Индия. Здание Верховного суда в Чандигархе. Архитектор Карабюзье. Фото Глеба Давыдова

Сегодня мы заканчиваем публикацию отрывка из книги Вячеслава Илюмжинова «Хаосоликая Индия». Начало этого текста здесь, продолжение здесь. В дальнейшем предполагается опубликовать еще несколько интересных отрывков исследования Вячеслава Илюмжинова.

Взаимодействие внутри треугольника США — Китай — Индия начнет оказывать все большее влияние на развитие мировых процессов, коррелируя их направление и темпы. В докладе 2005 года Национального разведывательного сообщества США отмечалось: «Возможное возвышение Китая и Индии как новых главных глобальных игроков, аналогичное подъему Германии в XIX веке и США в XX столетии, значительно изменит геополитический ландшафт, что будет иметь такое же драматическое влияние, как события предыдущих двух столетий».

Мэр Лондона Кен Ливингстон считает, что мощной G8 — группе восьми индустриальных стран — предопределено стать G3 к 2020 году. По его мнению, группировка, состоящая из Китая, Индии и США, будет отвечать за половину планеты.

К такой же версии склоняется редактор Indian Express С. Раджа Мохан, утверждающий: «Индия сейчас обладает уверенностью возвышающейся державы. Она стала частью долгосрочного глобального баланса силы. Мир в процессе очень больших изменений, которые произойдут в течение следующих 20 лет: США, Индия и Китай — не Европа — те страны, где состоится основное экономическое действие».

Но возможная «Большая тройка» — геоэкономический триумвират недалекого будущего — не сможет взять на себя право решать судьбы других государств, несмотря на экономическое преимущество над всеми другими. В предыдущей «Большой тройке» минувшего столетия было не все так просто, существовало множество «подковерных» и открытых противоречий. Не следует исключать их и в будущих альянсах.

В то же время Франция выступает за превращение G8 в G13, включив в этот неформальный саммит лидеров ведущих мировых держав руководителей Индии, КНР, Бразилии, Мексики и ЮАР — стран, где проживает более 2,5 млрд человек.

Кто будет доминировать в данном триумвирате? Сомнений не испытывает по-крайней мере одна сторона, считающая себя наследницей Срединной, ясно записавшая в Белой книге Министерства обороны КНР 1998 года, что Китай «должен повести за собой мир в XXI век».

Вряд ли кому-то из этой «Большой тройки» удастся полностью доминировать, поэтому каждая страна просто вынуждена будет периодически вступать в партнерские или конкурентные отношения с кем-то из большого треугольника для решения конкретных задач на определенный период, при случае апеллируя к объединенной Европе, другим региональным блокам или отдельным странам.

Какую роль выберут остальные участники грядущих трансформаций? Во многом будет зависеть не только от экономической или демографической мускулатуры, но и от того, кто из претендентов на лидерство сможет предложить миру более универсальную и возвышающую модель сотрудничества, мира и равенства.

Научный сотрудник из Сингапура Симон Тай убежден, что «никто в Азии не хочет жить в мире, где будет доминировать Китай. Причина в том, что не существует китайской мечты, к которой стремились бы народы».

В таком случае остаются США и Индия.

Ударно-силовой курс Вашингтона показал даже симпатизирующим сторонникам разницу между провозглашаемыми идеалами и реальной политикой. Поэтому первой просьбой только избранного президента Франции Н. Саркози к правящему классу США, переданной через Кондолизу Райс, было изменить внешний имидж страны.

История свидетельствует о том, что Поднебесная всегда была сконцентрирована на самой себе, поэтому попытки ренессанса былой экономической формы, пусть даже и на супертехнологическом фундаменте, не смогут никого увлечь.

В данном треугольнике Индия, постоянно существующая в реалиях многоголосия и многоцветия, имеет все основания предложить наиболее приемлемый проект для меняющегося мира, опираясь не только на тысячелетние традиции, но и на британскую прививку приобщения к европейским ценностям, реинкарнированную в XXI веке через сближение с ЕС.

Заметно стремление Пекина и Дели не втягиваться в конфликт США с исламским миром.

Гонконгский обозреватель Чан Акйя, объясняя подобную стратегию, пишет, что он не видит вероятности того, что Индия будет играть какую-либо роль в прямой конфронтации между исламом и Западом, поэтому более вероятно, что она сидит в тени, ожидая, когда Запад завершит эту работу.

Подобные же оценки даются и китайской внешней политике, оперирующей традиционной стратегией «тигра, наблюдающего за схваткой с высокой горы».

Но существует очень сильное желание согнать Индию с этого насиженного и достаточно удобного места.

Конгрессмен Том Лантос, выступая в комитете по международным делам палаты представителей США, сказал, что Индия должна выбрать между аятоллами террора или США. И с июля 2005 года Дели впервые проявил склонность прислушиваться к антииранской риторике Вашингтона.

Поэтому нельзя исключать в дальнейшем усиления давления на Дели и по поводу отношений между Вашингтоном и Пекином.

В октябре 2006 года к тендеру стоимостью в 4 млрд долл. по развитию GSM-сетей для абонентской базы в 60 млн человек, проводимом индийским госмонополистом BSNL, не были допущены по «техническим причинам» американская Motorola и китайский гигант ZTE.

Этот демонстративный жест, отвергнувший двух мировых лидеров в области телекоммуникаций, ясно продемонстрировал желание Нью-Дели проводить политику в собственных интересах, не оглядываясь ни на Вашингтон, ни на Пекин.

И Вашингтону придется все чаще молча утираться после подобных открытых уроков.

Тающие возможности страны в Азиатско-Тихоокеанском регионе вынудили двух экс-послов США Мортона Абрамовитца (в Таиланде) и Стефена Босфорта (в Южной Корее) с тревогой признать: «Отношения в зоне Тихого океана сегодня стали почти такими же неопределенными, как и в районе Атлантики. Стратегические позиции США в Восточной Азии меняются таким путем, который мало кто мог предсказать еще пару лет назад. Роль Соединенных Штатов и их военное положение в регионе будут в конце десятилетия существенно отличаться от того, что было в начале этого периода».

При этом периоды конфликтов, связанные с отстаиванием собственных интересов в отдельных сферах, будут сопровождаться сотрудничеством по остальным направлениям, представляющим взаимный интерес.

Вместо стабильных и постоянных отношений, по мнению профессора университета Дж. Хопкинса в Вашингтоне Сунила Кхилани, будут возникать временные альянсы друг с другом на основе различных, меняющихся интересов.

Модель подобного взаимодействия можно было наблюдать в 1998 году, когда США и КНР объединились в критике ядерного испытания Индии. Затем Индия с США проявили озабоченность ролью КНР в ядерном вооружении Пакистана и КНДР, в настоящее время Индия и Китай выражают по некоторым вопросам общие интересы развивающихся стран в ВТО, что вступает в противоречие с позицией США, или Индия с Великобританией призывают США изменить политику поддержки фермеров.

В рамках торговых переговоров с ЕС и США под эгидой Дохской повестки Индия с Бразилией защищают интересы 33 развивающихся стран, для которых сельскохозяйственное производство — основа экономики.

Конфликт с Вашингтоном по поводу обвинения индийских специалистов, работающих в США, в передаче закрытой информации или увязка Индией на переговорах Дохского раунда проблемы расширения квот для индийских специалистов в сфере информатики при получении виз H1-В для въезда в США — не случайны.

Это свидетельство сложности отношений между двумя странами и отчетливый сигнал, что Дели не намерен безропотно вписываться ни в какие иноземные сценарии.

Индия возражает против ключевого требования США получить доступ своей субсидируемой сельскохозяйственной продукции на рынки развивающихся стран, так как рост импорта сельхозпродукции увеличивает частоту самоубийств индийских фермеров.

Руководство страны понимает цену этой проблемы для миллионов аграриев в развивающемся мире. Секретарь Министерства финансов Индии Ашок Джха на заседании МВФ призвал развитые страны снизить свои субсидии на поддержку сельского хозяйства. По его словам, должно быть признано, что для бедных стран сельское хозяйство не просто коммерческая деятельность, а является образом жизни и средством к существованию.

Экономических успехов для того, чтобы получить признание в мире, недостаточно.

В условиях, когда имидж США в мире постоянно падает, Китай основные устремления связывает лишь с экономикой, Индия находится, пожалуй, в более предпочтительной позиции как страна, традиционно придерживавшаяся демократических ценностей, громче многих выступавшая за сохранение существующего многообразия, мирное решение возникающих конфликтов.

В случае твердого отстаивания таких идеалов и принципов у Индии есть определенные шансы стать не только экономическим лидером, но и получить вновь определенный кредит доверия со стороны мирового сообщества, которое объективно заинтересовано в появлении мощного и влиятельного проповедника и адвоката цивилизационного многоцветья, межгосударственного диалога и сотрудничества.

Вячеслав Николаевич Илюмжинов, экономист, индолог

Еще один отрывок из книги Вячеслава Илюмжинова здесь.


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ ОСЬМИНОГА>>

Ответить

введите свои данные, напишите коммент и отправьте его

Версия для печати