Принц стоял на последней ступеньке лестницы в небо. Дальше идти было некуда. Он хотел обернуться к О. и сообщить ей об этом, когда зазвучала божественная музыка, и уголок неба отвернулся, словно плохо приклеенные обои. Из-за уголка хлынул мягкий, сладостный свет.

В первый момент П. и О. были немного ошеломлены, даже чуть не свалились с лестницы, но потом привыкли.

С той стороны на них смотрело полупрозрачное перламутровое божество. Оно протянуло им свою руку — такую огромную, что при движении вокруг нее гудел воздух. Другой ручищей божество делало им недвусмысленные ободряющие знаки. Пахло благовониями.

Принц перехватил лестницу поудобнее. Ладони заметно вспотели.

— Надо раскачать лестницу, и прыгать, — без особого энтузиазма сообщил он, обернувшись к О. через плечо. — Иначе не дотянемся.

О. промолчала. П. повисл на руках и сделал первый хороший взмах обеими ногами.

— Эй! Ты так раскачаешь лестницу! — завизжала О., словно очнувшись, — Мы упадем!!

— Знаю! Не кричи на меня!.. Лестницы.. для того и предназначены, чтобы с них падать..

— Прекрати! Если мы прыгнем, мы разобьемся! — взвизгнула О. громче прежнего.

П. посмотрел на нее. В глазах О. горели два живучих испуга.

— Смотри, земли уже не видно.. Мы определенно.. на.. головокружительной.. высоте, — продолжил П. свои рассуждения, не прекращая раскачивать лестницу.

— И что?!

— А то.. что тут.. все наоборот!

Лестница пошла волнами, каждая из которых была выше предыдущей..

— И что, дурацкие планы нужно считать умными?!

— Нет.. Верх.. и.. низ.. путаются.. здесь!. Если мы.. упадем.. то вверх!

Олакрез посмотрела себе под ноги. Там была только лестница, лестница и лестница, дальний конец которой уходил куда-то в сторону — в облака. Она помнила, что дальний от нее конец лестницы должен быть внизу, но здесь, глубоко-глубоко в синем небе, на «головокружительной» высоте, он казался просто — «тем концом». Низа не было. Земли не было.

Олакрез глубоко прерывисто вздохнула — и сошла с лестницы в небо.

П. только глаза выпучил.

Олакрез вздохнула еще раз — и немного взлетела.

Божество оживленно замахало им.

Принц сошел с лестницы, как в бассейн. Он дышал, как проклятый — и каким-то чудом держался в воздухе. Лестница исчезла из виду. «Наверное, я падаю сейчас в невообразимую глубину, — подумал П. — свободное падение.. поэтому мне кажется, что я лечу на месте. Это называется невесомостью.»

Он отчаянно замахал руками, и подплыл к О., которая уже вылезала на цикламеновую ладонь великана, хватаясь за складки кожи. Рука была мягкой и пахла рахат-лукумом.

Comments RSS

Ответить

Версия для печати