АРХИВ 'Глава одиннадцатая':

Обложка и эпиграф – здесь. Глава первая – здесь. Предыдущая глава – здесь.

Сегодня воскресенье – самый ужасный день, потому что все дома, и нельзя обойтись без скандала. Все к нему хорошо подготовлены. Налицо следующие объективные предпосылки. Илюше не заплатили гонорар – денег нет. Марата Абрамовна где-то вчера достала очень тухлую рыбу – пахнет страшно. Фаина не ночевала дома – значит, не выспалась, злая. И наконец, Санькина учительница вчера грозно вызвала родителей в школу – что-то будет. Такова декорация – вклад каждого в общее дело.

В экзотических развалинах какого-то старинного храма, изнутри, впрочем, напоминающих Илюшину комнату, пол затянуло песком. В одном углу намело даже целый барханчик. На нём сидит Илюша, поджав под себя правую ногу, и смотрит наружу. И я тоже гляжу в пустынную даль – туда, где дрожит в ослепляющем свете жёлтый среднеазиатский пейзаж. Там жар, а здесь, в тени стен, так прохладно. Мы медленно, чинно беседуем – о подвигах, о доблести, о славе, о страхе божием… Да-да, здесь именно надо копать. Под этой грудой песка лежат глиняные черепки застарелой простуды и кремневый тесак родовой добродетели… Я напоминаю Илюше о Тройке, когда-то явившейся ему в этих песках. Ну еще бы – я был тогда так непомерно влюблён. Просто нелепо – она меня оттолкнула. Подтолкнула к рождению Саньки, сведя через годы с Фаиной. Может быть, это был как раз бог моего отца? Бог отец, бог сын и бог внук… Ты не прав, – говорю я и вдруг исчезаю – странное ощущение растворения сахара в чашке воды… А вместо меня появилась Фаина, с которой Илюша как будто опять примирён, как бы влюблён в неё снова. Они говорят о том, что надо учить Саньку музыке. Это будет пустой тратой времени, – говорит Фаина. Вот именно, это будет пустой тратой денег, – говорит Илья. Они, собственно, говорят одно и то же, и как раз именно это их раздражает, поскольку смысл того, что они говорят, почему-то не связывается. Они недовольны друг другом. Начинается спор. Фаина шипит. Илья запускает руку в песок, который мы с ним должны были вместе копать, нащупывает твердое, достаёт два ребра, с удивлением смотрит на них – кости предков? – потом размахивается ими – хочет ударить Фаину… Но её уже нет. Где она, чёрт возьми? Илья чувствует себя милиционером, преследующим правонарушителя. (далее…)