торговыми путями, Вдобавок решалась задача увеличить объем вывоза из России. Для этого и была установлена жесткая петровская диктатура.

Кто же осуществлял эту диктатуру? Гвардейская корпорация или, вернее сказать, хунта. Власть держалась на штыках гвардейцев.

«Гвардия являлась ядром русской армии…Петр I часто доверял гвардейцам среднего звена командование целыми армейскими соединениями… Гвардейские полки стали школой командного состава» (Екатерина Болтунова, «Гвардия Петра Великого как военная корпорация», Москва, РГГУ, 2011,, с.49-51).

Но не только на штыках. Гвардия срослась с государственным аппаратом. «В первой четверти 18 века… гвардия практически участвует в работе государственного аппарата, становится своего рода аппаратом, особой надстройкой над основной гражданской системой. Преображенцы и семеновцы используются для выполнения полицейских обязанностей, таких, как сбор контрибуции, изъятия контрабандных товаров, задержания обвиняемых, караул арестованных и их имущества. На протяжении первой четверти 18 в. они неизменно доставляют рекрутов для армии, ремесленников для «спешных» строек, дьяков и подьячих для работы в Священном Синоде, плотников для переселения в новую столицу, кузнецов для строительства пристаней. Они «понуждали губернаторов и вице-губернаторов и воевод о высылке в Санктпитербурх всякого чина людей, которым надлежит строитца на Васильевском острову», надзирали за рубкой леса, выполняли разного рода курьерские обязанности, сопровождали грузы и «казну». Во все время царствования первого русского императора преображенцы и семеновцы производили самые разные аресты…, а также конвоировали колодников… Со временем чины Преображенского и Семеновского полков стали привлекаться в процедуре следствия и суда. При этом гвардейцам поручали расследования самого разного порядка, начиная от бытового воровства и заканчивая делами о государственных преступлениях и коррупции… утверждались временные комиссии для рассмотрения дел по государственным преступлениям о «похищении казны», или так называемые майорские розыскные канцелярии… они были ликвидированы в 1724 году, однако возникшая вслед за тем Тайная канцелярия по своей форме и по существу практически повторяла всю эту систему. Гвардия принимала также активнейшее участие и в системе административного управления страной… Гвардейцы назначались на административные должности, как в прифронтовых районах, так и в областях, удаленных от очагов войны… На преображенцев было возложено огромное количество мелких, но чрезвычайно важных для государства дел… они участвовали в укреплении городских сооружений, строительстве самих городов, создании фортификационных сооружений, дорог и мостов, каналов и шлюзов, пристаней и кораблей, литье пушек и доставке провианта, организации работы на верфях и на новых промышленных предприятиях, планировке садов и парков новой столицы, сборе статистической информации… Совершенно уникальным представляется участие гвардии в формировании внешнеполитической линии России указанного периода. Участие преображенцев и семеновцев в решении дипломатических задач было чрезвычайно активным и многоплановым…» (там же, с. 59-65).

Деятельность их хорошо вознаграждалась. Помимо жалования «гвардейцы постоянно получали земли, наделы под строительство домов в Санкт-Петербурге… они просили о прибавлении деревень, о решении в их пользу вопросов о наследстве, о защите собственности и взыскании невыплаченных денег, об утверждении за собой земель, «исконно принадлежащих» и «незаконно» кем-то захваченных… Примечательно, что решения по большинству подобных дел, даже самых мелких, были положительными» (там же, с.111).

Гвардия была государством в государстве: она «долгое время оставалась особой группой и в рамках судебной системы страны. Все дела по тяжбам гвардейцев (взимание долгов, производства разного рода выплат, споры с сослуживцами и другими помещиками, противоправные действия принадлежавших гвардейцам крестьян, сыск беглых, разбор случаев грабежа или нанесения ущерба) рассматривались в Преображенском и Семеновском полках» (там же, с.87), то есть внутри своей корпорации.

Императора со своей гвардией связывали особые отношения: «фактически гвардейцы петровского царствования находились в курсе всех более или менее крупных военно-политических дел. Петр I лично сообщал о событиях такого рода своим многочисленным друзьям в гвардии…» (там же, с.61).

В этом нет ничего удивительного, ведь Петр сам начинал свою военную карьеру в качестве бомбардира в гвардейском Преображенском полку.

Петр I в форме офицера Лейб-гвардии Преображенского полка

С 1800 года в гвардии утвердилась система шефов полков (почётных командиров). Шефами ряда гвардейских полков были назначены император, императрица и великие князья. Последний российский император Николай Второй в чине полковника был командиром батальона в том же Преображенском полку.

Об особых отношениях императоров с гвардейцами говорит случай с отцом поэта Сергеем Львовичем Пушкиным: «Он не любил носить перчаток и обыкновенно или забывал их дома, или терял. Явившись однажды ко двору, на бал, он чрезвычайно смутился и даже струсил, когда государь Павел Петрович изволил подойти к нему и спросить по-французски: «Отчего вы не танцуете?» — «Я потерял перчатки, Ваше величество». Государь поспешно снял с руки своей перчатки и, подавая их, ободрительным тоном сказал: «Вот вам мои, — взял его под руку и, подведя к одной даме, прибавил: «А вот вам и дама» (Воспоминания о детстве А.С. Пушкина со слов сестры его О.С. Павлищевой).

Добавим, что браки гвардейских офицеров строго контролировались – вплоть до конца XIX века женитьба на дочери купца, банкира или биржевика влекла за собой выход из гвардейского полка. Таким образом поддерживалась замкнутость корпорации.

А что же прочие российские дворяне, не гвардейцы? В 1762 году Петр III издал так и нереализованный в его время указ «О даровании вольности и свободы всему российскому дворянству». И это была не фигура речи. Дворяне, конечно, пользовались, в сравнении с крестьянами, определенными привилегиями, однако, положение их также мало отличалось от положения рабов.

Петр Первый требовал от дворян «обязательной службы, поголовной и бессрочной.. Он хотел завести точную статистику дворянского запаса и строго предписывал дворянам представлять в Разряд, а позднее в Сенат списки недорослей, своих детей и живших при них родственников не моложе 10 лет, а подросткам-сиротам самим являться в Москву для записи …Так, в 1704 г. сам Петр пересмотрел в Москве более 8 тысяч недорослей, вызванных из всех провинций. Эти смотры сопровождались распределением подростков по полкам и школам. В 1712 г. … их гужом отправили в Петербург на смотр и там распределили на три возраста: младшие назначены в Ревель учиться мореплаванию, средние — в Голландию для той же цели, а старшие зачислены в солдаты…. Вместе с недорослями или особо вызывались на смотры и взрослые дворяне, чтоб не укрывались по домам и всегда были в служебной исправности. Петр жестоко преследовал «нетство», неявку на смотр или для записи. Осенью 1714 г. велено было всем дворянам в возрасте от 10 до 30 лет явиться в наступающую зиму для записи при Сенате, с угрозой, что донесший на неявившегося, кто бы он ни был, хотя бы собственный слуга ослушника, получит все его пожитки и деревни. Еще беспощаднее указ 11 января 1722 г.: не явившийся на смотр подвергался «шельмованию», или «политической смерти»; он исключался из общества добрых людей и объявлялся вне закона; всякий безнаказанно мог его ограбить, ранить и даже убить; имя его, напечатанное, палач с барабанным боем прибивал к виселице на площади «для публики», дабы о нем всяк знал как о преслушателе указов и равном изменникам; кто такого нетчика поймает и приведет, тому обещана была половина его движимого и недвижимого имения, хотя бы то был его крепостной… Военная служба в продолжение бесконечной Северной войны сама собой стала постоянной, в точном смысле слова непрерывной. С наступлением мира дворян стали отпускать на побывку в деревни по очереди, обыкновенно раз в два года месяцев на шесть; отставку давали только за старостью или увечьем. Но и отставные не совсем пропадали для службы: их определяли в гарнизоны или к гражданским делам по местному управлению: только никуда не годных и недостаточных отставляли с некоторой пенсией из «госпитальных денег», особого налога на содержание военных госпиталей, или отсылали в монастыри на пропитание из монастырских доходов». (В.О.Ключевский, «Курс русской истории», Лекция LXII).

Согласно указу от 23 марта 1714 года – так называемому указу о единонаследии – дворянин становился не владельцем, а, по существу, смотрителем земельного имения. Имение нельзя было отчуждать, то есть продавать, дарить и т.п. Имение нельзя было дробить – у него мог быть только один наследник. Остальные дети помещика вынуждены были существовать на жалование, получаемое за службу.

Только в 1785 году, при Екатерине, появилась и была внедрена в жизнь «Грамота на права, вольности и преимущества благородного российского дворянства» (т.н. Жалованная грамота дворянству). Согласно грамоте всему дворянству предоставлялись те же права и привилегии, которые до сих пор имела только гвардейская верхушка: они получили свободу от обязательной службы, от телесных наказаний, свое корпоративное судопроизводство — дворянский суд, право частной собственности на свое имущество, в том числе недвижимое и т.д.

Итак, и отец, и мать А.С.Пушкина происходили из гвардейских родов, которые в 18 веке были в России хозяевами жизни. Однако при жизни А.С.Пушкина, в 19 веке, положение гвардейцев было уже совсем не то, что в предыдущем 18-м. Что же случилось? ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: