У Деда в голове была фантазия – замороженный джем из лепестков диковинного цветка Самозабвении.

Долгими зимними вечерами, когда Дед сиживал перед большим камином, жег толстые поленья и задумчиво смотрел в огонь – в его голове засахаренные в инее лепестки постепенно оттаивали. И тогда ему на ум приходили размороженные мысли – то есть, самозабвенные, как сверчок, заснувший в часах. Мысли, переходящие в полуостровасли и даже островасли, окруженные, словно саргассовым морем, бескрайним разноцветным колеблющимся бессознательным.

Иногда фантазия продолжала таять до утра, и тогда Дед мог очнуться только при свете дня, с тяжелой головой – и в недоумении осматривался вокруг, не понимая, куда делась ночь. Смутные догадки о том, что за Волшебник поместил диковинный джем в его голову, вспыхивали на лице Деда, как последние огоньки углей, оседавших в камине. Мысли его раздваивались, глаза становились разноцветными: один – голубым, а другой зеленым. Наконец, он хлопал себя по лбу и выходил на улицу – смотреть, как над горами за Дремучим лесом сгущаются сладкие сливочные сумерки.

Trackback URI | Comments RSS

Ответить

Версия для печати