Начало книги — здесь. Предыдущая часть — здесь.

work_1945.jpg

…Когда она пришла в себя, то по-прежнему от ногтей на ногах до волос на голове была замотана в белые бинты. Правда, рот ей в этот раз приоткрыли — наверное, чтобы не задохнулась. А может быть, потому что внутри дома они чувствовали себя совсем безнаказанно.

Она сорвала голос тем нечленораздельным рыком, который иногда вырывался из ее нутра во время особо бурных жестикуляций, и вот уже полчаса как билась в абсолютной изоляции, лишенная даже остатков звучания. Начиная с шахты лифта. Вот о чем пели «Терапия» и «Джо Дивижен», подумала она, когда десятки рук в сиянии тянулись к ней с эластичными бинтами. К ней, безмолвно кричащей девчонке, кинутой сумасшедшим режиссером в современный немой фильм ужасов под сопровождение индустриального тапера. Она находилась в руках обезумевших тинейджеров – монстров, заключивших ее беззвучную слабость в кокон непроницаемого насилия. Изоляция.

Ее раздели догола. Мумифицировали в лифте. И теперь подняли на крышу высотника.
Ничего хорошего ее явно не ждало.

Фрагмент документального фильма «Дело о мумии»: МАЛХ

Сейчас, Слава Богу, люди, особенно молодые, понимают, что вся жизнь дается для одного, двух, в общем, у кого как, дел, идей – и важно их исполнить, или хотя бы попытаться, а все остальное уже как получится. Здорово, конечно, если получится еще и пожить. Но жизнь дана только ради одного дня, в который все и случится, и день этот случается ради всей жизни. Мы яркий пример этому. Что стоит ваш тысячелетний мир, если несколько часов в нашем…

В общем, и так ясно… Что тут болтать… Я уже повторяюсь…

Наверное, мы были не во всем правы. Иногда мне хочется, чтобы вообще меня оставили в покое, даже мой друг… Хочу жить в деревне, ни о чем не вспоминать – ни о прошлом, ни о настоящем, жить вдали от этого всего спокойно. Конечно, сейчас такая иллюзия то и дело всплывает… С возрастом… Но тогда я думал о другом… О том, чтобы не прожить зря, чтобы не стать никем, чтобы не погрузиться в покой… Всем свой день, всему свои дела… Хорошо, что хватило смелости… Сделать то, что я сделал. Вписаться в такой блуд. И не испугаться стать самим собой. Обоссаться, обосраться, со страхом и без страха пройти через огонь, воды и медные трубы… Ну а теперь можно и пожалеть о загубленной молодости. Это уже неважно. Все, на самом деле, дико хорошо. Сейчас бы я на такое, боюсь, не решился.
Хорошо, что у других хватает смелости жить сразу в деревне. В принципе, и то, и другое — равноценное исполнение своей миссии. Похоронить себя заживо. Умереть. Просто по-разному. Какой-то из этих способов, возможно, более естествен. Но сколько таких отшельников имеют «свою мумию» за спиной? А?

Хахахахаха… Одну, как минимум. Иначе не смогут они спокойно ощутить покой и насладиться пустотой. Уж поверь мне.

ВУКОЛ (интервью автору книги «В розыске Мумия!»):

Не разбрасывайтесь. Выразите себя в воображаемом вами для себя деле. Каким бы оно нелепым или безумным не казалось. Это возможно. Вегетарианец может работать от грузчика в овощном магазине до рекламного клипмейкера. От и до – так и во всем остальном. Мы выбрали это, потому что ни с чем иным свое будущее не связывали. Это видение заполнило собою все впереди, и, не пройдя через это, мы бы уже не пошли туда, куда вел нас, как мы верили, Бог.

Фрагмент документального фильма «Дело о мумии»: МАЛХ:

Раскрыли случайно.

Как всегда бывает в таких вещах. Ну что ж. Делали облаву на скрывающихся дезертиров из Чечни и ворвались к нам.

Ба-бах! Вначале даже не врубились. Ушли. Но потом тут же вернулись. А что это вы кого-то прячете?

И… так-так…

Да, ошибкой было насилие. Нам нужна была подружка. Настоящая девочка, которая бы сама согласилась на этот эксперимент… Конечно. Но не всегда получается идеально. Хотя – очень хочется…

Возможно, следующим повезет больше. А сейчас я хочу, чтобы вы меня не трогали и дали поспать… отдохнуть…

Продолжение…

А в общем-то… неужели вы бы не позволили себя замуровать на несколько месяцев в склепе, если бы он был с видом на океан и если бы любое ваше желание, ну, кроме побега, тут же исполнялось бы двумя нимфами… Не все так просто… Сложно… Но мы ищем… Мы пробуем… И это – крайне важно, уже для всех, кто родственен нам по Духу… Ибо наши находки и их… Их прогресс… и наше… Самосовершенствование.

Совершенствование нутра и наружи и между – все это творчество, со-творчество Богу, его миру, сотворчество его людей, себя самого и Его… И всего этого в Нем… Для Него… Дотворя Его Само Совершенство…

Это одновременно религиозный опыт, допинг, сказка и отображение… и многое другое… Наметить идеальную и практическую среду для развития всех…

ВУКОЛ (интервью автору книги «В розыске Мумия!»):

Жалею ли я о случившемся? О том, что потеряны эти годы… И еще сколько в будущем… Четыре…

Знаете, кто теряет время? Преступление, как и наркотик, любовь, творчество, религия, – оно не устаревает, оно вечно активно, оно всегда сильнодействующее. Политика, наука, деньги, молодость – все теряет ценность, и приходят новые. Творчество, вера, наслаждение, жизнь и смерть неизменны, они вечны. Я в вечности – как художник или Святой. Для меня не существует ваших лет, возраста, быта, сроков. Эти годы – нужны или для подготовки, или для реализации. Я сделал то, что захотел. Я пожал, то, что посеял, и сею вновь. Мое поле – я сам, мои семена – мечты, мои всходы – вы. Все это урожай для Неба. Я много болтаю. Этому способствует форма интервью. Чтобы я хотел ей передать, если бы она могла меня услышать?

Хм. Ты уже научилась скрещивать пальцы ног на удачу?

(Долгая пауза. Вукол смотрит на женщину-журналиста с другой стороны стола.)

Я сейчас подумал о вас как о своей мумии. Вы бы тогда за секунду много поняли. Больше, чем за все это часовое интервью… Честное слово.

Теперь, когда она закончила школу, вкусила мерзости работы, нечистоты высшего образования, разочарования самостоятельной жизни, тупиковость карьеризма, бессмысленность долга, убожество замужества, боль измены и прочего взрослого дерьма… Теперь… я уверен… Я просто-напросто уверен, что она считает произошедшее с нами – лучшими днями своей жизни. Самыми значимыми и великими на бытовом и личном уровне. Именно они дают ей ощущение жизни, проживаемой не зря. Она молится на те дни. А вы говорите о каких-то извинениях . Я удивлен, что она не благодарила нас на каждом углу все эти годы… Наверное, потому что немая… Все… Я взбешен… Я зол на эту маленькую неблагодарную сучку… Ее надо наказать… Все… Интервью законченно.

Пока!

Фрагмент документального фильма «Дело о мумии»: МАЛХ

Думал ли я о ней?

А что она? Боже мой, да кто больше ее любил, чем я? А? Кто поставил ее в центр мироздания? А? Я тебя спрашиваю! Когда же жертва поймет и даст согласие на отведенную ей роль безропотно и смиренно?! Тогда все пойдет, как по маслу. И она начнет получать такое же наслаждение от происходящего. Это не больное садомазохистское воображение фана Клайва Баркера. Нет.

Сопротивление преступлению равносильно сопротивлению действию принятого наркотика. Бесполезно, опасно и чревато.

А, летя по течению, возможно даже получить удовольствие и с легкостью выйти из положения.

Лучше, чем можно себе представить.

Конечно, можно попробовать нейтрализовать. Ну, убежала бы сразу. А раз играешь, то играй до конца. В общем, конечно, все противоречиво, запутанно, но… Мы не хотели причинить ей вреда, мы любили ее. Он уж точно.

Проблема, одна из основных, была в том, что она глухонемая, мы-то ее понимали великолепно по губам… (Пропуск)

Нас выставили садистами, издевающимися над девочкой-инвалидом, похитителями ребенка, да мы сами были дети, и прочее, прочее, прочее…

Но нам не нужен был выкуп, нам нужна была она. Мы вовсе не считали ее этот недостаток – инвалидностью. Мы относились к ней, точно также, как к любой на ее месте. Она действительно была прекрасной девчонкой. Ее тело возбуждало круглосуточно и подзывало. Когда наши взгляды встречались, я кончал. Честное слово. Я до сих пор мастурбирую на нее. Благо, все к этому располагает. И я молю Бога только об одном, чтобы мы вырвались отсюда и придумали что-нибудь получше. Покруче.

(Длинная пауза).

Ведь все, что мы сделали, так мелко. Местечково. Наивно. Нет размаха. Кстати, мы ничего особенного и не придумывали. Наверное, эта идея, пришедшая к нам (ему вначале, потом и мне во всех деталях) была чем-то вроде озарения творцов. Потому что исполнение ее было поистине вдохновенным.

Все лежало на поверхности. Мне кажется, так делали все. Просто поймали нас.

work_1959.jpg

Художественные вставки, вырезанные из первого издания книги «В Розыске Мумия!»

Старые дома разрушаются, а новые строятся. В старых — лифты не работают, а в новых только заработали. Новые районы, пустующие дома, долгострои – рай для того, чтобы сделать паузу в заметании следов. В одном из таких и жил Малх.

Рядом кипит жизнь, шаг в сторону – и уже городские джунгли. Новостройки, оазисы в русских джунглях. Спальный район для того, чтобы спать и пережидать. Там они и сделали перевалочный пункт и отсиделись до утра, чтобы пожаловать в центр, абсолютно вымерший. Добро пожаловать, сказали они ей. Добро пожаловать.

Потом были ключи от машины. Они ее использовали на все 100. Скоро будет квартира, где они скроются окончательно.

В утреннем городе автомобиль несся без тормозов, с мумией на заднем сиденье и двумя яростно зевающими семнадцатилетними парнями, один из которых закрывал глаза тому, кто был за рулем. Конечно же, Малх – Вуколу. А тот, в свою очередь, жал и жал на педаль газа. И оперение Ангела-Хранителя закрывало их от постов стражей порядка и разгоняло перед ними всех ночных зевак…

Через полчаса оказались на месте.

Машина была приоткрыта… и они не выключили мотор… Огляделись… Когда поняли, что улица пуста и чиста… Шумя и шутя, слегка таясь, они извлекли мумию и затащили, то и дело роняя ее, на третий этаж по старинной роскошной лестнице.

«Труп никогда не вносят», — парни хихикали.

И поэтому на это никто так не смотрит подозрительно.

Тем более по утрам выходного летнего дня, когда весь город дрыхнет на дачах.
Подростки поставили ее в угол и рухнули спать. Ночь вспоминалась им в обрывках трейлеров к психоделическим фильмам образца 1967-го года…

Сначала они оказались дома у Малха, на Ленинском проспекте, который был тем самым перевалочным пунктом между ее миром и пустой квартирой на Моховой, где ей предстояло быть помещенной, как в египетскую пирамиду, и забальзамированной в их удовольствиях. В квартиру к Малху попасть было нельзя, так как там были родители, но зато в их распоряжении оставались крыша и чердак дома 137-й серии… Там они и пробыли до утра…
Костер из ее одежды и сумки, разожженный ими на крыше, догорал, и теперь она была полностью их.

Видоизмененная героиня их фильма со стертой личной историей.

Пролетающие птицы снижались спиралями на кошек, одним дыханием отпугивая этих охотников, которые забивались в подвалы, увидев, как в кошмаре, пикирующих с небес крылатых существ с человеческими головами, голубиными оранжевыми глазами и орлиными клювами…

Из их ртов вырывалось драконье пламя, будоражащее все кошачье нутро, заставляющее прятать когти в розовые подушечки лапок, спасаться бегством и укрываться от посланников небес хотя бы и в собачьих будках, ведь дыхание этих крылатых пришельцев было еще нестерпимее и страшнее, чем то, как они выглядели… Оно напоминало голодным и ободранным кошкам о каких-то дворцовых покоях, полных драгоценностей и наложниц… В подушках и блюдах, полных плодов… Об их истинном царственном происхождении, о котором прилетели напомнить Боги, или съесть их в течение 24 часов… И кошки, впитав это дыхание, посмотрев эти кошмары и переварив всю полученную информацию, ушли следующей же ночью – на юг из северного города. На целое лето из города исчезли все кошки… На это обратили внимание, но далеко не сразу… как и на то, что девочка не убежала от бабушки…и что она исчезла не просто так…

Мумия. Живая мумия открыла свои слегка раскосые глаза и посмотрела перед собою. Она увидела участок крыши высотного здания и открывающий вид на аэропорт. Самолет взлетел и пролетел мимо… над ней… но гораздо ближе пронеслось вдруг мальчишеское тело, а потом второе. Они проснулись и забегали, дрожа от холода и пытаясь согреться у костерка. Потом они бродили по карнизам и паребрикам на высоте 18 этажей и смеялись над этими детскими роковыми опасностями, показывая ей свою ловкость, в которой она видела совершенную отмороженность и полное отсутствие у нее шансов хоть что-то объяснить этим уродам. Она теряла надежду на нормальную развязку всей это кошмарной истории. Продолжение — ЗДЕСЬ


Один отзыв на “Глава 1. КУКЛА ВУКОЛА. Фрагмент 9”

  1. on 29 Ноя 2017 at 5:30 дп JimmiNil

    7ux5gI http://www.LnAJ7K8QSpfMO2wQ8gO.com

Comments RSS

Ответить

Версия для печати