Слева Савояр Антуана Ватто. Справа Сурков (нервно курит) и Говорухин

Несколько лет назад рок-группа «Агата Кристи» выпустила альбом «Полуострова», который нигде не продавался и никак не раскручивался. Странно: не для того ведь пишутся песни, чтобы их прятать. Еще одна странность: автор текстов песен в выходных данных альбома не был указан. Газеты писали, что автором является заместитель главы администрации президента России Владислав Сурков. Неизвестно, правда ли это, но информацию никто не опровергал. То ли Сурков согласился на авторство, то ли не придал значения публикациям в СМИ. Это он зря. Стихи – нечто вроде снов, приоткрывают глубины души поэта. И точно так же, как сны, их можно анализировать, то есть добираться, толкуя их образы, до содержаний бессознательного автора. И что же там? Да много чего. Кажется, Осьминог попутал чиновника. Вот некоторые результаты анализа.

EXERCISE 10…21

Начало стихотворения «Exercise 10…21»: «Это странное дерево, оно может упасть каждый раз, когда ветер дует из уст твоих». Да уж точно, дерево «странное»: «может упасть», причем – «каждый раз» при дуновении ветра. И не откуда-нибудь, а «из уст». При этом «дерево» имеет отношение к «любви». Вот следующая фраза первой строфы: «И паутинка моей любви вряд ли выдержит нас двоих». Их «двоих»: автора текста и предмет его «любви». Выходит, что дерево держится на паутинке. Вообще-то в процессе любви имеет значение лишь одно дерево. То самое. У некоторых субъектов оно «может упасть» и тем самым оконфузить своего обладателя.

«Странность» дерева усугубляется тем, что «оно может упасть» именно в тот момент, когда дерево оказывается в непосредственной близости от чьих-то уст, то есть – губ. Что за губы? Вопрос не простой. Это могут быть обыкновенные губы: рот, из которого исходит дыхание («ветер дует»). Но в контексте неустойчивого дерева можно предположить и какие-то еще губы…

Полуострова. Страница альбома

Если кому-то приходит в голову глупая мысль, что речь здесь идет о сексуальных проблемах, то он ошибается. Нет, речь о вещах гораздо более интересных и важных. Речь о бессознательной сфере души, которая (сфера) чаще всего, конечно, выражает себя на языке физиологических процессов, но вовсе не сводится к этим процессам. Сама по себе физиология не слишком интересна. Ее образы – всего лишь универсальный набор символов бессознательного, одинаковых для всех людей. Но на этом языке могут выражаться самые разные и очень конкретные душевные проблемы.

В данном случае мы имеем дело с душой глубоко неуверенной в себе, легко ранимой. Душой, которая начинает дрожать при одной только мысли о возможности столкновения с реальностью. Душой, которая изначально предчувствует поражение при таком столкновении. И поэтому предпочитает избегать любого контакта с реальностью, хотя и – стремится к нему. Как же жить человеку, обладающему такой трепетной душой? Похоже, ему остается лишь предаваться игре с неким суррогатом реальности. Грезить: «Мы забудем все, кроме наших снов». Погружаться в одинокие воспоминания: «Зола будет тлеть еще несколько лет» (после того, как любовь «потухнет к утру»).

Если такие вещи мучат какого-нибудь безвестного поэта, то это нормально, это только его личные проблемы или, может быть, проблемы его семьи. Ну, а если это проблемы политика назначающего и смещающего губернаторов, создающего и гасящего партии, предопределяющего ход и результаты выборов? Тогда можно вести речь о виртуализации политики, об отрыве ее от реальных проблем страны и ее населения. Я надеюсь, Сурков не такой бесплодный мечтатель, как автор анализируемых стихов. Хотя и допускаю, что Осьминогу как раз нужно, чтобы политика России представляла собой лишь имитацию реальной политики.


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ ОСЬМИНОГА>>

Ответить

введите свои данные, напишите коммент и отправьте его

Версия для печати