НАРКОМ ВНУТРЕННИХ ТЕЛ

Интервью Сандро Дывыдяна его другу по переписке Шиме Гершензяну, редактору радикальной ереванской газеты «На Арарат!»

— Ты с какого дуба рухнул, ара? Объясни читателям свою нетворческую биографию.

— Сандро я, урождённый Давыдян.

— А папан, маман, сестран, две собаки неармянской породы? Говорят, еще бабушка имеется консервативная…

— Ты семью не трогай, да? Собаки загрызут… Ладно, по порядку. Папаша героически погиб в Арцахе под колесами азербайджанского танка, когда шел в продмаг за пивом. Папаша, я имею в виду, а не танк – тот от наших драпал. Маманя ежедневно героически погибает на работе — руководит и идейно вдохновляет подпольный ереванскйй филиал МТС. Сестра Тато отбилась от рук ногами: выбилась в замдиректоры HEREVAN CHICKS LTD, но ей балабасов мало – по ночам подрабатывает официанткой в гей-клубе.

— Chiks – это чиксы? Настоящие ереванские чиксы?

— Зажигательные ереванские курочки табака.

— А бабушка со сворой?

— Другого полета птицы. Рузанна К.Ширинян — доктор музыкальных наук по истории армянской музыки, которой постоянно лечит всю семью, иногда наигрывая на дудуке. А псины подгавкивают.

— Ты вырос в центре Еревана, на улице Пушкина, 5. Как великий русский поэт повлиял на твои творческие поиски?

— Хреново повлиял – стихотворением «Анчар» про отравленное в хлам дерево. Впервые я самоубиться пытался на почве сугубо физической фрустрации — с малых лет завтракаю стаканом свежего молока на конопле и куском сыра. Семья возбухла – как-то раз вечером сестра моя Тато (ей 10 тогда было) закрыла свою фито-молочную лавку и ушла искать себя. Нашли стриптизёршей в подпольном гей-клубе «Жопа с ручкой». Семья запретила — теперь Тато шустрит официанткой, а мне пришлось перейти на молоко без ништяка. Я пошел другим путем кайфовой продукции и был обнаружен через несколько лет на дне бутылки, удолбанным в печень, но уже сложившимся литератором. Ереванская тюрьма народов вылечила, но об этом позже.

— Чем еще развлекался на досуге?

— Пивасян «Ереван» с Гоша Геваркян, кальян-мальян у Сулейман, на молоке коноплян – вот такой примерно был круг интересов. Кроме того, расширял кругозор эко-мухоморами, за ними ездили с Гошей в Дилижан. Ещё любил валяться на диван и смотреть MTV без звука, под музыку System Of A Down или Armenian Navi Band.

— Когда ты пришел в литературу, там кто-нибудь был?

— Если считать за литературу игру Planescape: Torment от преподобной Black Isle Studio — то да. Читать не люблю — чукча скорее писатель, но мои агенты пристально наблюдают за литературным процессом, так что я про всё и всех знаю. Поменяли точку сборки статьи Дани Шеповалова, читанные ещё в нежном возрасте, за что я ему благодарен, и читаю его, несмотря на то, что он стал писать хрень. С пелёнок фтыкал в fuckru.net, потом в «Удава» и в «Литпром». Сейчас положил на них болт, так как стал серьёзным писателем. Не аффтар я!

— Армянин — как коньяк. Сколько в Сандро Давыдяне звездочек?

— Считая мой последний литературный опыт – пять. Пять жемчужин трансцендентной мудрости. Пять подсказок молодому, но любопытному человеческому роду.

— Что говорит в тюрьме, где ты сидел 3 месяца, одна стенка другой стенке?

— Диктору нельзя каментить то, что происходит на экране. Вот и я не буду – интервью ведь в поддержку моего последнего крео, а не просто разговорчики в строю зэков. Так что читайте Сандро Давыдяна, покупайте по сети его электронные книжки, шлите SMS-ки на короткие, как слово «хуй», номера!

— Гуманиод ли Давыдян, ушедший от людей в горы?

— Да-да, Моисей-стайл – эта тема мне нравится. Ибо чтобы реально изменить себя и заработать на настоящую дхарму, нужно прокинуть друзей своих. Кастанеда-стайл. И съехать куда-нибудь. Например, в Канаду.

— Кастанаду? Что курите, батенька?

— Всё больше выпиваю. Иногда мешаю в пиво димедрол, но по большей части тупо пью. Хочу написать критическое эссе «Дао Сандро Давыдяна»: ебланство как творческая концепция». А хуле? Есть же Дао Локальных Сетей, Дао Финансового Менеджмента… Как и всякий настоящий чувак искусства, отчётливо ощущаю грядущий апокалипсис: вот уже и Мэтт Стоун дорисовывает последние серии «Саус Парка», и нового альбома «Кровостока» не предвидится. Моё творчество всегда было направлено на разжигание межнациональной розни, но я не вижу никакого фидбэка. Сплошь торжество национальной терпимости, дерьмократии и интеллектуального фашизма.

— Что видно в литературе хрену с горы?

— Будущее современной литературы вижу в таких писателях, как Ник Перумов… (задумывается) и прочих соцреалистах. Ведь чем сейчас молодёжь занята: захватывает замки, приручает драконов, учит заклинания, перекидывается фаерболами. Заводы стоят… какие, блядь, заводы, когда до семидесятого лэвэла пять процентов! С литературной точки зрения Ник, безусловно, говно, но его проза злободневна, его герои живут тем же, чем добрая половина ребят, у которых на борту есть 512 оперативки и выделенный канал в мир меча и магии. Кто пошустрее уже вовсю торгует недвижимостью: за Chateau Pixie D’Avydian в долине огнедышащих гоулов выкладывают как за двушку на Северном проспекте.

— Ты в сети пропал окончатно?

— Перефразируя классика: одна только сеть даёт мне работу, я выбиваю свой прайс кровью и потом. В детстве воровал пароли от модемного Инета, сейчас выделенный канал, перекупленный оптом у РИНЕТа трафик. (делает глупое лицо) В Интернете я общаюсь и узнаю много нового. Непосредственно в WWW сижу мало – вся порнография лежит в локалке. К сети отношусь так же, как к безопасному сексу: прогресс тормозит, но без этого никак. Тексты, которые я пишу и вешаю в сети, читают только мои друзья и знакомые. В целом не так уж и много информации я получил из этого хайтечного астрала, а вот времени просрал прилично. Вышла, кстати, книжка с названием вроде «IT sucks» — про переоценку роли информационных технологий в бизнесе. Впрочем… хрен знает на самом деле, сколько кто и почем.


НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: