Семечки

В сумерки я, наконец, выключил комп, взял с кухни горсть тыквенных семечек и вышел на балкон. Я принялся ожесточенно лузгать семечки и смотреть вниз, туда, где между домами-коробками происходила жизнь…

image1

Вот проехал по дороге красный, отливающий белыми бликами мерседес, вот первые фонари загорелись на автостоянке; деревья чуть заметно шевелили листвой под влиянием легкого летнего ветра. Я задумался. Первая мысль была о том, что вот я уже минут пять как стою тут и совершенно механически ем эти семечки. Этот процесс, была вторая мысль, на самом деле ни что иное, как одна из типично русских (и украинских) техник медитации. Такое вот повторение одних и тех же движений, вводящее в транс. Тут даже не в семечках дело, семечки это предлог… Можно с таким же подходом мыть посуду, подметать полы, смотреть на звезды или на облака, читать мантры и так далее. Эффект будет тот же: на несколько секунд отключается внутренний диалог, и вы получаете возможность видеть жизнь — такой, которой в обычном своем зашоренном состоянии не видите. Потому что в этот момент механического действия все шоры как бы переключаются из области сознания и видения в область физического процесса, которым вы как будто бы полностью поглощены.

И все время, пока я думал это, я продолжал безостановочно лущить семки, и сам не заметил, как мои размышления постепенно прекратились, снова уступив место чистому незапятнанному восприятию (если бы двери восприятия были чисты, привет Блейку и Моррисону).

Около огромного глиняного мухомора, росшего перед автостоянкой среди зеленого газона, появился парень в оранжевой футболке и слегка расклешенных джинсах. Рядом с ним стояла большая собака — знаете, такая порода, похожая на медведя, светлокоричневая, пушистая, большая… Парень покопался что-то там с ошейником и достал из-за пазухи две шашки для кручения. Нити с шарами на конце… Шары эти, по идее, должны гореть, но у парня не горели. Он просто для тренировки взял их с собой на прогулку с собакой.

Парень стал вертеть шашки, периодически путаясь и ошибаясь, а я подумал про сэлинджеровского Холдена Колфилда. Сейчас объясню. Цепочка была такая: удивительно, как это в моем этом спально-гопническом районе оказался этот перец с шашками под мухомором. Если бы я сейчас, допустим, шел мимо, то непременно предложил бы ему попить пивка. Хотя не, вряд ли, ну разве что был бы сам уже не очень трезв. Ведь я давно уже так ни с кем на улицах не заговариваю. Наверное, вообще это Холден Колфилд во мне так проявился сейчас, ведь я перечитываю как раз «Над пропастью во ржи». Да, это чисто подростковая такая тема — спасаться от одиночества, всем подряд предлагая вместе выпить.

Я продолжал грызть семена.

В другом конце площадки перед автостоянкой, на тропинке я заметил влюбленную пару. Он — менеджер, в рубашке, с галстуком, весь только что с работы. Она — тоже офисная, сразу видно, на каблуках, все как полагается. Стоят, целуются. Собака подняла голову и посмотрела на парня, в который раз ударившего себя шарами по лицу, она посмотрела на него, честное слово, как на полного идиота, и тут я понял, что будь я живописцем, я бы непременно запечатлел эту сцену на холсте. При чем в угоду эстетической истине я бы пожертвовал фактической правдой и перенес влюбленную пару на первый план, а чуть сзади и левее поставил бы гриб и парня с шашками и взирающего на него с удивлением и укором медведеподобного пса. Еще левее я бы взял кусок дороги (пара стояла бы как раз на ее обочине) и пустил по ней мчащийся красный мерседес с белым отливом. Но… я не живописец, хотя и импрессионист.

Поэтому мне приходится выражаться словами. Картину-то я в своем воображении написал за пару секунд, а вот в словах мне это излагать (а вам читать) приходится гораздо дольше. Так, естественно и плавно, потекли мои мысли о несовершенстве вербального самовыражения и языка вообще. О его недостатках по сравнению с визуальными средствами. Да и о достоинствах тоже — скажем, на картине я ни за что не смог бы запечатлеть всех этих рассуждений про тыквенные семечки, медитацию, язык…

В этот момент семечки как раз закончились, я бросил вниз шелуху от последней из них, проводил ее взглядом до самой земли. Огни вечернего города в последний раз смазано сверкнули мне вслед, и я ушел к себе в комнату, чтобы записать этот пост. Спасибо, что дочитали…


комментария 3 на “Семечки”

  1. on 04 Июл 2009 at 7:58 пп admin

    Интересная картинка… Да и за пост спасибо!

  2. on 04 Июл 2009 at 9:30 пп Андрей Кашпура

    Шашки называются пои.

    А для медитации лучше всего — подсолнух. У него уникальная фракталовская структура. Недаром раньше, после тяжёлой работы, люди садились на крыльцо и щелкали подсолнух.

  3. on 05 Июл 2009 at 1:23 дп Вениамин Бог

    Картинка вот какая:

    Адриенн Биан. «Сумерки богов», 1997
    Масло, 90 * 110 см
    тут другие его работы есть

НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: