Я ничуть не удивился, когда увидел Деда, сидевшего на траве рядышком с Олакрез. Они наблюдали, как я купаюсь, словно в этом была особая красота.

Я сразу понял, что он не родственник Олакрез, а просто – Дед. Дед был похож немного на Чапаева и немного на Тарковского. На нем была черная майка с надписью «BORN DEAD» и какая-то особая пелена нереальности, словно он пребывал в другом мире – то ли вообще в параллельном мире, то ли просто в мире с самим собой. Дед улыбнулся мне одними глазами из-под замшелых бровей, и я сразу почувствовал себя дома.

Trackback URI | Comments RSS

Ответить

Версия для печати