Слева Мартин Лютер Кинг, говорит: I have dream... Справа американский пилотируемый аппарат на Луне

Продолжим тему, начатую подборкой «Кислотные штаты Америки». В конце этой подборки (которая будет продолжена) Степан Евстигнеев анонсировал текст Ллойда де Моза, из которого (текста) должно стать понятно, что происходило во время психоделической революции 60-х в коллективном бессознательном американского народа. Я сейчас только замечу, что, помимо чисто эмпирического описания процессов, происходивших в глубинах коллективного бессознательного, книга Ллойда де Моза «Психоистория» содержит некоторую теорию, без которой эти описания будут непонятны. Поэтому начнем с этой теории, а потом перейдем и к весьма забавному эмпирическому материалу.

О том, кто такой Ллойд де Моз, и о его фетальном понимании истории Осьминог писал здесь. Сейчас нужно добавить, что демозовская теория психоистории тоже в определенном смысле продукт психоделической революции. Ибо концепция «фетальной драмы» («фетальный» то же самое, что эмбриональный) де Моза теснейшим образом связана с открытием Станиславом Грофом перинатальных (то есть связанных с процессом рождения) матриц. Вот что пишет об этом сам Ллойд де Моз:

Психиатр Станислав Гроф в 1956 г., в Чехословакии, начал использовать ЛСД, чтобы добиться психотерапевтической регрессии, и за последнюю четверть века провел в Европе и США свыше 3000 курсов ЛСД-терапии. Постоянно наблюдая переживание пациентами заново собственного рождения, он постулировал четыре «базисные перинатальные матрицы» (БМП), которые, как ему казалось, пациенты обычно и переживали под ЛСД:

БПМ 1 (первичное слияние с матерью): пребывание в чреве, фантазии рая, единство с Богом или с природой, святость, «океанический» экстаз и т.д.

БПМ 2 (антагонизм с матерью): берет происхождение от этапа начала родовых схваток, когда шейка матки еще закрыта; ощущения, будто попал в западню, все попытки выбраться напрасны, на голову что-то сильно давит, с сердцем неполадки, будто засасывает водоворот или проглатывает ужасное чудовище — дракон, осьминог, питон и т.д.

БПМ 3 (синергизм с матерью): этап, когда открывается шейка матки и плод проталкивается по родовому каналу; фантазии борьбы титанов, садомазохистских оргий, взрыва атомной бомбы, извержения вулкана, грубого изнасилования и суицидального саморазрушения — все это элементы полной насилия борьбы смерти и рождения заново.

БПМ 4 (отделение от матери): по окончании борьбы рождения, после первого крика; чувства освобождения, спасения, любви и прощения в сочетании с фантазиями очищения и избавления от груза.

Хотя Гроф вскоре тоже передвинулся в паранормальную сферу (профессиональный риск, связанный с занятием фетальной психологией), его оригинальные клинические исследования способности взрослых заново переживать (или фантазировать — Гроф не делает попыток доказать, что это воспоминания) ощущения собственного рождения обстоятельны и представляют немалую ценность.

Что касается того, что Гроф «передвинулся в паранормальную сферу», то тут де Моз, видимо, имеет в виду трансперсональную часть карты психики, которую (карту) Гроф создал в результате исследования пациентов под ЛСД (он наблюдал в общей сложности более четырех тысяч таковых и еще десятки тысяч на семинарах по холотропному дыханию, методу, который он разработал после запрета ЛСД). Эта карта состоит из трех зон: 1. личное и биографическое бессознательное (то, с чем предпочел иметь дело Фрейд), 2. перинатальное бессознательное (с которым как раз имеет дело де Моз) и 3. трансперсональное бессознательное, которое включает в себя не только сферу, открытую Юнгом (архетипы коллективного бессознательного), но и кое-что поистине мистическое. Забегая вперед, скажу: трансперсональное включает в себя, в том числе, и сферу действия Осьминога (см. подборку Евстигнеева о кислотных штатах).

Еще замечу: с 50-х годов Гроф спокойно себе занимался исследованиями ЛСД в Чехословакии и не думал ни о каких революциях. Но в 1967 году приехал на годовую стажировку в США, где только что запретили ЛСД (в1966). А в 1968 году вдруг грянула Пражская весна. В результате Гроф остался в Америке. Тоже в своем роде синхрония. Хотя, конечно, 1968 год был кульминацией событий, устроенных Осьминогом. Достаточно вспомнить майскую студенческую революцию в Париже…

За нашу и вашу свободу. Май 1968 года. Студенческая революция в Париже

Вообще-то не я бы не стал слишком уж преувеличивать значение психоделиков в революциях 1960-х. Это был лишь один аспект перемен, которые тогда спровоцировал Осьминог. В конце концов, негры в Америке вели себя в те годы значительно более шумно, чем хиппи. «Черные пантеры», бои на улицах американских городов (26 убитых в Ньюарке, 40 – в Детройте), зажигательные речи Мартина Лютера Кинга (убитого в том же 68-м), «свободу Анжеле Девис» (кстати, Тиму Лири помогли сбежать из тюрьмы как раз черные экстремисты). Однако революции никогда не сводятся к простым беспорядкам. Одновременно со всем этим Америка готовила экспедицию на Луну (кстати, эта подготовка сопровождалась обострением чисто осьминожьей темы об НЛО) и выполняла множество других научно-технических программ, приведших к колоссальному скачку, случившемуся в 70-х. А кроме того вела войну во Вьетнаме и избавлялась от неугодных президентов (по-разному – Кеннеди, Никсон). И еще: осмысляла устройство своей политической системы. Точнее – ее изнанки. Вот об изнанке и пойдет речь у де Моза, к тестам которого мы, наконец, переходим. Сегодня короткий кусочек, дающий понять, что такое «фетальная драма». Завтра – пример применения этого метода к конкретной истории США после Второй мировой войны, а дальше – конкретные личности президентов в контексте фетальной драмы.

Итак, четыре стадии американской групповой фантазии по де Мозу (попутно обращаем внимание на сходство этих стадий с четырьмя базисными перинатальными матрицами Грофа):

Слева Станислав Гроф, справа Ллойд де Моз

В этой книге я не имею возможности рассмотреть влияние всех стадий рождения на групповые фантазии так же подробно, как в других работах. Скажу лишь, что анализ сотен государственных документов современной американской истории показывает одну и ту же закономерную последовательность стадий групповой фантазии, которая повторяется каждые три или четыре года:

Таблица стадий фетальной драмы

Условия каждой стадии отражались в исторических документах, анализ которых я проводил.

На первой стадии, когда лидер силен (чаще всего это бывает в начале президентского срока), нация чувствует себя вне опасности и не дает «врагу» развернуться. При этом средоточием политики кажется воображаемый лидер-наставник, а в политических дискуссиях в основном обсуждается вопрос, насколько он силен, не слишком ли силен, достаточно ли эффективно работает правительство, не слишком ли велик его штат и т. д.

Со временем лидер начинает терять способность к своей роли чудесного воспитателя народа и начинается вторая стадия, «трещина». Появляется все больше и больше статей о пагубных чертах нашей страны, подтачивающих нацию, о том, что нам надо бояться внезапного краха ценностей, что враг, похоже, тоже «трещит по швам» (чистейшая проекция), а кризис власти может сделать его неустойчивым и потому опасным.

Третья стадия, «обвал», часто начинается с определенного события, сигнализирующего о «крахе ценностей», который лидер не в состоянии предотвратить. Это могут быть как внутренние события, например, беспорядки, так и внешние, скажем, перемена внешнеполитического курса. На этой стадии основное беспокойство вызывает вопрос: сможет ли беспомощный лидер защитить нас от вероятного переворота или другого катастрофического события? В прессе появляется масса статей о перенаселенности планеты, городов, о переполненности дорог, о скудности пищевых запасов, о загрязнении окружающей среды, о полнейшем хаосе, о тупике.

Наконец, четвертой стадией, «переворотом», начинается собственно рождение. Нация сама начинает стремиться к кризису, обычно предполагающему войну или угрозу войны. Она чувствует себя в ловушке, тесной и удушливой, и ощущает необходимость «борьбы за свободу», которая поможет найти выход из невыносимой ситуации. Когда состояние кризиса наступает и начинается война, нация снова чувствует себя сильной, а тревога спадает, ведь теперь, по крайней мере, идет активная борьба за некую цель, а это лучше, чем пассивно страдать под воображаемым невыносимым гнетом. (Для этой стадии характерны политические карикатуры с изображением головы, придавленной огромной тяжестью, или растянутого и скрученного тела.) Но если лидер не в состоянии «выиграть» войну, а она длится уже около года, страхи нации мало-помалу угасают и могут даже полностью исчезнуть за время этого кризиса рождения. Тогда все средства массовой информации начинают давать лидеру указания на языке фантазии, что родовым мукам так или иначе пора закончиться. Лидер завершает войну (по крайней мере, в воображении). Теперь он снова силен, и цикл повторяется заново – в который раз.

ПРОДОЛЖЕНИЕ!

Справа август 1968 года на улицах Праги. Слева икона, изображающая Мартина Лютера Кинга, написанная в православном духе братом Робертом Ленцем, монахом-францисканцем, служащим по византийскому обряду в католической церкви Всех Святых в Хьюстоне


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ ОСЬМИНОГА>>

Ответить

введите свои данные, напишите коммент и отправьте его

Версия для печати