АРХИВ 'Глава восьмая':

Обложка и эпиграф – здесь. Глава первая – здесь. Предыдущая глава – здесь.

Истекая соплями своей аллергической простуды, Илья все же написал и отнес в редакцию заказанную ему Моросовой статейку о человеческом факторе, но ее что-то до сих пор еще не напечатали. С содержанием этого опуса мы ознакомимся в следующей главе, а здесь интересно отметить такую деталь: Илья наконец-то заметил, что один и тот же человек в разные моменты говорит разными голосами – с иным тембром, иными интонациями. И даже черты лица у него от случая к случаю меняются неузнаваемо. Как будто это не один и тот же человек…

Этот автор, когда он был еще в детском саду, любил ковыряться в старых трухлявых пнях. Он искал в них всякую живность. Старый пень ею просто переполнен – здесь и жучки, и личинки, и куколки самого разнообразного размера и формы. Все это открывается постепенно, по мере того, как снимаешь слой за слоем прель когда-то цветущего дерева. Естественная история смерти… В пне нет своей сути. Он не живой организм, а скорей общежитие. Кто-кто в теремочке живет? Погибло дерево, и вот пришли поселились в нем разные мелкие твари. Лесная нечисть – личинки и лярвы, как в голове Ильи или Дарьи. Светится ночью астральная плесень… (далее…)