Продолжаем вникать в суть китайских козней. Что этот такое – см. здесь. Объяснения структуры публикации – здесь. Предыдущее — здесь. Сегодня – кознь № 7, с нее в книге “Тридцать шесть стратагем” начинается Раздел второй: «Стратагемы сражений при равновесии сил”.

Где должен быть командир? Василий Иванович преподает науку китайских козней своим подчиненным. Кадр из фильма Чапаев

КОЗНЬ № 7. ИЗ НИЧЕГО СОТВОРИТЬ ЧТО-ТО

Искусство обмана состоит в том, чтобы сначала обмануть, а потом не обманывать.
Когда не-обман кажется обманом — это обман истинный.
Сначала маленький обман, потом большой обман, потом настоящий выпад.

Толкование и иллюстрация Малявина

Толкование:

Когда нет ничего, а показываешь, что как-будто обладаешь чем-то — это и есть обман.
Однако же всякий обман не держится долго и легко распознается.
Поэтому несущее не может все время быть несущим.
Если же из ничего сотворить что-то, тогда обман станет действительностью, пустое станет содержательным.
Посредством несуществующего нельзя победить врага. Сотвори из него нечто сущее — и враг будет повержен.

Иллюстрация:

В середине VIII в., при династии Тан, военачальник Ань Лушань поднял мятеж против императора Сюань-цзуна. Союзник Ань Лушаня, генерал Линху Чжао осадил город Юнцю, в котором укрылся с небольшим отрядом верный императору генерал Чжан Сюнь. Последний приказал своим воинам сделать из соломы тысячу кукол в человеческий рост и каждую ночь спускать их наружу с городской стены. Осаждавшие город воины решили, что это спускаются защитники города, и обрушили на кукол град стрел, которые застряли в соломе. Тогда Чжан Сюнь приказал поднять кукол на стену и таким образом добыл несколько тысяч стрел.

Позже Чжан Сюнь приказал спуститься с городской стены настоящим воинам. Лихун Чжао решил, что Чжан Сюнь и на этот раз спускает вниз кукол, надеясь еще добыть стрел, и запретил своим воинам стрелять. Вышло же так, что отряд добровольцев из войска Чжан Сюня числом в пятьсот человек стремительно напал на лагерь Лихун Чжао и, воспользовавшись замешательством среди осаждавших, обратил их в бегство.

Учения китайской армии. Учат, разумеется, применению козней

Толкование и примеры Зенгера

ТОЛКОВАНИЕ:

а) Следует так инсценировать угрозу, чтобы противник смог заметить обман; тогда его бдительность ослабеет, при виде настоящей угрозы он примет ее также за ложную и в результате падет ее жертвой..
б) Выигрыш перевеса, достижение перемены в воззрениях или каких-то реальных изменений с помощью инсценировки.
в) Достать что-либо из воздуха; представить выдумку реальностью; распускать слухи; устраивать лживые, клеветнические кампании. Тактика диффамации. Делать из мухи слона. Маневр раздувания. Стратагема мистификатора.

ПРИМЕРЫ:

Из истории корейской войны

Изданная в Пекине в 1987 г. книга о стратагемах приводит на Кознь № 7 такой пример: во время корейской войны 8 октября — 25 ноября 1952 г. разгорелась битва на горе Сангамрионг. США высадили на площади в 3,5 кв. км около 60 тыс. человек и сбросили много тысяч бомб, из-за чего высота горы уменьшилась на 2 м. Наконец китайские солдаты, удерживавшие вершину горы, вынуждены были отступить в катакомбы. Противник попытался выкурить их оттуда и уничтожить.

Однажды ночью некий китайский отряд воспользовался усталостью американцев. В направлении намеченной вылазки они бросали пустые консервные банки и другие производящие громкий шум предметы. Сначала противник очень чутко реагировал на каждый звук и стрелял по местам, откуда слышался шум. Китайцы произвели эти действия три раза подряд. Наконец бдительность американцев ослабла. Тут маленький китайский ударный отряд быстро вышел из катакомб и взорвал два вражеских бункера, находившихся в 20 м от входа. Когда американцы поняли, в чем дело, китайский отряд уже опять спрятался в катакомбах.

С военной точки зрения Кознь № 7 учит тому, чтобы соединять фикцию и реальность и внезапно превращать фикцию в реальность. «Ничто» — это в данном случае фантом, который должен обмануть врага, «нечто» — истинное явление, которое замаскировано фантомом и внезапно выступает из-за него в момент, когда противник еще полагает, что перед ним фантом. Таким образом в некотором смысле из «ничего» возникает «нечто».

Бычья армия Ганнибала

Когда в 217 г. до н. э. римлянин Фабий Кунктатор заманил Ганнибала с его войском в глубокую долину и закрыл выход, тот освободился при помощи свежей стратагемы. Он собрал 2000 волов, привязал им на рога связки хвороста и, когда наступила ночь, поджег хворост и погнал волов на римлян. Те решили, что на них идет целое войско карфагенян, и стали спасаться бегством, Ганнибал же вывел своих воинов из западни.

Большое искусство в применении военных хитростей проявил герой Гражданской войны в России В. И. Чапаев. Вот один из характерных примеров. Однажды Чапаев отправился на разведку с кавалерийским эскадроном. Следовало выяснить, не занята ли соседняя деревня белогвардейцами. Оказалось, что деревня свободна, но белогвардейские дозоры находятся в непосредственной близости от нее. Путь чапаевского эскадрона лежал через небольшой холм, под которым стояла деревня. Когда эскадрон показался на вершине холма, белогвардейцы заметили его и обстреляли. На спуске к деревне эскадрон скрылся от белогвардейских наблюдателей. Чапаев понял, что просматривается лишь малая часть дороги, и приказал эскадрону объехать холм и еще раз проскакать через него. Белогвардейцы подумали, что проехал второй эскадрон. Чапаев приказал еще несколько раз появиться на виду у противника. В то время как один и тот же эскадрон вновь и вновь проезжал по холму, белогвардейцы решили, что готовится к наступлению целый кавалерийский дивизион, и ушли без боя.

Сила благодаря суеверию

Чэнь Шэн (в 208 до н. э.), участник крестьянского восстания в конце эпохи Цинь (221—206 до н. э.), попытался с помощью потусторонних сил поднять моральный дух своих последователей. Он приказал незаметно подложить платочек с надписью «царь Чэнь Шэн» в брюхо рыбы. Платочек должен был быть найден во время трапезы и принят за небесное знамение. Затем он послал переодетых в призраков людей выкрикивать в полночь: «Чэнь Шэн станет царем!» Это побудило некоторых суеверных людей присоединиться к его армии.


Белый небесный император

Сыма Цянь сообщает о Лю Бане, основателе династии Хань (206 до н. э. — 220 н. э.), что еще в то время, когда он был всего лишь деревенским старостой, он убил змею, перегородившую ему дорогу. Позже прохожие видели там плачущую старуху. Она жаловалась, что кто-то убил ее сына, а сын ее — сын Белого небесного императора. Он якобы превратился в змею, которая загораживала тут дорогу. Затем старуха внезапно исчезала.

Белый небесный император — божество, которое почиталось в то время еще правившей Циньской династией. В гонконгской и тайбэйской книгах о стратагемах эта история разъясняется с точки зрения Козни № 7: Лю Бан использовал рассказ, с современной точки зрения являющийся суеверной чепухой, для того, чтобы обосновать свое появление в роли грядущего победителя Циньской династии и основателя новой династии. Действительно, Лю Бан вошел в историю как первый император династии Хань.

В принципе можно предположить также следующий вариант этого древнекитайского политического жульничества. Некий точно установленный и принятый некоторой группировкой проект обнародуется с помощью управляемого «пророка». Затем, когда действительно возникает заранее спланированный результат, все воспринимают его как божественное повеление, каковое и принимается всей душой без дальнейшего сопротивления.

Так может быть, если Российские военачальники не усвоят, наконец, китайские козни. Создали этот шедевр Фальковский с Каталкиным

Путешествие в Цзинь

В эпоху «Сражающихся царств» (475—221 до н. э.) было множество странствующих политиков. Они переезжали из государства в государство, чтобы прославить свою мудрость и наняться на службу к какому-нибудь властителю. Одним из них был Чжан И (ум. 310 до н. э.) из государства Вэй. Он получил известность прежде всего как первый министр Цинь. Однажды во время своих странствий он попал в государство Чу. Здесь он жил в величайшей бедности. Его свита обиделась и хотела от него уйти. Чжан И утешил их: «Подождите, пока я не поговорю с царем». Царь предоставил ему аудиенцию, однако выказал мало благосклонности. По высказанному Чжан И желанию царь разрешил ему дальнейшее путешествие в Цзинь. Чжан И спросил:

«Не хочет ли властитель что-нибудь получить из Цзинь?»

«Золота, жемчуга и слоновой кости достаточно и в Чу. У меня нет никаких пожеланий».

«Не желал бы царь получить красивых женщин?»

«Чего ради?»

«Потому что там женщины прекрасны, как богини».

«Чу — удаленная страна. Еще никогда не видел я красивых женщин оттуда. Почему бы мне и не заинтересоваться?»

С просьбой доставить ему красивых женщин царь подарил Чжан И жемчуга и нефрита.

Обе любимые жены царя узнали об этом (согласно гонконгской книге о стратагемах, не без содействия Чжан И), испугались и передали ему 1500 цзиней золота, надеясь избежать того позора, что их вытеснят чужеземные женщины.

Перед отъездом Чжан И попросил царя, чтобы тот еще раз выпил с ним на прощание. Царь согласился и протянул ему кубок. Через некоторое время Чжан И попросил царя призвать всех, с кем тот обычно пировал, чтобы он мог выпить и с ними. Тогда царь призвал обеих своих любимых жен. Когда Чжан И увидел их, он бросился перед царем ниц. «Я солгал вам и заслуживаю смерти», — воскликнул он.

«Почему это?» — спросил царь.

«Я проехал через все государство, но нигде не встречал столь прекрасных женщин, как эти. Когда я обещал привезти вам самых красивых женщин, таким образом я солгал».

«Это простительно, — сказал царь. — Я-то ведь все время пребывал в убеждении, что эти две женщины — самые красивые в Поднебесной».

Обсуждаемое путешествие в Цзинь и обещание достать там небесно прекрасных женщин — это пустые обещания, «ничто». А подаренные золото и драгоценности — это «нечто», которое выводится из этого «ничего».

Только бегство спасло месье Пурсоньяка

Жюли влюблена. Но ее отец Аронт сговорил ее за месье де Пурсоньяка из Лиможа. «Ну что, вам пришло что-нибудь в голову касательно нашего дела? — спрашивает Жюли своего возлюбленного и продолжает: — Как вы думаете, Эраст, возможно ли избежать этого ужасного брака, который мой отец вбил себе в голову?» Эрасту удается успокоить Жюли: «Достаточно сказать, что у нас имеется множество козней, готовых к применению».

Итак, чтобы расстроить свадьбу, Эраст с помощью неаполитанца Сбригани использует множество стратагем. Когда Пурсоньяк приезжает, они с помощью двух врачей объявляют его больным и помешанным. Врачи лечат его кровопусканием и клизмами, так что Пурсоньяк действительно заболевает. Отцу один из врачей объявляет, что у пациента сифилис. Является голландский купец (переодетый Сбригани). Он обвиняет Пурсоньяка в том, что тот остался должен десяти-двенадцати голландским купцам. Пурсоньяк перестает понимать, на каком он свете. Он не подозревал ни о болезни, ни о долгах. Аронта, отца Жюли, извещают, что его предполагаемый зять весь в долгах. Сбригани рассказывает Пурсоньяку, что Жюли — обычная девушка, довольно легкого поведения. Наконец Аронт и Пурсоньяк встречаются. Отец уже гораздо менее одушевлен этим браком. Является Жюли и внезапно набрасывается на Пурсоньяка с объятиями и поцелуями, то есть ведет себя действительно как девица легкого поведения, так что Пурсоньяк тоже гораздо меньше воодушевлен.Наконец отец прогоняет Жюли. Тут входит переодетая женщина и заявляет, что Пурсоньяк — ее супруг, которого она нашла после долгих поисков. Вскоре появляется вторая женщина и утверждает то же самое, причем показывает троих детей, о которых утверждается, что это — дети Пурсоньяка. Аронт, наконец, решает, что не выдаст Жюли за этого человека. Приходит юрист и обвиняет Пурсоньяка в многоженстве. Адвокат объясняет, что это преступление карается повешением. Пурсоньяку остается только бежать, переодевшись в женское платье. Эраст обращается к Аронту, который благодарен ему за разоблачение месье де Пурсоньяка и предлагает ему в награду руку своей дочери.

В этой комедии Мольера «Господин де Пурсоньяк», впервые поставленной в 1669 г., одно гротескное применение Козни № 7 следует за другим.

Китай и пакистанская атомная бомба

Зачастую китайская пресса пользуется этой кознью для объяснения событий за рубежом.

«В особенности Советский Союз не упускает малейшей возможности извлечь из ничего нечто и обратить это против Китая» («Жэньминь жибао»). Вот примеры высосанных из пальца советских обвинений:

— Китай планирует совместно с Пакистаном военную интервенцию в Афганистан.

— Китай совместно с Пакистаном разрабатывает ядерное оружие.

— В китайском Синьцзяне размещены лагеря афганских мятежников.

— Китайские вертолеты вторглись в индийское воздушное пространство.

— Два израильских должностных лица посетили Китай, очевидно, с целью заключения китайско-израильского союза.

— Убийца Кеннеди Освальд поддерживал связи с Китаем.

— Китай поддерживает контакты с итальянскими «красными бригадами».

Упреки в адрес Советского Союза почерпнуты из «Жэньминь жибао» за 1978—1984 гг.

Четырехступенчатые слухи

Чэнь Сяочуань насчитывает четыре ступени эскалации слухов, направленных против лица, которое намереваются опорочить. Если этот человек безупречен с профессиональной стороны, на него прежде всего предпринимаются политические нападки. Если он неуязвим политически, его обвиняют в деловой недобросовестности. В случае неудачи на прицел берется его личная жизнь. Когда и этот выстрел оказывается мимо цели, придираются к его характеру, например упрекают в излишней гордости. Обычно цель навредить достигается, как только начальник поверит слуху.

«Слухи имеют большое значение для устрашения, — указывает гонконгское издание по стратагемам 1969 г. — С помощью немногих слов можно устроить так, чтобы герой сложил оружие и даже чтобы человек покончил с собой. К тому же совершенно не обязательно должно пройти какое-то время. Как только сплетня становится известной, она неминуемо производит свое действие».

Это не китайская кознь, это изощренное китайское наказание

Примеры Воеводина:

***
Советское время. Аэропорт. Очередь за билетами. Билетов нет. Появляется добрый дядя, который за десять рублей готов купить билеты на любой рейс. Сначала дядя делает билет подставной тете. Тетя просто счастлива. Процесс пошел. Желающие улететь в условиях конкуренции вручают дяде деньги за билеты, паспорта и его гонорар. Дядя проходит в служебную дверь и исчезает. Паспорта обнаруживают в мусорном ведре. Денег в них, естественно, нет.

* * *
В Ленинграде жил хитрый дедок. Он якобы договаривался с приемными комиссиями и “помогал” детям поступать в ВУЗы. Условия: оплата работы авансом. Но если поступление не состоялось, — деньги полностью возвращались. Естественно, что никакой работы дедушка не проводил, никого в приемных комиссиях не беспокоил. Дети поступали сами, но каждое удачное поступление приносило доход, поскольку фиктивную “взятку председателю приемной комиссии” можно было оставить себе. За сообразительность.

* * *
В ходе Второй мировой войны, после нападения Германии на Францию, со стороны немецких войск были применены достаточно неожиданные, но эффективные меры для создания условий, при которых стала невозможна переброска и передислокация французских войск. Среди мирного населения распространялась листовка с пророчествами Богоматери. Листовка содержала правдоподобную информацию, в том числе о том, что появятся ужасные разрушения от летающих огненных машин. Но самое главное, Богоматерь указывала безопасное место — юго-восточную часть Франции. Кроме листовок велись передачи немецкого радио на французском языке, которые воспринимались населением, как передачи собственной правительственной радиостанции. Эффект был неожиданно потрясающим. Несмотря на все попытки гражданских и военных властей Франции остановить толпы беженцев, огромные людские массы пришли в движение. Все дороги оказались блокированными. Армия просто не смогла передвигаться по дорогам, забитым людьми, повозками, автомашинами.

Продолжение


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ ОСЬМИНОГА>>

Ответить

введите свои данные, напишите коммент и отправьте его

Версия для печати