Как Осьминог подбирает агентов? Это надо рассматривать каждый персональный случай в отдельности. Персоналиями у нас будет ведать Степан Евстигнеев, он давно следит за агентурой Осьминога. Начнет, пожалуй, с Егора Гайдара.
Admin

Дураки, которых использует Осьминог, удобней для исследователя, чем умные люди. Из этих последних информацию приходится извлекать буквально под психоаналитической пыткой. А люди попроще все сами рассказывают, прямым текстом, поскольку не понимают, что говорят. Вот Гайдар в своей книге «Дни поражений и побед» признается, как был завербован Осьминогом. Точнее, не завербован (завербован он был несколько раньше), а поставлен на должность главного разрушителя ставшей неэффективной (в глазах Осьминога) советской экономики. Читаем:

Гайдар рассказывает своей маме, что собирается делать с неэффективной экономикой

Впервые идею о том, что мне придется взять на себя практическое руководство реформами, мои коллеги обсуждали еще весной 1991 года в кулуарных разговорах после международной экономической конференции в Париже. Но тогда это воспринималось скорее как шутка, продолжение капустника на Змеиной горке. В августе, за несколько дней до путча, ко мне заходил А. Головков, спрашивал, как бы я отнесся к предложению стать государственным советником Ельцина по экономике. Только что избранный президентом, он начал перестраивать под себя структуры российской исполнительной власти. Я сказал, что вопрос предельно прост: все зависит от того, что Ельцин собирается делать с экономикой. Если по общему направлению его намерения совпадают с моими убеждениями, то я готов серьезно рассмотреть это предложение. Тогда нужно встретиться с президентом и все обсудить.

Утром 19 августа для себя решил — если Ельцин обратится ко мне с таким предложением, непременно приму его. Думал, что на этом месте действительно могу быть полезен. Все-таки наш институт — самое сильное на сегодняшний день научное подразделение, занимающееся не абстрактно-теоретическими изысканиями или долгосрочным прогнозированием, а текущей хозяйственной конъюнктурой, а потому и способное достаточно точно предугадывать последствия принимаемых решений, готовить практические рекомендации по подготовке и реализации рыночных реформ.

Сентябрьская работа в Архангельском была обусловлена именно такой логикой отношений с властью. Только постепенно, к октябрю, стали накапливаться сомнения в жизнеспособности этой схемы. Ну хорошо, советы мы дадим. А делать-то кто все это будет? Кто решится сесть в пустующее пилотское кресло? Поначалу гоню от себя эту мысль. Прекрасно понимаю, насколько работа советника президента по экономике спокойней, приятней, да и безопасней поста министра финансов обанкротившегося государства. Очень хотелось бы сохранить за собой приятную привилегию — анализировать, советовать. критиковать, подправлять. И все же постепенно прихожу к убеждению: если не найдется никого, кто взял бы на себя ответственность за начало жизненно необходимых, тяжелых, социально конфликтных радикальных реформ, придется за это браться…

Было желание набрать воздуха, как перед дальним заплывом, оглядеться вокруг, собраться с мыслями. Поколебавшись, решил выполнить старое обещание: слетать ненадолго в Роттердам, прочесть несколько лекций по проблемам постсоциалистической экономики в Университете Эразма Роттердамского. На третий день — звонок из Москвы. Надо вылетать обратно — вызывает Ельцин.

Конец цитаты. Обратите внимание на сделанные мной выделения. Из них, во-первых, следует, что коллеги еще весной 1991 года заметили, что с Гайдаром в Париже что-то случилось. Может быть, с ним там кто-то переговорил, а может, он просто почувствовал внимание к своей персоне со стороны важных белых людей (такие детали обычно остаются неизвестны). Однако забавно: Гайдар стал вести себя так, будто уже ангажирован (и это было заметно со стороны, даже вызвало шутки). Стал всерьез раздумывать: принять предложение или нет? Не предложение Головкова или Ельцина (это планктон), но предложение Осьминога. В день августовского путча Гайдар решил предложение принять. По тому, что творилось в тот день в Москве, он понял: предложение было серьезным.

Конечно, можно считать, что Гайдар просто психически больной человек: вдруг ни с того, ни с сего – с потолка, как Поприщин, – решил, что его поставят во главе правительства. И действительно, если бы ему не было заранее сделано некое предложение (которое к тому же потом вылилось в реальное назначение), можно было бы считать его психически ненормальным. Но в том-то и фокус, что Гайдар заранее знал, что его назначат, и не смог скрыть этого в своей вызывающе откровенной книге. Написал текст, в основе которого лежит предпосылка, что да, предложение было сделано (а иначе было бы написано как-нибудь так: вдруг как гром среди ясного неба приглашение к Ельцину и т.д.). Сделано, а как же иначе? Только при наличии серьезного предожения оправданы (психически нормальны) его размышления – принять или не принять? – а также прикидки: что же он будет делать на этом посту… Летом 1991 года Гайдар уже чувствует себя в министерском кресле.

Без комментариев

Особенно трогательно вот это: «Было желание набрать воздуха, как перед дальним заплывом». Ну, «заплыв» – это лирика, а в реальности человек полетел в Амстердам: представлять там план, что будет делать, когда его назначат. Ведь «почитать лекции по проблемам постсоциалистической экономики» – только иносказание. А на деле сказано следующее: поговорили два дня о проблемах постсоциалистической экономики, а на третий день вышла команда: назначить! Что бы это могло означать? Сторонник теории «заговора против России» мог бы здесь прямо сказать, что молодой человек ездил в Роттердам не лекции читать, а на смотрины: мол, эти лекции были рассказом о том, что он собирается делать со страной, если его назначат…

Но хоть и невозможно сомневаться в том, что Гайдар говорил в Роттердаме именно о том, что с ней надо делать (ведь у него же была готовая программа), исследователь поведения Осьминога отвергнет такую теорию. Ибо — зачем нужен заговор, если все само собой происходит? Скажем, есть молодой человек из хорошей фамилии с блестящими карьерными возможностями, который, приезжая то в Париж, то в Роттердам, четко и ясно излагает, как можно разрушить свою уже очень пошатнувшуюся, но еще весьма крепкую страну и ее экономику. Такого, конечно, берут на заметку. Никакой заговор тут не нужен. Кураторам от Осьминога, которые собираются разрушить экономику (в данном случае – России), нужно просто говорить: о, это очень сильный перспективный экономист… Или просто молчать, думая про себя: откуда у парня такие задатки?

Какие такие? Задатки некрофила, как в свое время в статье «Генотип Гайдара» детально показал постоянный автор нашего сайта Олег Давыдов. Если Давыдов смог так точно проанализировать деструктивный характер Гайдара и дать подтвердившийся прогноз его поведения, то почему же аналитики Осьминога из соответствующих интеллектуальных центров этого не могут? Могут. Вряд ли там сидят люди, мене осведомленные в основах психологии, чем наш Давыдов. И конечно, они сразу поняли, что тут не реформами пахнет, а чем-то гораздо более разрушительным. Надо только создать стратовые условия…

Короче: Осьминог использует всякого рода гайдаров в темную. И те даже не понимают, что их используют. Потому что никогда ничему всерьез не учились и не способны понять даже собственный текст, не говоря уж об экономике. Давайте запомним этот неутешительный вывод.

Более подробно о похождениях Егора Гайдара читайте на Осьминоге здесь.


Один отзыв на “Шок и лепет”

  1. on 20 Дек 2011 at 8:40 пп vova

    Что Ельцин что Гайдар одна СВОЛОЧЬ на теле России. У этой гадины нет ни стыда не совести. Им и их потомкам все скажется в полной мере за содеянное над нашей Родиной.

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ ОСЬМИНОГА>>

Ответить

введите свои данные, напишите коммент и отправьте его

Версия для печати