Жорж Иванов – избранный обладатель мучительного визионерства – дара «двойного зрения»? Или всё-таки обыкновенный больной, преследуемый призраками, галлюцинациями расстроенного воображения. Выводящими его за рамки обыденной картины мира, до болезненности обостряя стремление выразить в слове то, что недоступно привычному взору. Текст Игоря Фунта.



Информация – это то, что скрыто внутри формы. Это тайна, а вовсе не тот поток сообщений «средств массовой информации», который своею разнородной избыточностью камуфлирует верное знание и понимание естественного хода вещей. О том, как видеть скрытые смыслы, пишет в своем исследовании китаист Андрей Девятов.



В.Зимин о «заваленных» и в конце концов отворённых энергетических каналах. Что объясняется только как чёрными дырами, провалами и… непрестанными мучениями. Зачем эти муки? «За Небом есть ещё Небо» – и это не простое любопытство. Только ради любопытства не выдержал бы никто. Что и почему я должен Всевышнему? – ответ далеко не прост.



Пока телеги, подмазанные лотарингским жиром, плывут в сказочную страну на востоке, Гёте – шестнадцать лет, Моцарту восемь, Шиллеру четыре, через два года умрёт Георг Филипп Телеманн… Первая немецкая аптека при Петре. Немецкая слобода в Москве. Екатерина, первая в России, сделала себе прививку от оспы и смотрит в окно… О пришествии русских немцев – постоянный автор Перемен Василий Крюков.



По многочисленным просьбам Перемены публикуют новый текст Максима Кантора, продолжающий его искусствоведческое исследование. В мировой истории есть фигуры, чьё величие несомненно. Художник Сезанн признан отцом современного искусства, величайшим живописцем Нового времени. Автор пытается объяснить простому зрителю, чем же так хорош Сезанн.


god
Ответ Глеба Давыдова на статью Андрея Рудалева «Противостояние пустоте. Основной сюжет русской культуры». Цитата: «Если Бог — целостен. Если Бог — Целое. Если Бог сама Абсолютная Целостность. То эта Целостность включает в себя всё, не так ли? Иначе это уже не Целостность, а фрагмент… Но разве Бог может быть фрагментом?»


rud
Статья Андрея Рудалева, в которой он проводит точку зрения, что «преодоление состояния части, розни, отчужденности, разобщенности, пустоты» это генетическое свойство отечественной культуры. «Линия этой брани с пустотой и разделенностью проходит через всю отечественную тысячелетнюю культуру и историю».


Вениамин Бог. Есть
Обновление в проекте «PDF-поэзия Peremeny.ru». Добавлен новый сборник стихов Вениамина Бога под названием «Есть». Адвайтические откровения, натурфилософия и живая пустота. «мы оставляем любые сомнения/ чтобы себя навсегда опознать». Скачать сборник в формате Pdf можно на странице проекта.


eim
Колонка Игоря Манцова, посвященная памяти сценариста и режиссёра Анатолия Эйрамджана. 23 сентября Эйрамджан скончался на 78-м году жизни. «Эйрамджан по сути в одиночку и, вероятно, не слишком об этом задумываясь, дал честный портрет позднесоветской страны, в порыве истерики избавившейся от какой бы то ни было идеологической надстройки».


nav
Рассказ Андрея Бычкова о бытии, зажатом в узких рамках эго. Стареющий интеллигентный психотерапевт приезжает в деревню, насладиться природой, но ему мешает безумный и по-мамлеевски русский капитан разведки в отставке. Психотерапевт (с любовницей) летит в тур по Италии, где во время экскурсии обнаруживает свою окончательную несостоятельность.



Игорь Фунт к 130-летию основоположника новокрестьянства Н.Клюева, жертвы сталинского террора. Учитель Есенина, друг Блока, повлиявший на взгляды последнего. «Торфяной» самородок, прошедший через все круги сталинского ада, Клюев сызмальства понял, что кроме видимого жизнеустройства России существует тайная, скрытая иерархия, церковь невидимая – Святая Русь…


marina
Культурологическое эссе Мины Полянской о Коктебеле, Максе Волошине, Марине Цветаевой и Сергее Эфроне. О таинственности и неотвратимости событий, случившихся более века назад. О Гении Места, вечных легендах и мистериях, связанных с ним. И о том, как эти легенды и мистерии входили в жизни поэтов Серебряного века и определяли их судьбы.



Глава из романа Георгия Сомова о Пушкине «Венец певца». Роман публиковался в 1997 году в издательстве Лениздат. В электронном виде нигде и никогда не появлялся. Глава может быть прочитана как самостоятельное художественное произведение. Речь в ней идет о д’Антесе на русской охоте. Прислано вдовой писателя ко второй годовщине его смерти (18 ноября).


kk
Игорь Манцов продолжает анализировать новое отечественное кино и сопоставлять его с западным. На этот раз речь зашла о нашумевшем фильме Ивана И. Твердовского «Класс коррекции». «У нас ещё не пройдена стадия социального анализа, стадия прямого наблюдения за реальностью, стадия учёбы и честности. …Тутошняя культурка стремительного перехода на рельсы мифопоэтики не выстрадала, не заслужила. Советская-то была почестнее».



Москву посетила Синду, реализованный Мастер из Италии. Глеб Давыдов встретился с ней и взял у нее интервью. «Я не знаю, как выйти, но я знаю, как войти. Получать. И это причина, по которой я здесь. Моя работа это не работа. Подойти к тебе ближе и ближе. Чтобы не оставить пространства для ума. Взять тебя внутрь. Прямой опыт. Прямо. Прямо. Прямой опыт пришел к тебе. Сейчас».



Тайные бодхисаттвы и архаты среди нас. Японист Александр Чанцев о тех, кто держит этот мир. «Как выходные, звонков по делам нет, но ты чувствуешь, что их нет, и не будет, ты этим спокоен и свободен. Свобода – это отсутствие. Пустота».


Йоги Рамсураткумар
Йоги Рамсураткумар не оставил никакого конкретного учения. Тех, кто приходил к нему «за учением», он обычно отсылал к другим учителям. Себя он называл «этот нищий», «этот грешник», «этот грязный тип». При этом еще при жизни многие почитали его как великого мудреца, Гуру и воплощение Бога. Земная жизнь Йоги Рамсураткумара сама по себе была учением. Но кое-какие его высказывания сохранились.



Этой осенью в Кембридже вышел третий том писем Сэмюэля Беккета, из предполагаемых четырёх. Охватывающие период конца 50-х и первую половину 60-х гг., написаны они уже не начинающим и даже не признанным, а – если принимать подобные клише – всемирно известным автором. Которому через несколько лет будет присуждена Нобелевская премия. Текст Анатолия Рясова.