Прежде чем перейти к оценке смыслов разворачивающейся дискуссии о том, вступит ли Россия в НАТО и как это скажется на ее взаимоотношениях с Китаем, хочется вспомнить об одном информационном эпизоде.

Россия - НАТО

Два года назад, в августе 2008 года, находящийся тогда в Европе Его Святейшество Далай-лама XIV дал интервью телеканалу «Евроньюс». Обсуждая с ведущим передачи вооруженный конфликт в Южной Осетии и Грузии и временный разрыв НАТО дипотношений с Россией и возникшую в связи с этим напряженность в отношениях Россия-Запад, непризнанный Китаем тибетский духовный лидер предложил самым радикальным и наилучшим методом разрешения проблем сделать – вступление России в НАТО. Звучало в тот момент парадоксально, но Далай-лама настаивал, что именно это исключит не только фактор европейской нестабильности, но и сделает позицию России полностью предсказуемой. Стоит ли говорить, что за скобками остался и еще один вытекающий из этого аргумент – усиление давления на Китай. Хотя об этом ничего не было сказано, молчание порой красноречивее всяких слов.

Сегодня, когда обсуждается известная инициатива директора ИНСОРа Игоря Юрьевича Юргенса, она уже не выглядит столь экстравагантной и неожиданной. Почему?

Да потому, что за последние два года, совпавшие (о чем нельзя забывать) со всемирным финансово-экономическим кризисом, позиции сторон изменились. Из США прозвучал в адрес России сигнал о перезагрузке, а Россия, в лице ее президента Дмитрия Анатольевича Медведева выдвинула 29 ноября 2009 года идею Договора о европейской безопасности, в Праге между Обамой и Медведевым был подписан договор по СНВ

Однако в связке сил Россия-Китай во внешнеполитической сфере никаких изменений нет. Не меняется, в сторону расширения или улучшения, ни формат ШОС, не выдвигается никаких перспективных инициатив. То есть, и де-факто и де-юре все это время Россия усиливала прозападный вектор развития. И когда в сентябре прозвучало выступление И.Ю. Юргенса в Ярославле (тем более уже не первое в этом году на заданную тему), оно не вызвало, как теперь принято выражаться, шока в общественном сознании.

Да, собственно, какой шок может возникнуть от предложения сотрудничать в области борьбы с терроризмом, экстремизмом, климатическими вызовами. Это ведь стало «общим местом» ежедневной политической пропаганды. А, по словам И.Ю. Юргенса, ни исламский мир как таковой, ни тем более Китай при вступлении России в НАТО не рассматриваются в качестве противников. Это, если хотите, союз без строго очерченных врагов, направленный исключительно на укрепление собственной безопасности. И в этом смысле можно было бы в число потенциальных угроз отнести еще и превентивную борьбу с финансовой нестабильностью, угрожающим монополизмом на международном нефтяном рынке и т.д. и т.п.

Тем не менее, вопрос о безопасности, причем в отсутствии конкретного противника — субъекта стал вдруг чрезвычайно актуальным. Об этом, в частности, пишет в своей пространной статье, опубликованной в «Нью-Йорк Таймс» и «Интернешнл Геральд Трибюн» (27.9.10) экс-президента СССР Михаил Сергеевич Горбачев. Его основная идея – ответ на американскую инициативу перезагрузки России надо давать немедленно, так как фактор времени может быть упущен, а в российском обществе позитивные ожидания могут смениться апатией. И тогда вновь будет похоронена, как и четверть века назад, идея общеевропейского дома. А первые ее «похороны» — целиком на совести неумелых российских либерал-реформаторов начала 90-х годов. Второй шанс, открывшийся сегодня, упускать нельзя. Он может быть последним. А ведь, по мнению М.С. Горбачева, на повестке дня ни много, ни мало, а вопрос о новом мироустройстве и коллективной безопасности, цивилизационном прорыве от Ванкувера до Владивостока. Заметим, что о НАТО, как таковой, М.С. Горбачев не говорит, хотя, за исключением России, на указанной территории кроме альянса никаких военно-политических союзов больше нет.

Итак, вслед за И.Ю. Юргенсом нас зовет, вернее уже подталкивает в НАТО и М.С. Горбачев. Здесь надо отметить еще одну их общую идею – цивилизационную. Вот как, например, в интервью «Комсомольской правде» директор ИНСОРа говорил о практических шагах сближения, имеющих, по его мнению, глубокие исторические корни: «Идеальным вариантом была бы своего рода инициатива, исходящая от блока, но мы на этом не зацикливаемся. Мы наиболее близки друг другу в мире людей. Мы из одной иудо-христианской цивилизации… Русский правящий класс начал учиться говорить по-русски только после 1812 года. До этого говорили на европейских языках. Поэтому – да, нам надо сближаться, надо трансформироваться. И главное, что направление трансформации, что у нас, что в Евроатлантике, совпадают».

Здесь стоит отметить немалую долю лукавства или забывчивости. Ну, во-первых, русское дворянство после Петра I действительно училось говорить с детства по-французски и по-немецки, чему, надо сказать, мало помешало даже нашествие Наполеона с многочисленными евросоюзниками в 1812 году. Правда, копнув глубже, заглянув в допетровскую Русь, обнаружим, что русский правящий класс говорил и на славянских, и на балто-славянских, и на монгольском и тюркских языках. Кроме всего прочего, обособленность дворянства, общекультурная и языковая в том числе, стала причиной грандиозных социально-политических потрясений. А насчет «нашей близости», так это, как говорится, игра в одни ворота. На Западе Россию близкой и идентичной себе никогда не рассматривали, да и пока не рассматривают, несмотря на все наши инициативы, форумы и декларации.

Характерно в этом отношении высказанное не кем-нибудь, а Зб. Бжезинским мнение германской “Rheinischer Merkur” в октябре прошлого года: «…блок НАТО стал бы другим, если бы в его ряды вошла Россия, страна недемократическая и в военном отношении весьма своенравная… Ее следует включить в масштабную глобальную сеть безопасности. Это некоторым образом может помочь ослабить ее имперские амбиции». Россия, говорил Бжезинский, «не враг, но она еще враждебно относится к НАТО. Эта позиция вряд ли быстро изменится, тем более, что премьер-министр Путин в 2012 году снова станет президентом». Думается, сегодня этот известный политолог по последнему пункту вряд ли был бы столь же категорически уверен. Время, как ни странно, делает перспективы 2012 года менее ясными. Возможен не жесткий, а более мягкий, либерально-демократический, прозападный путь, которым последует российский лидер после президентских выборов.

Сейчас он, подобный путь, как раз и реализуется в нашей внешней политике наиболее отчетливо. Так, после визита Дмитрия Анатольевича Медведева в Китай в конце сентября, антикитайские и недвусмысленно настороженные публикации в наших СМИ не только не прекратились, а даже в чем-то усилились. А в целом тот цивилизационный выбор, который предлагается сделать стране, приведет к тому, что Россия станет прифронтовой или даже фронтовой территорией гигантского блока НАТО по отношению к исламскому нестабильному Югу и могучему Китаю, с которым у нас более 4 тысяч километров общей границы.

В упоминавшемся выше интервью «Комсомольской правде» И.Ю. Юргенс утверждает «по данным, которыми я располагаю, 60% россиян уже говорят о том, что нам надо налаживать более тесные отношения с НАТО». Кто бы, как говорится, спорил. Но, думается, на вопрос, предпочитаете ли вы находиться в глубоком тылу или на передовой будущих конфликтов, большинство, если не все, вряд ли предпочтут последний вариант. А тыл наш – это залог неразрывных теплых отношений с Китаем. И чем больше соотечественников проникнутся этой идеей, тем будет лучше и безопасней стране.

А в заключение — небольшой штрих на тему – «взгляд за кулисы» по поводу заинтересованности НАТО в связи с последними либеральными инициативами. В публикации от 11.10.2010 журнала «The New Times» («Новое время»), посвященной перспективам безвизового режима гражданам России в страны Евросоюза, сказано: «…в реальности цементирующая основа – это общая внешняя безопасность» — на условиях анонимности делится с корреспондентом журнала один из высокопоставленных чиновников Еврокомиссии. – «Для устранения визового барьера необходимо, чтобы Россия и ЕС вначале стали партнерами на военно-политическом театре». По его словам, сейчас впервые за последние десять лет появились реальные предпосылки к этому. Россия и Запад должны быть скованы одной цепью перед лицом новых угроз.

А не проще ли спросить, предварительно, конечно же, все обсудив и растолковав, у наших людей, хотят ли они сидеть на этой цепи?

Александр Андреевич Горбатов, консультант Института российско-китайского стратегического взаимодействия
Статья приурочена к «круглому столу» по теме «Нужно ли России участие в евроатлантическом проекте?», который состоится 03.11.10, среда в пресс-центре Центрального дома предпринимателей.


Один отзыв на “Диалог или битва цивилизаций?”

  1. on 15 Ноя 2010 at 8:42 дп guest00

    В одной из веток форума сайта kpe.ru прочитал «Америка будет воевать с Китаем до последнего русского солдата». :)

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ ОСЬМИНОГА>>

Ответить

введите свои данные, напишите коммент и отправьте его

Версия для печати