Пятая часть (начало здесь) статьи Мэтта Тэйби «Великий американский пузыренадуватель», опубликованной в журнале «Роллинг Стоун». Автор прослеживает историю банка Голдман Сакс. На сей раз речь о подтасовках с кризисным выкупом банков. Перевод взят из журнала emdrone, переводчику принадлежат и примечание в тексте.

Пузырь 5. Подтасовки с кризисным выкупом банков

После того, как прошлой осенью лопнул нефтяной пузырь, нового пузыря, чтобы все продолжало жужжать и крутиться, не нашлось — в этот раз кажется деньги и вправду закончились, закончились мировой депрессией. Поэтому финансовое сафари переехало в другое место, и главной добычей следующей охоты оказался единственный оставшийся для пожирания незащищенный капитал: деньги налогоплательщиков. Здесь, в самом большом выкупе банкиров государством, Голдман Сакс действительно начал показывать свои мускулы.

Все началось в сентябре прошлого года, когда тогдашний министр финансов («секретарь казначейства») Полсон предпринял ряд судьбоносных решений. Хотя он уже организовывал спасение Bear Sterns несколькими месяцами ранее и помог выкупить псевдо-частные компании ссужающие деньги — Фанни Мей и Фредди Мак, Полсон решил позволить Братьям Ле(х)ман — одному из последних настоящих конкурентов Голдмана — обвалиться без какой-либо помощи («статус Голдмана как супер-героя остался в целости, » — говорит рыночный аналитик Ерик Салцман, «а конкурент Ле(х)ман исчезает»). [**]

Прямо на следующий день Полсон дает зеленый свет для массивного 85-миллиардного выкупа для компании AIG, которая проворно разворачивается и выплачивает 13 миллиардов, которые она должна Голдману. Благодаря этим спасательным операциям, банку сполна заплатили за его необеспеченные дурные ставки. Для сравнения ушедшие на пенсию работники ожидающего помощи Крайслера могут считать, что им сильно повезло, если они получат 50 центов с каждого доллара, который им должны.

[**] примеч. перев. — [ есть и другая версия того, почему «разорился» Lehman Brothers. Эта компания также одна из основателей Федерального Резерва, а потому по сути должна бы была входить в круг неприкосновенных. Я читал, что «разорение» с покупкой компании другой компанией из этого же очень узкого круга создателей денег могло преследовать другие цели. Какие? — например, валютные запасы Украины, целой страны, сгорели во время этого банкротства, и мгновенно начался полный грабеж её зарубежными финансистами-ростовщиками. Кроме Украины, насколько помню, в той заметке фигурировал запас еще какой-то полуколонии.
Возможно, что банкротство стало позволено и компания не выкуплена было внутренним договором, выгодным с точки зрения колонизации и геополитики, а не борьбой конкурентов на уничтожение друг друга — emdrone ]

Сразу после выкупа AIG Полсон объявил о федеральной программе выкупа финансовой индустрии, план на 700 миллиардов, получивший название (примерно) «программы помощи для дебитов с затруднениями» (TARP), и назначил до того неизвестного 35-летнего голдманита по имени Нил Кашкари управлять этими средствами. Чтобы получить право воспользоваться выкупными деньгами, Голдман объявил, что он превращает себя из инвестиционного банка (т.е. банка по вложениям) в «банкосодержащую» компанию, ход, позволяющий им иметь доступ не только к 10 миллиардам денег TARP, но и целому морю других, менее заметных денег налогоплательщиков — прежде всего к «уценочному окну» Федерального Резерва. [термин — полу-эвфемизм и не имеет отношения к уценкам, см. статьи об устройстве ФедРеза — emdrone]. К концу марта Фед ссудит или гарантирует по крайней мере 8.7 триллиона в серии новых программ выкупа-помощи — и благодаря малоизвестному закону, позволяющему Феду блокировать большинство ревизий со стороны Конгресса США, суммы и их получатели останутся практически полностью засекреченными.

Перевод компании в статус bank-holding («держатель» других банковских компаний) принес и другие преимущества: главным начальником Голдмана является Нью-Йоркское отделение Федерального Резерва, председателем которого в момент перемены статуса был Стивен Фридман, бывший со-председатель Голдман Сакс. Технически Фридман нарушил политику ФедРеза оставаясь членом директората Голдмана в то время, когда он формально как бы отвечал за банк; чтобы исправить проблему, он запросил (и получил) документ об освобождении его от ответственности за конфликт интересов от правительства. Фридман также был обязан избавиться от акций Голдмана после того, как тот стал компанией-держателем банков, но благодаря освобождению он пошел и докупил еще 52000 акций своего родного банка, что сделало его на 3 миллиона богаче. Фридман ушел с поста в мае, но его преемник, сегодня надзирающий за Голдманом — президент Нью-Йоркского Феда Уильям Дадли — еще один бывший голдманит.

Общая мораль всего этого — выкупа страховщика AIG, шустрое одобрение изменения статуса банка, выкупные миллиарды — в том, что когда дело доходит до Голдман-Сакс, никаких «свободных рынков» не существует. Правительство может дать другим игрокам на рынке умереть, но оно просто не позволит Голдману обанкротиться ни в каких обстоятельствах. Для Голдмана рыночное преимущество неожиданно превратилось в объявление своей исключительной привилегии. «В прошлом преимущество было скрытым», — говорит Саймон Джонсон, профессор экономики в Массачусетском Институте Технологии и бывший чиновник Международного Валютного Фонда, которые сравнил выкупы с бандистским капитализмом, который он наблюдал в странах третьего мира. «Сегодня это преимущество явное».

Это и есть главная шутка, заканчивающая историю. После того, как Голдман сыграл важнейшую роль в исторических катастрофах с рыночными пузырями, после того, как он помог 5 триллионам исчезнуть из сводок NASDAQ, после заклада-продажи тысяч мусорных ипотек пенсионерам и муниципалитетам, после того, как он помог вздуть цену бензина до 4 долларов за галлон и поставить 100 миллионов людей во всем мире перед угрозой голода, после захвата десятков миллиардов денег налогоплательщиков после ряда выкупов, которые регулировал его собственный бывший глава, что Голдман Сакс отдал взамен народу Соединенных Штатов в 2008 году?

Четырнадцать миллионов долларов.

Это сумма, которую фирма заплатила в виде налогов в 2008, эффективный налог в размере одного, перечитайте, одного процента.

Почему это возможно? Согласно годовому отчету Голдман Сакс, низкое налогообложение есть следствие в большой степени изменений «географических составляющих доходов» банка. Другими словами, банк перемещал деньги так, что большинство его доходов случилось в зарубежных странах с низкими налогами. Благодаря нашей совершенно дырявой системе корпоративных налогов, компании вроде Голдмана могут перевозить свои доходы в оффшоры и откладывать выплаты налогов на эти деньги, бесконечно, даже когда они заявляют право на скидки с выплат немедленно и сегодня. Поэтому любая корпорация с бухгалтером хотя бы время от времени пребывающем в трезвом состоянии обычно может найти способы обнулить свои налоги. Отчет GAO (Государственного Департамента по Отчетности) обнаружил, что между 1998м и 2005м примерно две трети корпораций, работающих в США, вообще не платили налогов. [***]

[***] примеч перев Смысл этого на самом деле в следующем. Устройство «главного гешефта» банкиров, которые владеют США — как это происходит в деталях и на практике прекрасно иллюстрирует данная статья — в сборе процента под который продается каждый доллар, чтобы попасть в обращение. На эти проценты денег не создано, в принципе, это важная часть гешефта.
Как следствие, сбор его приводит к отбору ранее имевшегося имущества у тех, кто в данном раунде игры в «рынок» оказался проигравшим, т.к. денег в обороте для всех выплат не хватает.
Если корпорация — как большинство корпораций в США — уже принадлежит владельцам страны, центральным банкирам, то «платить налоги» самим себе из своего кармана не имеет смысла. Поэтому налоговые законы — они чрезвычайно запутанны — сделаны так, что корпорации могут выводить себя за пределы законодательства, формально его не нарушая, оставляя видимость «всеобщности» псевдо-законов.
Однако с работающего населения отбор происходит под угрозой рейдов вооруженных людей, осуждения на тюремные сроки и т.д. и т.д. — emdrone

Ситуация должна была бы приводить к ярости и вилам — но почему-то когда Голдман выпустил свои налоговые декларации уже после выкупа, почти никто не сказал ни слова. Одним из единиц, высказавших замечания по поводу этой наглости, был конгрессмен Ллойд Доггет, демократ из Техаса, которых работает в Комитете Способов и Средств [что за чудесное бюрократическое название! — emdrone]. «Когда правая рука протягивается просить помощи, левая прячет подаяния в оффшорах».

Окончание


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ ОСЬМИНОГА>>

Ответить

введите свои данные, напишите коммент и отправьте его

Версия для печати