ПРЕЕМНИКОМ ПОБЕДЫ, ДОБЫТОЙ НА ПОЛЕ БОЯ, ДОЛЖНА СТАТЬ БУДУЩАЯ МИРНАЯ ПОБЕДА РОССИИ И ВСЕГО НЕЗАПАДНОГО ЧЕЛОВЕЧЕСТВА НАД ГЛОБАЛЬНЫМ ПРОЕКТОМ США

Празднование 70-летия Победы в Великой Отечественной войне обретает особое значение – никогда еще страна не встречала этот праздник в такой напряженной ситуации.

Приостановленная война на Украине, как и глобальный конфликт с США, частью которого она является, создают совершено иной фон для юбилея, придают Победе новый смысл и измерение.

Конечно, в 1995-м и 2000-м страна тоже отмечала праздник в более чем непростой ситуации – во время войн в Чечне. Тогда война шла непосредственно на территории России, и на кону стояло восстановление единства страны, все же сейчас накал борьбы и ставки гораздо выше. Двадцать и пятнадцать лет назад Россия была значительно слабее – и внутри, и тем более во внешнем мире. Но сейчас, став сильнее (но вовсе не достигнув необходимых для уверенного развития устойчивости и мощи), она столкнулась и с гораздо более сильным давлением. Блокада, объявленная США, не привела к изоляции нашей страны, но все равно создала серьезные сложности для нашей экономики, поставила на грань разрыва отношения с Европой.

В любой момент возможно возобновление войны на Украине, возникновение новых очагов конфликта, в том числе и в регионах, непосредственно прилегающих к нашим границам, углубление конфронтации с Соединенными Штатами. И она неустранима мирным, полюбовным путем, потому что принципиальные противоречия между двумя моделями мирового устройства – глобалистским проектом англосаксов и многополярным миром, в котором все основные силы стремятся к минимизации конфликтов за счет поиска баланса интересов основных мировых цивилизаций и региональных блоков, только углубляются.

Атлантисты, несмотря на все более явные признаки провала их проекта, добровольно от него не откажутся – слишком высоки амбиции и ставки. Для того чтобы принудить их к сворачиванию планов глобального господства (как минимум, в той форме «мира по-американски», которую они сейчас продвигают), нужна солидарная работа всех незападных центров силы на всех фронтах – финансово-экономическом, дипломатическом, идеологическом и военном. Только это дает шанс на то, что крах англосаксонского глобального проекта будет относительно мирным, то есть человечеству не придется платить за отказ от него непомерную цену мировой войны. Именно поэтому уроки войны 1939-1945 годов и приобретают такое большое значение: та наша Победа должна стать последней в истории глобальных мировых войн.

Преемником победы, достигнутой на поле боя, должна быть наша будущая победа, которую мы достигнем на фронтах невидимых войн – с минимальным допущением локальных военных конфликтов. При этом новая победа – сколько бы лет для ее достижения ни потребовалось (10 или 20) станет победой не только России, но и всего незападного человечества. Оно получит возможности для самостоятельного обустройства своего бытия — государственного и общественного.

Россия при этом не будет нести на себе основной груз «войны», потому что наша роль заключается в первую очередь в выстраивании грамотного стратегического плана по построению антиглобалистского альянса и принятии верных тактических решений.

Это будет борьбой геополитических стратегий и личного мастерства элит – англосаксонской и в первую очередь русской. Русской – потому что при всем мастерстве китайской, арабской, персидской, индийской и прочих национальных элит, глобальная наднациональная, надконфессиональная стратегия может продвигаться только Россией. Это предопределено самим местом России в мире. В отличие от любой другой цивилизации, мы можем совместить отстаивание своих национальных интересов с уважением и признанием национальных интересов других стран, что показал не только коммунистический, но и имперский период.

Благодаря им Россия во всем мире воспринимается как уникальная глобальная сила, способная противостоять Западу, но при этом уже не ассоциируется с конкретной универсальной идеологией, как это было во время коммунизма. Отказ от него принес нам во внешнем мире и минусы, и плюсы. С одной стороны, мы перестали (думается, что временно) восприниматься как сила, выступающая за социальное равноправие, справедливый уклад жизни и высокие моральные принципы, но с другой — при этом нас больше не могут упрекнуть в антинациональном характере нашей идеологии и продвижении «красной версии» империализма.

Политика СССР по большому счету и не была в послевоенные годы ни империалистической, ни антинациональной, но США сделали из коммунизма страшилку для запугивания национальных элит в третьем мире «страшными русскими захватчиками» (или безбожниками – как это делалось, например, для Саудовской Аравии). Уже тогда очень многие понимали, что это не так – а уж после краха СССР, когда мир вплотную столкнулся с экспансией англосаксонского глобального проекта, практически все осознали, что такое истинный неоимпериализм.

И теперь уже всем – от бывших наших союзников до бывших наших противников в Азии, Латинской Америке и Африке — нужна защита от глобального проекта США. И Россия отчасти даже выигрывает от того, что выступает деидеологизированным застрельщиком объединения всех недовольных атлантическим проектом. Это объединение происходит не просто под лозунгами антиамериканизма, чего было бы явно недостаточно, а под знаменем защиты национального суверенитета, традиции и цивилизационного разнообразия.

Процесс размыва государственного суверенитета, ухода власти и финансов на наднациональный уровень, вытеснения национальных культур вызывает естественное сопротивление мировых цивилизаций и национальных элит. И это не протест отсталого против передового. Это желание сохранить свою уникальность, свой народ, свое государство, свою культуру и избавиться от диктата, от уже навязанных обязательств и ценностей, от кабалы.

Это революционный консерватизм, революционность которого — в борьбе за демонтаж недостроенной вавилонской башни. За ликвидацию англосаксонского мирового порядка, базирующегося на контроле над ключевыми элементами глобальной системы – финансовыми, информационно-пропагандистскими, инфраструктурными и военными. Россия в одиночку не может сокрушить англосаксонскую машину – она на порядок уступает ей во всех аспектах, кроме военного (где отставание лишь отчасти компенсируется наличием ядерного оружия). Но Россия, координирующая действия самых разных противников глобализации, представляет собой огромную силу.

В отличие от атлантистов нам не нужно играть на противоречиях, что рано или поздно приводит в тупик самого манипулятора (это демонстрирует, например, то, к чему пришли США в своей политике на Большом Ближнем Востоке). Нам нужно использовать существующий потенциал сопротивления американскому порядку и направить его, координируя с нашими собственными усилиями, по продвижению к победе.

Наша победа неотвратима – потому что поражение наших противников в интересах не только России, но и всего незападного мира. Если мы в гораздо более сложных условиях сумели сокрушить два глобальных проекта – Наполеона и Гитлера – то уж имея столько реальных и потенциальных союзников точно сумеем остановить и третий.

Петр Акопов, заместитель главного редактора газеты «Взгляд», отсюда


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ ОСЬМИНОГА>>

Ответить

введите свои данные, напишите коммент и отправьте его

Версия для печати