Премьера спектакля «Русский репортёр» в Центре Высоцкого

Шла на спектакль с изрядной долей скепсиса: слишком часто работы и знаменитых режиссеров оказываются при ближайшем рассмотрении пародией на искусство; во всяком случае, после виктюковского «Короля-Арлекина» да отрывков из «Проекта J. О концепции Лика Сына Божьего» Ромео Кастеллуччи в театр меня уже никаким калачом было, пожалуй, не заманить. Что же говорить о более скромных именах! И все-таки рискнула. Рискнула, потому как уже познакомилась с текстами Марины Ахмедовой – спецкора журнала «Русский репортёр». Названия её книг, вышедших и готовящихся к выпуску в АСТ, – «Женский чеченский дневник», «Дом слепых», «Хадижа. Дневник смертницы», – говорят сами за себя. Но речь не о них. Речь о самой энергетике ахмедовской прозы, которая легко превращается в невероятную по силе воздействия пьесу. О спектакле «Русский репортёр», родившемся благодаря творческому союзу режиссёра Оксаны Цехович, драматурга Марины Ахмедовой и актрисы Ольги Прихудайловой. Ну а чем неожиданнее открытие, тем ценней… И тем радостней, что проект этот прозвучит в рамках киевского фестиваля «Институт театра одного актера» и Третьего всероссийского фестиваля «Профессия: журналист» (ЦДЖ, 10-15 октября 2011).

Если отдаться энергетическому потоку, в который вворачивает зрителя, будто в воронку, голос актрисы, то можно и впрямь ощутить себя не в зрительном зале, но на том самом поле, где разворачивается война противостояний – как реальная, так и экзистенциальная: война не только «добра» со «злом», но и война «собственно жизни» с её антонимом – чудовищным в жесточайшем своём бездушии мирком «среднестатистических обывателей». Они ведь и впрямь НЕ СЛЫШАТ. Не слышат выстрелов. Не слышат, потому как душа «запаршивела», ну а сердце… «Сердце моего соседа съела моль. Моль, притаившаяся в его старых вещах. Сначала она отложила в нём свои личинки, а когда те вылетели на свет в поисках других сердец, она съела его. Да, я в этом уверена…». И неизвестно, что, на самом деле, для ахмедовской героини страшней – жить с примитивными человекообразными или получить «честную пулю» от вроде бы человека: «И вот когда я произнесла эту фразу – “опусти руку”, – у меня перед глазами поплыл палец. Его палец – короткий, твёрдый, с чёрным ободом под ногтем. И я уже больше ничего не видела – ни его глаз с узкими зрачками, в которые я посылала свою улыбку, ни его губ, вытянувшихся в нитку, только грязь под ногтем указательного пальца. И тогда я спросила себя: “Какого черта?! Какого чёрта я тут делаю – в этом поле, заросшим жухлой травой, на солнцепёке? Что Я тут делаю одна?”».

Бойня на Северном Кавказе, теракты в столичном метро, прячущиеся под псевдобронёй индивидуализма эгоцентрики, стадо двуногих приматов, мерилом «гармонии» для которых является, как обычно, желудок… в «Русском репортёре» есть всё. Всё, но не только это.

Да, героиня едет в «горячие точки» намеренно, но не только профессиональный долг – «Ты не женщина: ты журналист!» – заставляет её срываться с места. «Неженщина-журналист» сыта по горло тем, что называется абсурдностью существования Homo Communus, и бежит этого. Бежит из двуличной Москвы, бежит из снулой провинции… Бежит, потому как именно эти «огненные» поездки – один из способов дышать и смотреть на собственное отражение в зеркале без содрогания: «Я знаю, как сильная мышца сжимается, когда стреляют из минометов. Я знаю, как она надувается, если рядом с тобой взрыв. Я знаю, как она сокращается, когда стреляют из автоматов… Я знаю, как одиночество в страхе бежит от меня прочь, когда стреляют… Я слышу звук его быстрых шагов». Бежит, потому как понимает: там есть «свои» и «чужие», ну а здесь – ни тех, ни других…

«Моль в сердце, – говорит Ольга Прихудайлова, – образ той самой тихой заводи, которая расползается по твоим жилам, а потом взрывается мощным потоком агрессии. Спектакль помогает увидеть собственную агрессию изнутри, и хотя бы на несколько часов прекратить войну с собой». «Русский репортёр» – исповедь человека, считающего своим долгом говорить обо всём, что происходит на нашем шарике, предельно открыто и честно… говорить так, чтобы в сердце зрителя не завелась ненароком пресловутая моль. Эта метафора, возможно, – тот самый стержень, который и держит спектакль, превращая его из «пьесы» в самую настоящую «объективную реальность». Режиссер Оксана Цехович также не называет данный проект просто спектаклем: «Кажется, это что-то другое – репортаж со сцены».


НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: