Вступление в НАТО

И действительно! Почему бы нет? Наконец-то заживем! Всё-таки не какие-нибудь там СЕНТО или СЕАТО. А Норс (произносится с языком зажатым меж зубов) Атлантик, то есть Северо-Атлантическая, Трити организейшн! Договорная организация! То есть теперь для нас Европа – общий дом. Да, и Америка тоже! Правда, некоторые несознательные пессимисты говорят, что в дом нас всё равно не пустят. Ограничимся, мол, сенями. А я так полагаю, что и сени – хорошо! В европейском-то доме!!! На улице снег, пурга – холодно. А ты сидишь себя в сенях. Ни ветер тебе нипочём, ни стужа. Поскулил-поскулил, тебе, глядишь, и миску похлёбки наваристой вынесут, овчинку для тепла подстелят. Благодать! Или там жара несусветная, леса какие-нибудь горят, дым по земле клубится. А в сенях тебе прохладно, вольготно, безопасно. Правда, опять-таки умы недалёкие всякие говорят, что сени – словно паперть. В храм, мол, все равно не пустят. А я так кумекаю: и на паперти – ничего. Там испокон веку нищие, да убогие, да калеки всякие. И что? Плохо что ли? Всегда есть надежда, что кто-нибудь добренький пройдёт. И глядишь — монетку-то подбросит. Евроцентик какой, или доллар, или того пуще – ажный фунт стерлингов! И тогда – гуляй – не хочу! И хлебушка-то купить можно, и молочком разживиться. А коли повезёт – и винца приобресть, душу порадовать. Песни там заспевать, желательно балладные, англо-саксонские, а то ведь не поймут, ёшкин кот! Нет, что ни говори – а в НАТО хорошо!

Единственное, что покоя душе не даёт: им-то, родненьким, зачем всё это надо? Им-то сердешным к чему обуза-то такая? Полагаю, что ответ тут может быть один. Любят они нас шибко. Так любят, что пребывание наше в отсталости и в азиатчине нецивилизованной бередит им душу, сердце надрывает, жить спокойно не даёт. А ведь и действительно! Вся история ведь об этом говорит. Ведь ещё в глубокой древности ихние тевтоны к нам пришли. С миром. С любовью. С состраданием. Но чего-то князюшко, свет Александр Невский, не понял. Дал по мордам. Но ведь не обиделись? Потом сам Сигизмунд Ваза, шведско-польский король, из любви да сострадания Москву занял, сыночка своего любимого Владислава нам варварам в качестве царя предлагал. Жертва-то какая! Но снова-здорово чего-то там нижегородские мужики с князьями не уразумели и погнали благодетелей из первопрестольной. И ведь опять же, не обиделись свеи/ляхи, не затаили злобу, не спрятали ножичек-то за пазухой.

А потом, сколько помогали, те же англосаксы: и от наполеоновской напасти избавиться, и в Крымскую войну от гордыни удержали, и в русско-японскую войну подсобили. А когда царь-батюшка с семьей в заточении оказался, так ведь ночи не спали, все спасти его хотели, планы строили. Не успели.

Но самая-то любовь от них попёрла, когда мы с фашистами сцепились. Уж как тут они бедные за нас переживали! И тушёночку нам поставляли, и грузовиками снабжали, и самолеты с танками дарили. Ой, братцы, если бы не они – где б мы были? А когда уж совсем невмоготу нам стало – фронт открыли второй. Высадились. Одно слово – союзники! Но мы им опять отплатили чёрной монетой. Империалистами их прозвали. Козни против них строили. А они смотрели на нас как на деток несмышленых. И всё ждали, что уладится.

И когда опять нам плохо стало, и старшой наш, Михайлушко лысенький, Горби наш ненаглядный, к ним поехал – не отвергли ведь! Приютили, душку. Приласкали, как могли. Не погнали прочь. Не сказали: «Не нужно нам ваших германий восточных, европ славянских всяких и прочих сфер влияния. Не нужно нам ракет баллистических, кораблей океанских и прочей всякой техники, вами уничтожаемых. Подите прочь!». Нет, не сказали так. А ведь могли бы. И в результате мы вздохнули полной грудью. На нас обрушилась, наконец-то обрушилась свобода!!!!!!!!!! И даже многострадальная Россия наконец-то обрела суверенитет. Правда, СССР не стало. Но зато сколько независимых стран сразу появилось! И везде благоденствие, мир, прядок.

Правда, чего-то там армяне с азербайджанцами что-то долго поделить не могли, грузины с абхазами да осетинами как-то рассорились окончательно, в Молдавии какие-то приднестровцы забуянили. Ну, у таджиков там не все благополучно было, киргизы с узбеками чего-то не поделили. Да и в самой России, теперь уж суверенной и свободной (наконец-то!), на Кавказе какая-то буча началась. Но ведь это – не важно! Важно, что мы интегрировались в общецивилизационное пространство. Наши люди смогли спокойно везде ездить, у нас появились свои собственные банковские счета в Европе и Америке! Правда, не у всех. Но это — не главное. И мы вошли в Форбс. А наша талантливая бизнесвумен стала даже богаче английской королевы! Бедные англичане! Столько веков господствовали в мире! Столько лет грабили колонии! А королеве своей так и не обеспечили стремительный рост благополучия. И теперь она плетется в хвосте нашей Батуриной со своими жалкими сотнями миллионов фунтов стерлингов! И опять-таки не обижается.

Нет! Благородству и терпению западоидов нет предела! Теперь они нас зовут совершенно бескорыстно в НАТО. И ведь ничего взамен не просят. Приходите, говорят! Садитесь с нами за общий стол! Будем вопросы решать. Некоторые глупые и неразумные головы кричать начинают: «Ах! Мы потеряем культурную идентичность. Растранжирим собственный цивилизационный иммунитет». Ну что им, людишкам недалёким ответить? Ведь у них, особенно у англо-саксов – огромнейший опыт сохранения культуры аборигенов! Ведь до сих пор сиу какие-нибудь там живут в резервациях. И язык сохранили, и традиции, и верования свои. И праздники у них там постоянно. Туристы к ним ломятся, не то, что к нам сейчас. Чем не жизнь? Правда, опять-таки, русских слишком много. Резервация уж больно большая будет. Но это дело поправимое: часть положат в Афгане или Иране, часть запустят в Северную Корею какую-нибудь, часть направят против Дракона китайского – всё одно на благо общечеловеческое! Там демографию подправят, там питейству посодействуют, там кокаину-героину добавят. И глядишь – нас и станет значительно меньше. Что и хорошо. Сытнее будет, да безопаснее, наверное.

В общем, что ни говори, с какой стороны ни посмотри: НАТО – дело хорошее. Вот у меня, у товарища, собака была любимая. Уж он её холил, уж он её любил. Жила – горя не знала. И погуляет с ней, и корму вкусного дорогого купит, и какой-нибудь ошейничек замысловатый на шею ей нацепит. Нет, когда не слушалась, палкой-то побивал. И наказывал, чтобы не распускалась. Но жизнь у собачки была — рай! В заботе, в сытости. Знай себе только хозяина охраняй. И всех делов! Но тут она как-то чего не допоняла, наверное. И отчего-то, почему-то, неизвестно зачем на хозяина на своего бросилась… В общем, усыпил он собачку. По совету ветеринаров. Горевал очень. Чуть ли не плакал. Но ведь мы ни на кого бросаться же не собираемся?


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ ОСЬМИНОГА>>

Ответить

введите свои данные, напишите коммент и отправьте его

Версия для печати