Современная Мекка

Обычно мы так не делаем, но в данном случае в виде исключения перепечатываем с информационного сайта Aftershock весьма интересную и полезную статью, посвященную сущности ваххабизма, а также его истории и современному состоянию в Саудовской Аравии. Автор этой статьи Alastair Crooke, в прошлом агент MI-6, стал известен после написания книги «Сопротивление: суть исламистской революции». Данная статья появилась в издании Huffington Post. Перевод осуществлен пользователем сайта Aftershock, действующим под ником ERRA (особое спасибо ему). Итак, текст агента Крука:

Драматическое появление Да’иш (ИГИЛ) на сцене в Ираке шокировало на Западе многих. Многие были озадачены — и напуганы — его насилием и очевидной притягательностью для суннитской молодёжи. Но более того, видя двойственное поведение Саудовской Аравии по этому поводу, которое кажется беспокоящим и необъяснимым, многие задаются вопросом: неужто Саудиты не понимают, что ИГИЛ угрожает и им в том числе?

Похоже, что — даже сейчас — правящая элита Саудовской Аравии разделена. Одни апплодируют тому, что ИГИЛ противопоставил «шиитскому пламени» Ирана «суннитское пламя», и новое суннитское государство создаётся в самом сердце территории, которая исторически считается вотчиной суннитов; к тому же их привлекает строгая идеология салафитов.

Другие саудиты более напуганы, они вспоминают историю мятежа, который был поднят ваххабитом Ихваном (Примечание: этот Ихван не имеет никакого отношения к Мусульманскому братству Ихван — примите во внимание: далее по тексту все упоминания Ихвана касаются исключительно ваххабита, а не Мусульманского братства) против Абд-эль Азиза, но в итоге фактически скрестил ваххабизм и аль-Саудов в конце 1920-х.

Многие Саудиты глубоко обеспокоены радикальными доктринами ИГИЛа — и начинают задаваться вопросами относительно некоторых аспектов направления, в котором движется Саудовская Аравия.

САУДОВСКИЙ ДУАЛИЗМ

Внутренние разногласия и противоречия в Саудовской Аравии по поводу ИГИЛа можно понять, только осознав наследственную (и продолжающуюся) двойственность, которая лежит в основе доктринальной структуры королевства, и её исторические корни.

Доминирующий стержень саудовской идентичности восходит непосредственно к Мухаммеду ибн Абд-эль Ваххабу (основоположнику ваххабизма), чей радикальный, исключительный пуританизм был взят на вооружение ибн Саудом (последний в то время был не более чем локальным лидером — одним из многих — постоянно враждующих и промышляющих набегами бедуинских племён в палящей и отчаянно бедной пустыне Нежд).

Второй стержень этой сложной двойственности относится непосредственно к королю Абд-эль Азизу, который перешёл к государственному строительству в 1920-х: он обуздал насилие, творимое Ихваном (чтобы установить дипломатические отношения в качестве национального государства с Британией и Америкой), институализировал исходный импульс ваххабизма и впоследствии оседлал удачно рванувший вверх нефтедоллар в 1970-х. Он направил нестабильное течение Ихвана подальше от дома на экспорт — распространив в мусульманский мир культурную революцию взамен революции насилия.

Однако эта «культурная революция» отличалась от степенного реформизма. Это была революция, основанная на якобинской ненависти Абд-эль Ваххаба к разложению и уклонизму, которые он ощущал повсюду вокруг себя — отсюда его призыв очистить ислам от всех ересей и идолопоклонства.

ОБМАНЩИКИ ИСЛАМА

Американский автор и журналист Стивен Колл написал статью о том, как Абд-эль Ваххаб, этот аскетичный и придирчивый последователь суфия Ибн Таймийя XIV века, презирал «чинную, эстетствующую, курящую табак и вдыхающую гашиш, бьющую в барабаны египетскую и оттоманскую знать, которая путешествовала сквозь Аравию, чтобы помолиться в Мекке».

С точки зрения Абд-эль Ваххаба они были не мусульманами, но обманщиками, лишь маскирующимися под мусульман. Впрочем, поведение бедуинов он оценивал ничуть не лучше. Они раздражали Абд-эль Ваххаба своим почитанием святых, возведением надгробий и своей «суеверностью» (например, почитанием могил или мест, которые считались пронизанными святым духом).

Всё это Абд-эль Ваххаб осуждал как бида — запрещённое богом. Как Таймийя до него, Абд-эль Ваххаб верил, что то время, в которое пророк Мухаммед жил в Медине, был идеалом мусульманского общества («лучшими временами»), который все мусульмане должны стремиться воспроизвести (это, по сути, и есть салафизм).

Таймийя объявил войну шиитам, суфизму и греческой философии. Он также высказывался против посещения могилы пророка и празднований его дня рождения, объявляя, что такое поведение являлось чистой имитацией христианского почитания Иисуса как бога (то есть, идолопоклонством). Абд-эль Ваххаб вобрал это учение, объявив, что «любое сомнение или колебание» со стороны верующего в части признания данной частной интерпретации ислама должно «лишать его неприкосновенности его собственности и его жизни».

Одним из основных принципов доктрины Абд-эль Ваххаба, его ключевой идеей является такфир. В соответствии с доктриной, Абд-эль Ваххаб и его последователи могут считать мусульман неверными, если они участвуют в деяниях, которые как бы то ни было могут посягнуть на суверенитет высшей власти (то есть, короля). Абд-эль Ваххаб осуждал всех мусульман, почитавших мёртвых, святых или ангелов. Он настаивал на том, что подобные чувства отвлекают от полного подчинения, которое верующий должен испытывать по отношению к богу и только к нему. Соответственно, ваххабизм запрещает любые молитвы святым или усопшим, паломничество к могилам и специальные мечети, религиозные праздники, посвящённые святым, отмечание дня рождения пророка Мухаммеда и даже использование могильных камней на похоронах.

Абд-эль Ваххаб требовал послушания, причём послушания, выраженного физически, осязаемо. Он доказывал, что все мусульмане обязаны лично клясться в верности единому лидеру мусульман (Халифу, буде такой появится). Те, кто не подчинится, должны быть истреблены, их жёны и дочери обесчещены, а их имущество конфисковано, писал он. Список отступников, заслуживающих смерти, включал в себя шиитов, суфиев и другие ветви ислама, которых Абд-эль Ваххаб вообще не считал мусульманами.

Здесь ничего, что разделяло бы ваххабизм и ИГИЛ. Раскол появился позже, при последующей институционализации доктрины Мухаммеда ибн Абд-эль Ваххаба «один властелин, одно государство, одна мечеть» — тех трёх столпов, которые были заимствованы с прицелом на короля Саудов, абсолютного властителя официального ваххабизма, и его власть над «миром» (то есть, мечетью).

Именно этот раскол — отрицание в ИГИЛ трёх столпов, на которых зиждится нынче вся власть суннитов — делает ИГИЛ, во всех остальных аспектах соответствующий ваххабизму, глубинной угрозой для Саудовской Аравии.

Краткая история 1741 — 1818

Пропаганда столь радикальных взглядов неизбежно привела к изгнанию Абд-эль Ваххаба из его родного города — и в 1741, после ряда скитаний, он нашёл убежище под защитой ибн Сауда и его племени. Что ибн Сауд увидел в необычном учении Абд-эль Ваххаба, так это средство перевернуть арабские традиции и обычаи. Это был путь к обретению могущества.

Клан ибн Саудов, обретя доктрину Абд-эль Ваххаба, мог теперь заниматься тем, чем всегда и занимался, то есть набегами на соседние деревни и разграблением их имущества. Однако теперь он это делал не в рамках арабских традиций, а под знаменем джихада. Ибн Сауд и Абд-эль Ваххаб также возродили идею мученичества во имя джихада как гарантированного попадания в рай.

Начали они с того, что завоевали несколько локальных общин и установили над ними свою власть. Завоёванному населению был предоставлен небольшой выбор: переход в ваххабизм или смерть. К 1790 году они уже контролировали большую часть Аравийского полуострова и осуществляли постоянные набеги на Медину, Сирию и Ирак.

Их стратегия — как у ИГИЛа сегодня — заключалась в приведении завоёванных народов к покорности. Они стремились внушить страх. В 1801 году они атаковали Священный город Карбалу в Ираке. Они устроили резню, в которой погибли тысячи шиитов, в том числе женщины и дети. Многие шиитские святыни были разрушены, включая мавзолей имама Хуссейна, убитого внука пророка Мухаммеда.

Британский представитель, лейтенант Фрэнсис Уорден, наблюдавший за развитием событий в то время, писал: «Они разграбили её [Карбалу] полностью и разорили гробницу Хуссейна… убив в течение дня с особой жестокостью более пяти тысяч жителей…»

Осман ибн Бишр Нажди, историк первого Саудовского государства, писал, что ибн Сауд учинил резню в Карбале в 1801. Он с гордостью документировал эту резню, написав: «Мы взяли Карбалу, истребили и захватили её жителей (как рабов), затем вознесли молитвы к Аллаху, повелителю миров, и мы не просим простить нас за это и говорим: всех неверных постигнет та же участь».

В 1803 году Абдул Азиз вошёл в Священный город Мекку, который сдался под угрозой террора и паники (та же судьба ожидала и Медину). Последователи Абд-эль Ваххаба разрушили исторические монументы и все гробницы и мавзолеи в них. В итоге они разрушили столетия исламской архитектуры вокруг Большой мечети.

Однако в ноябре 1803 года шиитский ассасин убил короля Абдул Азиза (отомстив за резню в Карбале). Его сын, Сауд бин Абд эль Азиз, пришёл ему на смену и продолжил завоевание Аравийского полуострова. Оттоманские правители, однако, не могли больше сидеть и смотреть, как их империя рушится по частям. В 1812 году оттоманская армия, состоящая из египтян, вышибла Саудов из Медины, Джедды и Мекки. В 1814 году Сауд бин Абд эль Азиз скончался от лихорадки. Его неудачливый сын Абдулла бин Сауд, однако, был схвачен оттоманскими войсками и отправлен в Стамбул, где был подвергнут страшной казни (посетитель Стамбула сообщил, что видел как его подвергали унижениям на улицах Стамбула в течение трёх дней, затем повесили, обезглавили, его головой выстрелили из пушки, а сердце вырвали из тела и посадили на кол).

В 1815 году силы ваххабитов были разгромлены египтянами (действовавшими от имени Оттоманов) в решающем сражении. В 1818 Оттоманы захватили и разрушили столицу ваххабитов Дарию. Первое государство Саудов более не существовало. Немногочисленные уцелевшие ваххабиты отступили в пустыню на перегруппировку и оставались в ней, никак о себе не заявляя, большую часть XIX века.

ИГИЛ: ИСТОРИЯ ПОВТОРЯЕТСЯ

Несложно понять, каким образом основание Исламского государства в современном Ираке может отозваться среди тех, кто помнит эту историю. В действительности дух ваххабизма XVIII века не иссяк в Нежде, он возродился, когда Оттоманская империя обрушилась в хаосе Первой мировой войны.

Аль Сауд — в этом возрождении в XX веке — был возглавлен неразговорчивым и политически проницательным Абд-эль Азизом, который, объединяя разрозненные бедуинские племена, запустил саудовский «Ихван» в духе Абд-эль Ваххаба и ранее воевавших с ибн Саудом прозелитов.

Ихван был реинкарнацией прежнего, свирепого, полунезависимого авангардистского движения вооружённых ваххабитских «моралистов», которые практически завоевали Аравию в начале XIX века. Так же, как и тогда, Ихван преуспел в захвате Мекки, Медины и Джедды между 1914 и 1926. Абд-эль Азиз, однако, начал ощущать, что его более широкие интересы находятся под угрозой революционного «якобинства», демонстрируемого Ихваном. Ихван восстал — и это привело к гражданской войне, которая длилась до 1930-х, когда король выкосил их из пулемётов.

Для этого короля (Абд-эль Азиза) простые истины прошлых десятилетий были разрушительны. На полуострове была найдена нефть. Британия и Америка контактировали с Абд-эль Азизом, но всё ещё были склонны поддерживать Шарифа Хусейна как единственного легитимного правителя Аравии. Сауды нуждались в обретении более передового дипломатического положения.

Так ваххабизм насильно превратился из движения революционного джихада и теологической очистки такфири в движение консервативного социального, политического, теологического и религиозного да’ва (исламского призыва), а также в институт закрепления лояльности королевской семье Саудов и абсолютной власти короля.

НЕФТЯНЫЕ ДОХОДЫ РАСПРОСТРАНЯЮТ ВАХХАБИЗМ

С наступлением нефтяного процветания — как писал французский учёный Жиль Кепель, целью Саудов стало «добиться распространения ваххабизма в мире мусульман»… «ваххабизировать» ислам, тем самым сведя «множество голосов внутри религии» к «единому кредо» — движению, которое превзошло бы национальные разногласия. Миллиарды долларов вкладывались — и продолжают вкладываться — в это распространение мягкой силы.

Именно это впечатляющее сочетание миллиардов долларов на проекцию мягкой силы и желания Саудов управлять суннитским исламом в соответствии с американскими интересами, которое подразумевает распространение ваххабизма в образовании, социуме и культуре по всем землям ислама, — и привело к зависимости Запада от Саудовской Аравии, зависимости, которая длится с той самой встречи Абд-эль Азиза с Рузвельтом на борту американского боевого корабля (на котором президент возвращался с конференции в Ялте) и по сей день.

Запад смотрит на королевство Саудов, и его взгляд приковывает богатство, очевидная модернизация, претензия на лидерство в исламском мире. Запад предпочитает исходить из того, что королевство тяготеет к императивам современной жизни — и что управление суннитами принудит королевство к современной жизни.

Однако подход Саудовского Ихвана к исламу не умер в 1930-х. Он отступил, однако сохранил своё присутствие в частях системы — и отсюда двойственность, которую мы наблюдаем сегодня в отношении Саудов к ИГИЛу.

С одной стороны ИГИЛ по сути глубоко проникнуто ваххабизмом. С другой стороны оно ультрарадикально по-другому. Его можно по сути рассматривать как корректирующее движение к современному ваххабизму.

ИГИЛ — это «пост-Медина», оно рассматривает действия первых двух Халифов, а не самого пророка Мухаммеда, как образец для подражания, и оно неистово отрицает претензию Саудов на власть.

Поскольку монархия Саудов в нефтяную эру развилась в ещё более напыщенную институцию, воззвание Ихвана легло на подготовленную почву (несмотря на модернизационную кампанию короля Фейсала). «Путь Ихвана» получил — и продолжает получать — поддержку многих выдающихся мужчин, женщин, шейхов. В известной степени, Осама бин Ладен был в точности представителем поздних цветов пути Ихвана.

На сегодняшний день вызов, который ИГИЛ бросает легитимности короля Саудов, не выглядит проблематично, скорее он возвращает к истинным истокам саудовско-ваххабитского проекта. В совместном управлении регионом Саудами и Западом в пользу многих западных проектов (таких, как противостояние социализму, Баасизму, Насеризму, Советскому и Иранскому влиянию) западные политики подчёркивают своё выбранное прочтение Саудовской Аравии (благосостояние, модернизация и влияние), однако они предпочли игнорировать ваххабитский импульс.

В конечном счёте более радикальные исламистские движения рассматривались разведками Запада как наиболее эффективный инструмент опрокидывания СССР в Афганистане — и как средство борьбы с вышедшими из фавора лидерами и государствами Ближнего Востока.

Почему в таком случае нас должно удивлять, что из мандата, который Саудиты и Запад выдали принцу Бандару на управление восстанием в Сирии против президента Асада, мог вырасти новый Ихван как насильственное, внушающее страх авангардное движение — ИГИЛ? И почему нас должно удивлять — если мы кое-что знаем о ваххабизме — что «умеренные» повстанцы в Сирии могут оказаться более редким видом, чем мистический единорог? Почему мы могли вообразить, что радикальный ваххабизм мог породить «умеренных»? И как мы могли представить, что доктрина «один правитель, одно государство, одна мечеть: подчинись или умрёшь» могла в принципе привести к умеренности или толерантности?

Наверное, мы никогда и не воображали.

Старая Мекка

Продолжение исторического анализа истоков ИГИЛа и его влияния на будущее Ближнего Востока

ИГИЛ по сути является настоящей миной с часовым механизмом в самом сердце Ближнего Востока. Однако его разрушительная сила не в том, как это обычно понимают. Дело не в «марше обезглавленных», не в убийствах. Захват городов и деревень, строжайшее «правосудие» — каким бы ужасным оно ни было — вот где спрятан настоящий взрывной заряд. Это даже более сильно, чем экспоненциальная притягательность для молодых мусульман, большой арсенал оружия и сотни миллионов долларов.

Его реальный разрушительный потенциал кроется в другом — в подрыве Саудовской Аравии как краеугольного камня современного Ближнего Востока. И нужно понимать, что Запад практически ничего не сможет с этим поделать. Ему остаётся только сидеть и смотреть.

Ключом к его истинному подрывному потенциалу, как отметил саудовский учёный Фуад Ибрагим (однако высказывание его осталось практически незамеченным, или важность его была недооценена), является преднамеренное использование ИГИЛом в своей доктрине языка Абд-эль Ваххаба, который в XVIII веке совместно с Ибн Саудом выступил сооснователем ваххабизма и Саудовского проекта:

И что же это за «забытая» традиция «приверженности и отрицания»? Не доктрина ли это Абд-эль Ваххаба, в которой вера в единого (и для него антропоморфного) бога — кто единственный достоин почитания — сама по себе недостаточна, чтобы отнести верующего к мусульманам?

Он мог не быть истово верующим, если только вдобавок не занимался активным отрицанием (и разрушением) любых других предметов почитания. Список таких потенциальных объектов почитания, которых аль-Ваххаб порицал за идолопоклонничество, был настолько широк, что практически любой мусульманин рисковал попасть под его определение «неверных». Таким образом они оказывались перед выбором: либо они переходят в ваххабитское видение ислама, либо их убивают, а их жён, детей и имущество берут как трофеи джихада. Простое сомнение в этой доктрине, утверждал аль-Ваххаб, должно вести к казни.

Наблюдение, сделанное Фуадом Ибрагимом, как мне кажется, не сводится к подчёркиванию предельного упрощенчества во взглядах аль-Ваххаба, но призвано показать нечто совершенно иное: посредством намеренного использования этого языка ваххабизма ИГИЛ сознательно поджигает фитиль большого регионального взрыва — такого, который имеет очень высокую вероятность, и если он произойдёт, то несомненно изменит Ближний Восток.

Так вышло, что именно идеалистическое, пуританское, прозелитическое учение аль-Ваххаба стало «отцом» всего «проекта» Саудов (который был жестоко подавлен Оттоманами в 1818, но впечатляюще возродился в 1920-х, чтобы стать Саудовским королевством, каким мы его знаем сегодня). Однако с момента своего возрождения в 1920-х проект Саудов нёс в себе «ген» собственного саморазрушения.

САУДОВСКИЙ ХВОСТ ВИЛЯЛ БРИТАНИЕЙ И США НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ

Парадоксально, но именно британский политик помог заложить этот ген в новое государство. Британского представителя, приставленного к Азизу, звали Гарри Сент-Джон Филби (и он был отцом Кима Филби, сотрудника MI6, который стал шпионом КГБ). Он стал ближайшим советником короля Абд-эль-Азиза, отказавшись быть представителем Британии, и до самой смерти являлся ключевым членом Королевского двора. Он, как и Лоуренс Аравийский, был арабистом. Он также принял ваххабитский ислам и стал известен как шейх Абдулла (более подробно о нем на «Переменах» — здесь).

Сент-Джон Филби был человеком дела, он решил сделать своего друга Абд-эль-Азиза, королём Аравии. Очевидно, что в продвижении своих амбиций он не придерживался официальных инструкций. Когда, к примеру, он подталкивал короля Азиза к экспансии в северный Нежд, ему было приказано воздержаться. Однако (замечает Стивен Шварц, как американский автор) Азиз был вполне в курсе того, как Британия постоянно ручалась, что падение Оттоманской империи приведёт к появлению арабского государства, и это, несомненно, вдохновляло Филби и Азиза на стремление последнего стать его новым правителем.

Остаётся неясным, что именно произошло между Филби и королём (похоже, что детали замалчиваются), но похоже, что точка зрения Филби не ограничивалась государственным строительством в классическом смысле, но скорее предусматривала превращение мусульманской уммы (общины верующих) в ваххабитский инструмент, который мог бы укоренить аль-Саудов как лидеров арабского мира. И чтобы это случилось, Азизу нужно было заручиться британским молчаливым согласием (и, знаичтельное позднее, американской поддержкой). «Это был гамбит, который Абд-эль-Азиз предпринял самостоятельно, по совету Филби», — отмечает Шварц.

БРИТАНСКИЙ КРЁСТНЫЙ ОТЕЦ САУДОВСКОЙ АРАВИИ

В некотором смысле Филби можно назвать «крёстным отцом» того важнейшего пакта, согласно которому главенство Саудов могло использовать своё влияние, чтобы «управлять» суннитским исламом в соответствии с западными целями (включая социализм, Баасизм, Насеризм, Советское влияние, Иран и т.д.) — взамен Запад соглашался с «мягкой силой» ваххабизации, которую Саудовская Аравия осуществляла в мусульманской умме (с сопутствующим разрушением интеллектуальных традиций и разнообразия ислама, а также порождением глубоких разногласий в мусульманском мире).

В результате — с тех пор и до сих пор — британская и американская политика увязана с целями Саудов (тесно, как с собственными) и существенно зависит от Саудовской Аравии в части следования выбранным курсом на Ближнем Востоке.

В политических и финансовых терминах стратегия Сауда–Филби оказалась поразительно успешной (если рассматривать её саму по себе, цинично, в собственных интересах). Но она всегда основывалась на британской и американской интеллектуальной тупости: неспособность увидеть опасный «ген» в теле ваххабитского проекта, его латентный потенциал к мутации в произвольный момент времени в своё исходное, кровавое пуританское состояние. Так или иначе, но это произошло — это и есть ИГИЛ.

Чтобы заручиться поддержкой Запада (особенно продолжительной), однако, нужно сменить способ существования: «проекту» из вооружённого прозелитического авангардного исламского движения превратиться в нечто напоминающее государственное управление. Это никогда не бывает просто, в силу присутствия унаследованных противоречий (пуританская мораль против реалполитик и денег) — и с течением времени проблемы приспособления к «современности», которого требует государственность, сделали «ген» более активным, вместо того чтобы сделать его более инертным.

Даже сам Абд-эль-Азиз столкнулся с аллергической реакцией в форме серьёзного восстания против его собственной ваххабитской милиции, Саудовского Ихвана. Когда распространение власти Ихвана достигло границ территорий, контролируемых Британией, Абд-эль-Азиз попытался обуздать свою милицию (Филби побуждал его искать британского патронажа), однако Ихван, уже критически настроенный в результате использования современных технологий (телефон, телеграф и пулемёты), «был взбешён отказом от джихада по причинам мировой реалполитик… Они отказались сложить оружие и восстали против своего короля… После серии кровавых столкновений они были сокрушены в 1929-м. Члены Ихвана, которые сохранили лояльность, впоследствии вошли в [Саудовскую] национальную гвардию».

Сын и наследник короля Азиза Сауд столкнулся с другой формой реакции (менее кровавой, но более эффективной). Сын Азиза был смещён с трона религиозной верхушкой в пользу своего брата Фейсала — в результате своего показушного и экстравагантного правления. Его нарочито расточительный стиль прогневал религиозную элиту, которая ожидала, что «Имам всех мусульман» будет вести благочестивый и прозелитический, обращающий в свою веру образ жизни.

Король Фейсал, преемник Сауда, в свою очередь, был застрелен собственным племянником в 1975 году. Тот явился ко двору, якобы с целью принести клятву верности, но вместо того вытащил пистолет и выстрелил королю в голову. Племянник был возмущён распространением западных верований и инноваций в ваххабитском обществе в ущерб исконным идеалам ваххабитского проекта.

ЗАХВАТ БОЛЬШОЙ МЕЧЕТИ В 1979

Намного более серьёзной угрозой, однако, было возрождение Ихвана под началом Джухаймана аль-Утайби, увенчавшееся захватом Большой мечети силами 400-500 вооружённых террористов, среди которых было несколько женщин и детей. Джухайман происходил из влиятельного клана Утайби из Нежда, который возглавлял и был основным элементом первоначального Ихвана в 1920-х.

Джухайману и его последователям, многие из которых учились в семинарии Медины, оказывал негласную поддержку, среди прочих духовников, шейх Абдель-Азиз Бин Баз, бывший муфтий Саудовской Аравии. Джухайман заявлял, что шейх Бин Баз никогда не возражал против его уроков Ихвана (которые также критиковали вялость улемы по отношению к «неверным»), но что Бин Баз осуждал его преимущественно за высказывания о том, что «правление династии аль-Сауд потеряло свою легитимность, поскольку погрязло в коррупции и показухе, и разрушило культуру Саудии посредством агрессивной политики вестернизации».

Что существенно, первоначально последователи Джухаймана, проповедовавшие послание Ихвана во множестве мечетей Саудовской Аравии, не подвергались аресту, но в итоге Джухайман и множество посланников Ихвана были задержаны для допроса в 1978-м. Члены улемы (в том числе Бин Баз) устроили им перекрёстный допрос на ересь, но в итоге распорядились всех освободить, поскольку увидели в них не более, чем традиционалистов, обратившихся назад к Ихвану — как отец Джухаймана — и таким образом не представлявших угрозы.

И даже после освобождения захваченной мечети в улеме сохранялся определённый уровень терпимости к повстанцам. Когда правительство запросило фетву, позволяющую применить вооружённые силы в мечети, речения Бин База и другой высшей улемы были удивительно сдержанными. Духовенство не стало объявлять Джухаймана и его последователей неверными, несмотря на нарушение ими святости Большой мечети, но всего лишь назвало их аль-джамаа аль-мусаллаха (вооружённая группа).

Группа, которую возглавлял Джухайман, была далека от маргинализации и отнюдь не лишена источников власти и дохода. В некотором смысле она плавала в дружественной, восприимчивой среде. Дед Джухаймана был одним из лидеров первоначального Ихвана, и после восстания против Абдель-Азиза многие товарищи деда по оружию были приняты в Национальную гвардию — да что там, сам Джухайман в ней служил — так что Джухайман мог получать оружие и военную экспертизу от симпатизантов в Национальной гвардии, так что необходимое оружие и запасы продовольствия для пережидания осады были подготовлены и спрятаны в Большой мечети. Джухайман смог также призвать обеспеченных людей профинансировать своё предприятие.

ИГИЛ ПРОТИВ ВЕСТЕРНИЗИРОВАННЫХ САУДОВ

Смысл пересказа всей этой истории в том, чтобы подчеркнуть, в насколько непростом положении лидерство Саудов окажется в случае укрепления ИГИЛа в Ираке и в Сирии. Предыдущие выступления Ихвана были подавлены — но все они происходили внутри королевства. ИГИЛ, однако, представляет собой нео-Ихванский отвергающий протест, который разворачивается вне королевства — и который, более того, следует разногласиям Джухаймана и его острой критике правящего дома аль-Саудов.

Этот глубокий раскол, который мы наблюдаем сегодня в Саудовской Аравии, между модернизируемым настоящим, частью которого является король Абдалла, и «Джухайманской» ориентацией, частью которой стали бен Ладен, а также приверженцы ИГИЛ среди Саудитов и Саудовская религиозная элита. Этот раскол существует также и внутри королевской семьи Саудов.

По версии принадлежащей Саудам газеты Аль-Хайят, в июле 2014 «опрос общественного мнения, проведенный на сайтах социальных сетей, показал, что 92% опрошенных верят, что ИГИЛ следует ценностям ислама и исламского права». Ведущий комментатор Саудов, Джамаль Хашогги, недавно предупредил о приверженцах ИГИЛ в Саудовской Аравии, которые «следят из теней».

«Что мы сделали не так?» — спрашивает Хашогги. Имея 3-4 тысячи бойцов из Саудии в Исламском государстве на сегодняшний день, он советует посмотреть внутрь, чтобы объяснить подъём ИГИЛа. Возможно, говорит он, настало время признать «наши политические ошибки» и «исправить ошибки наших предшественников».

КОРОЛЬ-МОДЕРНИЗАТОР НАИБОЛЕЕ УЯЗВИМ

Нынешний король Саудов Абдалла парадоксальным образом более уязвим именно потому, что занялся модернизацией. Король ограничил влияние религиозных институтов и религиозной полиции — и, что важно, он разрешил использование четырёх суннитских школ юриспруденции для тех, кто их придерживается (аль-Ваххаб, на контрасте, запрещал любые школы юриспруденции, кроме собственной).

Более того, для шиитских жителей востока Саудовской Аравии стало возможным применять юриспруденцию Джа’фарии обращаться к духовникам-джафаритам за решениями. На контрасте, аль-Ваххаб относился к шиитам с особой враждебностью и полагал их еретиками. Не далее как в 1990-х такие духовники как Бин Баз — бывший муфтий — и Абдалла Джибрин снова заняли привычную позицию по отнесению шиитов к неверным.

Некоторые современные представители Саудовской улемы могли бы расценить эти реформы практически как провокацию против ваххабитской доктрины или, по меньшей мере, ещё один пример вестернизации. ИГИЛ, к слову, считает любого, кто ищет юрисдикции, отличной от предлагаемой собственно Исламским государством, виновным в неверности — поскольку с его точки зрения любая такая «другая» юрисдикция содержит в себе инновацию либо «заимствования» из других культур.

Ключевой политической вопрос таков: станет ли простой факт успехов ИГИЛа и полное выражение (расцвет) всех исходных добродетелей вкупе с авангардизмом архетипического импульса стимулом и активатором «гена» инакомыслия внутри Саудовского королевства.

Если станет, и пожар ИГИЛа охватит Саудовскую Аравию, — Залив больше никогда не будет прежним. Саудовская Аравия распадётся, и Ближний Восток будет не узнать.

Если вкратце, такова природа бомбы с часовым механизмом, заложенной под Ближний Восток. Аллюзии между ИГИЛом, Абд-эль-Ваххабом и Джухайманом (чьи диссидентские труды имеют хождение в ИГИЛе) представляют собой могучую провокацию: они держат перед Саудовским обществом зеркало, которое показывает ему зрелище утраченной «чистоты», где ранние верования и убеждения замещены демонстрацией богатства и потворства.

Такова бомба, которую ИГИЛ метнул в Саудовское общество. Король Абдалла и его реформы популярны, и возможно, он сможет обуздать вспышку Ихванского диссидентства. Но сохранится ли такая возможность после его смерти?

И здесь возникают сложности с развитием американской политики, которая вновь выглядит как «управление из-за плеча» и ищет возможности объединить суннитские государства и общины в борьбе против ИГИЛа (как в Ираке с его Советами бдительности).

Это стратегия, которая выглядит крайне маловероятно. Кто захочет вклиниваться в этот чувствительный внутрисаудовский раскол? И сделают ли организованные атаки суннитов на ИГИЛ ситуацию короля Абдаллы лучше или ещё хлеще воспламенят гнев внутрисаудовских диссидентов? Так кому же в конечном счёте угрожает ИГИЛ? Нет ничего проще. ИГИЛ не угрожает непосредственно Западу (хотя Западу стоит сохранять осмотрительность и не наступить на данного конкретного скорпиона).

История Саудовского Ихвана проста: с момента основания Ибн Саудом и Абд эль-Ваххабом в XVIII веке, и как это уже было проделано Ихваном в XX веке, настоящей целью ИГИЛа обязан быть Хиджаз — захват Мекки и Медины — и легитимация, которая сделает ИГИЛ новыми правителями арабского мира.

Гарри Сент Джон Бриджер Филби


комментария 24 на “Невозможно понять ИГИЛ, не зная историю ваххабизма в Саудовской Аравии. Статья Аластэра Крука”

  1. on 18 Окт 2015 at 10:05 пп технолог

    «…они держат перед Саудовским обществом зеркало, которое показывает ему зрелище утраченной «чистоты», где ранние верования и убеждения замещены демонстрацией богатства и потворства».
    «настоящей целью ИГИЛа обязан быть Хиджаз — захват Мекки и Медины — и легитимация, которая сделает ИГИЛ новыми правителями арабского мира».
    Вот и всё! И никаких отрезанных голов по всему миру.

  2. on 19 Окт 2015 at 11:45 дп Лейтенант

    Автор, будучи сотрудником МИ-6, напустил такого туману, что черт ногу сломит в тонких различиях между ваххабитами, такфиритами, салафитами и прочими течениями радикального ислама.
    Всех помянул, включая Пророка, кроме «Братьев мусульман», которые с двадцатых годов прошлого века начали мутить БВ под патронажем МИ-6 и ЦРУ.
    Конспирологии здесь никакой нету.
    Сам президент США Эйзенхауэр официально принимал лидеров «Братьев мусульман» после того, как они замочили пару арабских президентов.
    Позднее лидеров афганских моджахедов (Аль-Каиды) принимал президент США Рейган. Также официально.
    Лидеры ИГИЛ на приеме в Белом Доме официально пока что небыли, зато запечатлены на фото чуть не в обнимку с сенатором Мак-Кейном.
    Г-н Асад, брат которого мочил «Братье» в Хаме, и который разбирается в тонкостях ислама, вероятно, не хуже агента МИ-6, прямо говорил, что «Братья», Аль-Каида, ИГИЛ и прочие ваххабиты-салафиты-одна шайка-лейка под руководством ЦРУ, МИ-6 и Моссада.
    Ничего нового.

  3. on 19 Окт 2015 at 12:24 пп А.З.

    Увы, и Россия «демократического выбора», двусмысленно вмешиваясь в эту войну против ИГИЛ оказывается не на стороне «первоначальной чистоты»…
    и это вдвойне печально, потому что мусульмане так или иначе восстановят эту «утраченную чистоту» у самих себя и тогда они, оглянувшись вокруг, спросят себя, а кто же им мешал ее восстанавливать…
    Россия же «демократического выбора», в своем страстном желании соития с Западом, еще более вгонит себя в состояние «утраченной чистоты»…

    … и тогда ИГИЛ предложит ей свои услуги… как некогда свои услуги предложил ей Еврейский Социализм…

    Всякая война ПРОТИВ — гибельна… Уж если воевать, то ЗА… ЧТО-то, за ЧТО не жалко умирать…

    Можно ли ракетами помешать ИГИЛ или их наследникам и правда стать «новыми правителями арабского мира»… Не умножает ли каждая ракета число их сторонников и среди мусульман и в мире…?

    Америка снова может оказаться умнее или хитрее… не она ли словит свой Кайрос… натравливая Россию и одновременно помогая ИГИЛ… как некогда она помогала Еврейскому Социализму… а Россия истощит себя снова в этой войне, как истощала себя в войнах с Германией…

    Одно хорошо: после всего Россия снова будет строить социал-коммунизм (или «Царство Правды»)… только уже не по Еврейским лекалам, а по очищенным от спекулятивной заразы Христианско-Мусульманским…

    Впрочем…. Иншаллах… Как Богу будет угодно…

  4. on 19 Окт 2015 at 3:51 пп Галина Петровна

    Эта «первоначальная чистота» и «аскетизм» тут же обернулась и сейчас оборачивается диким разбоем и грабежом чужого имущества, включая скот, женщин и детей. Аскеты отдают и радуются радости другого, а эти нищеброды тупят, завидуют и грабят, прикрывая все это позорище «святостью», ну, прямо, как «священное право частной собственности» захватывать все чужое имущество, тыкая корявым пальцем в мелких шрифт на 66 странице. И долго блистательный арабский мир будет купаться в этом навозе старой очнувшейся бациллы ИГил?

  5. on 19 Окт 2015 at 6:58 пп А.З.

    «Эта «первоначальная чистота» и «аскетизм» тут же обернулась и сейчас оборачивается диким разбоем и грабежом…» (Галина Петровна)

    М…да… Без Истинной Любви и Истинной Мудрости чистота достигается лишь временная и только в результате очень грязного аврала…

    Так что выбор не велик: либо раз и навсегда в Любви и Мудрости… либо периодический кровавый и грязный аврал… либо перманентное гниение в нечистотах.

  6. on 19 Окт 2015 at 9:05 пп Гром Рус

    В образах:
    Пророк щедрою рукой бросил зёрна-семена в благодатную и не очень почву. Из семян проросло множество диковинных трав, кустов, деревьев. Расцвело всё это буйным цветом и продолжило ветвиться и рассеиваться. Но вот появился «злой садовник» сеятель духов злобы поднебесной и начал причесывать «поляну», что-то выкосит, что-то выкорчует, что-то подстрижёт однобоко, кой-где ветви «лишние» обрубит. И начался с тех пор в саду КОШМАР и длится до сих пор. Каждая «сосенка» в этом плотном лесу теперь так и прёт, стремясь не просто возвыситься надо всеми, а и свои «лишние» ветви отрубить, а других вообще выкочевать не ведая, что оставшись одна-одинёшенька она станет кряжистой и раскидистой, а продолжая отбрасывать ветви — ЗАСОХНЕТ…

  7. on 20 Окт 2015 at 7:16 дп Аль-Таир

    Не каждый день увидишь А.З. в роли геополитика!

  8. on 20 Окт 2015 at 7:37 дп Аль-Таир

    «Одно хорошо: после всего Россия снова будет строить социал-коммунизм (или «Царство Правды»)»:-А.З.

    Вот уж от кого , но только не от вас точно, как человека верующего неожиданно слышать такие слова, что социал-коммунизм это нечто что-то хорошее несмотря на его ярые атеистические взгляды в мироустройстве!

  9. on 20 Окт 2015 at 9:56 дп Андрей Девятов

    Друзья мои!
    Британец-исламовед дал отличный анализ. Да вот забыл (или и в голове не держал), что «ревнители первоначальной чистоты» они ведь ИСУ (Христа-спасителя) встречают. А с ножичками и прочими ПТУРСами с Даджалем (антихристом) и его ратью трансгуманистов «Цифрового будущего мира сего» ведут схватку не на жизнь, а на смерть. Вот ведь и Южно-Сахалинский суд РФ юридически признал всю теоретическую базу «первоначальной чистоты» — ЭКСТРЕМИЗМОМ!!! А законодатели в Государственной Думе РФ пошли на поводу у клерикалов-чалманосцев и поправки стали строчить в ЗАКОН РФ, выгораживая Завет Авраама во всех его мировых толкованиях.
    Вот, право, где корень гибридной войны, санкций и прочих точечных авиаударов.

  10. on 20 Окт 2015 at 12:50 пп Света

    Андрей Петрович, а ведь точней и беспощадней Гейдара Джахидовича Джемаля оценок и прогнозов никто не дает, его джихад самый убойный.

  11. on 20 Окт 2015 at 12:51 пп А.З.

    «Вот уж от кого , но только не от вас точно, как человека верующего неожиданно слышать такие слова, что социал-коммунизм это нечто что-то хорошее несмотря на его ярые атеистические взгляды в мироустройстве!» (Аль-Таир)

    Простите, Аль-Таир, но тут Вы явно в плену какой-то догмы. Видимо, как раз социал-коммунистической.

    Живая история это длительный процесс возрастных метаморфоз, где каждый этап, каким бы нелепым он не выглядел в сравнении со зрелым состоянием и возрастом, неизбежен, необходим и по-своему прекрасен. Как возрастные метаморфозы взрослеющего младенца… юноши…

    Человечество копит опыт, мудрость… именно в тех исторических трансформациях, в которых оно участвует страстно, воодушевленно и сознательно.

    Религиозный взгляд на исторический процесс (если это живой и мудрый взгляд, а не фарисейский) с живым участием и даже с любовью относится к каждой такой метаморфозе, соболезнуя, конечно, страданиям человеческим, но радея при этом главным образом о том, чтобы эти метаморфозы служили Конечной и Высшей Цели Истории — формированию (взрослению) Истинного Человека, каким был, например, Иисус Христос и каким должен стать каждый, кто хочет выйти из этой исторической страды не плевелой, которую бросают в огонь а полноценным жизнеспособным зерном, которое бережно собирают по зернышку для продолжения Вселенского Чуда Божественной Жизни.

    Хорошо бы завтра вступить нам всем в Царство Божие… да только зелены мы для этого. А вот сделать следующий шаг на пути к Этому Царству мы можем очистив Социал-Коммунизм марксистского разлива от атеизма, материализма… и многого чего еще, одухотворив его Любовью к Человеку, к Природе и к Жизни вообще.

    С уважением.

  12. on 20 Окт 2015 at 1:01 пп А.З.

    P.S. Может быть человечество, каким мы его знаем, больше похоже не на гармонично развивающегося юношу, а на юношу изуродованного тяжелыми душевными и телесными болезнями… но ведь и этапы выздоровления тоже не менее прекрасны и радостны…

  13. on 20 Окт 2015 at 3:17 пп Снежное Поле

    Странно видеть мечтателей «договориться с ИГИЛ» в нашей стране. Между тем в статье прямым текстом сказано, что суфийский ислам — относится ИГИЛом к разряду предназначенных на уничтожение. Видно они не в курсе, что Россия представляет именно суфийский ислам, бывшие республики СССР тоже суфийский ислам представляют, а азербайджанцы вообще шииты. А т.к. ИГИЛ использует сугубо средневековые брутальные методы: мужчин — обезглавить, женщин — обесчестить, имущество — присвоить, посему, когда ИГ вторгнется в наши пределы, то с ним можно договариваться лишь одним способом их мужчин — уничтожить, женщин — обесчестить (содрать параджи и никабы, нацепить мини-юбки, и в подпитии отправить на танцы до утра, и так каждую пятницу — мы же всё же цивилизованные люди и насиловать женщин не наш метод, как минимум такие женщины не будут рожать новых ихванов, но их противников), имущество — отнять. Это единственно как можно победить, а пока это понимание не придёт в головы большинства народа — будем терпеть поражение за поражением, т.к. средневековых садистов-фанатиков не убедить уговорами-разговорами — это для них вообще признак слабости.

  14. on 20 Окт 2015 at 6:14 пп Аль-Таир

    А.З.
    Простите многоуважаемый А.З. но мне достачно трудно себе представить такой процесс как очистку Социал-Коммунизма марксистского разлива от атеизма и материализма. Может в практике мировой истории и были такие случаи, но я к сожалению такого не припоминаю!

  15. on 20 Окт 2015 at 6:28 пп Аль-Таир

    «Ревнители первоначальной чистоты» они ведь ИСУ (Христа-спасителя) встречают:- Андрей Девятов.

    Более того Андрей Петрович они мечтают о том дне когда они встанут с ним в один ряд во время совершения объединенного намаза.

    Как говорится в одном из хадисов: «Иса придёт на рассвете во время утреннего намаза в день выступления мусульман в поход. Имамом намаза и одним из руководителей похода будет потомок пророка Мухаммада — Мухаммад ибн Абдулла. «Тот имам (Мухаммад ибн Абдулла) который возглавит мусульман накануне сражения будет праведным человеком. В назначенное утро, когда он с остальными мусульманами встанет на намаз снизойдёт Иса сын Марьям (Иисус сын Марии). Имам узнав его отойдёт и уступит ему место ведущего намаза т.е (имама). Но Иса положив ему руку на плечо скажет: «Останься и соверши намаз на своём месте.» Так Иса даст знать, что пришел утверждать на земле закон Божий.

  16. on 20 Окт 2015 at 6:47 пп Аль-Таир

    Вот как достигается настоящее СТЯЖАНИЕ ДУХА!

    Это вам не хороводы вокруг мавзолея мумии водить!

  17. on 23 Окт 2015 at 10:11 дп *херувим*

    демоны что исповедуют игил и вакхабизм давно бродят по белу свету-их уничтожить недегко. еще в пунические войны они многому научились. но война в украине и победа над псевдоукрами *яценюками* приблизит падение падших посланников.

  18. on 23 Окт 2015 at 2:03 пп Лейтенант

    Как дети, ей богу…
    Чистота какая-то первозданная, доброта неземная … Как с дуба граждане упали.
    Иисуса,видите-ли, игиловцы встречают, борьба, значит, идет светлых идей ваххабизма с темными силами трансгуманизма.
    В Беслане «искатели чистоты» Ису встречали?
    А на Дубровке с трансгуманизмом боролись?
    А в Чечне кишки русских людей кто на заборы развешивал?
    Кто русским солдатам головы отрезал?
    Тоже идейные борцы, которые пришли «утверждать закон божий?»
    Когда ноги любителям «чистоты помыслов джихада» бомбой поотрывает или их ребенка как барана «святые борцы» прирежут, тогда, возможно, и наступит некоторое в головах просветление.
    Иначе-никак.

  19. on 23 Окт 2015 at 3:46 пп Света

    Лейтенант, обращаюсь к Вам как к функции, телеграфируй своим чтобы денег в стране подпечатали, да распределили их путем повышения пенсий и ЗП бюджетникам, а то не дай Бог в стране холодильник телевизор победит.

  20. on 23 Окт 2015 at 4:59 пп Ирина

    «Иса придёт на рассвете во время утреннего намаза в день выступления мусульман в поход….»

    21 век на дворе, товарищи.

    Об институте пророчества хорошо Пушкин написал:

    «Бог наградил в нем слог и ум покорный,

    Стал Моисей известный господин,

    Но я, поверь, — историк не придворный,

    Не нужен мне пророка важный чин!»

    Ключевое слово в этой писанине «поход». Чтоб пришел Иса, нужна война (без нее никак не придет:))))

  21. on 24 Окт 2015 at 3:15 дп Лейтенант-света

    К Джемалю обращайся. Он тебе Коран пришлет. Свежеотпечатанный.
    И свою фотографию с Хоттабом.
    В холодильник Коран положишь-вот и будет тебе пища духовная. Вечная.
    Расслабились гражданер рф на нефтедолларах.
    Денег им подавай.
    Забыли уже как сводили концы на сто двадцать рублей в благословенные времена.
    Как картошку копали, капусту солили -тоже подзабыли.
    Придется вспомнить.
    Картофан-то растет в Забайкалье? Не?

  22. on 24 Окт 2015 at 1:57 пп Света

    Лейтенант, заметь моя инициатива была миролюбивой, в отличии от твоего радикального ответа. Ну а насчет картофана с квашенной капустой , для тебя это подвиг или подвижничество какое-то , а для массы людей это неотъемлемая часть их домохозяйственной деятельности по жизни.

  23. on 25 Окт 2015 at 3:42 дп Лейтенант-света

    Извини, Света, погорячился. Достали уже эти поборники «чистоты помыслов ИГИЛ» во главе с девятовым.
    С мусульманами, кстати, общаюсь каждый день в разных ситуациях. Нормальные, спокойные и трудолюбивые люди. Воевать никто не хочет. ИГИЛ и прочих радикалов в разговорах между собой осуждают.
    Кстати, верят в Магомеда не сильно больше, чем русские в Христа. По крайней мере те, кого вижу. Одна из них-туркменка даст русским сто очков в части гражданской свободы и эмансипации. Мужа своего-тоже мусульманина строит по линейке, а тому и нравится.
    Этим летом, кстати, лебеду пробовал в виде салата. Вполне себе вкусное растение почему-то с ореховым привкусом. Как пишут, еще и полезное и белка содержит больше, чем колбаса.
    Так что резерв еще большой-в рационе русских крестьян в девятнадцатом веке было около ста пятидесяти съедобных растений, а сегодня и десяток-другой еле-еле наберется.

  24. on 08 Фев 2016 at 3:50 дп лейтенант флота

    «Как пишут, еще и полезное и белка содержит больше, чем колбаса.»

    ===
    Всё правильно, Лейтенант.
    Россию не взять внешним воздействием.
    Если что и сможет погубить Россию окончательно — так только она сама.
    А такого поворота пока не предвидится.
    Продержитесь на полбе и лебеде.
    Ещё крапива хорошо идёт пропаренная и сквашенная — под самогон и медовуху.
    :)

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ ОСЬМИНОГА>>

Ответить

введите свои данные, напишите коммент и отправьте его

Версия для печати