Блог-книга «Осьминог» продолжает публикацию работы Александра Кашанского об универсальных мировидении и мировоззрении. Глава 17 называется «Воля Неба и небо-политика», и речь в ней идёт о соответствии политических стратегем верному курсу в движении к системе духовных и ценностных координат — самоидентификации и ответу на вечный вопрос жизни: «Кто мы, откуда и зачем?»



Представляем интервью с близким другом Пикассо сэром Джоном Ричардсоном. Газета The Sunday Times. Об открывшейся 28 апреля 2017 г. в центре Лондона выставке «Минотавры и Матадоры». Идея принадлежит Ричардсону, её куратору. Основная задумка вернисажа — добиться понимания самой существенной темы Пикассо, найденной в результате аналитических поисков.



23 апреля 2017 года на 65 году жизни ушел один из сооснователей и главных авторов интернет-журнала «Перемены» Олег Давыдов. Автор проектов «Места силы» и «Дни силы»; книг «Шаманские экскурсы», «Горбачев. Гений карьеры», «Демон сочинительства», «Кукушкины детки». А также многих текстов, опубликованных в российских и зарубежных изданиях.



Александр Чанцев о Генриетте Мораес и её мемуарах. Она не знаменита ничем конкретным, она просто была. Да, модель Фрэнсиса Бэкона и Люсьена Фрейда, роуди-попутчица Марианны Фэйтфулл. Тусовщица. Автор мемуаров. Рассказывающих о той эпохе примерно так же, как биография Джаггера или песни Боуи. Кастро, Фельтринелли, Битлз, их сонмы… тех, из 1950—60-х. Битовых.



16 апреля 1940 родился Константин Константинович Кузьминский — уникальная фигура пантеона современной русской словесности. Писать об умершем в нью-йоркской провинции 2 мая 2015 года ККК, — как гласит подпись на его письмах и книгах, — необычайно трудно. Ибо вся его жизнь — живой миф. Также невозможно отнести этого поэта-бунтаря к какому бы то ни было каноническому жанру.



В Страстную пятницу — в преддверии Воскресения Христова по юлианскому календарю — представляем статью Елены Груздевой. В которой исследуется, каким образом благодаря выстроенному символическому аппарату христианства субъект, идентифицируясь с абсолютным субъектом — Христом, — получает возможность проживания собственной смерти и воскресения.



8 апреля 2017 года в тихом немецком городе Хорб-ам-Неккар тихо умер Анри Волохонский, русский поэт, философ, переводчик. Знаковая фигура питерского андеграунда 1960—1970-х годов. По одной из версий, автор известной песни «Над небом голубым…» (некоторые утверждают, что автор не он). О его сочинениях и его дружбе с Хвостом (Алексеем Хвостенко) рассказывает Виктория Шохина.



В продолжение психоаналитических заметок Елена Груздева пытается ответить на вопрос: как именно возникает первичный нарциссизм, каким образом на смену частичным объектам аутоэротизма приходит представление о себе как о целостном едином «я»? Резюмируя, что формообразующая функция, благодаря которой можно выделить в мире себя, — это стадия зеркала.



Галина Щербова о философии «Курочки Рябы». Сказки, представляющей собой ряд аксиом, на которых зиждется несколько гипотез, позволяющих делать догадки. Но доказательств нет. Подсказки в виде деталей отсутствуют. Нет определений, черт, качеств. Кроме лишь качества яйца — оно золотое. И кроме качества курочки — Ряба. Отсюда напрашивается вывод…



В издательстве «Corpus» выходят книги про Иосифа Бродского, разрастаясь в целую серию. Сначала Эллендея Проффер Тисли публикуeт «Бродский среди нас». Потом Елена Якович — книгу «Прогулки с Бродским», основанную на знаменитом walk-movie с участием его друга Евгения Рейна. Наконец — воспоминания Карла Проффера «Без купюр». О них — Олег Демидов.



Виктория Шохина — в память о большом русском поэте Евгении Евтушенко. Завещавшем похоронить себя в Переделкине, возле Бориса Пастернака. Это, может, и наивно, — но он вообще был наивен и простодушен. Хотя кому-то казался слишком искушенным. А ведь его стихи можно было услышать в самых неожиданных местах — на заводе, у костра, в заштатном кабаке…



Этим текстом Елена Груздева открывает серию «Психоаналитические заметки». Речь о прозрении. Главное, прислушиваться к себе, — твердят адепты восточных практик. И «прозрение» зачастую оборачивается просто воображением. Предлагаем рассмотреть этот вопрос с точки зрения историчности: всегда ли западный человек думал головой?..



Представляем вашему вниманию колонку Александра Чанцева. В данном случае речь идёт об абстрактном необязательном тексте, в принципе типичном для современной литературы, — который не плох и не хорош. Он именно тот не горячий и не холодный объект, который в Откровении Бог обещал извергнуть из уст своих. Кажется, даже жестче: «Изблевать».



Весёлые праведники — люди не очень крупные. Может, они кажутся некрупными потому, что с точки зрения здравого смысла их плохо видно на тёмном фоне жестоких социальных отношений… Игорь Фунт — об одном из таких людей — о путешественнике, очеркисте, фольклористе, инженере-путейце, невероятно разностороннем человеке Н.Г. Гарине-Михайловском.



Роман Борисов ищет в книге Александры Николаенко параллели то с Павлом Санаевым. То со «Школой для дураков» Саши Соколова. Где раздвоение личности героя, ученика школы для умственно отсталых детей, помогает воссоздать мир внутренний и внешний в едином мучительном объёме. А действия и предметы… теряются в непонятом будущем.



22 февраля 1900 года родился знаменитый испано-мексиканский кинорежиссёр Луис Бунюэль. Его стремление к революционному преобразованию мира определялось подчас бессознательными переживаниями, не имеющими никакого отношения ни к социальному, ни к экономическому опыту. Бунюэль разочаровался в идеалах революции.



Перемены представляют фрагмент из второго переработанного русскоязычного издания Муджи «За пределами Сознания»: оригинальный заголовок — «Before I am». В новом издании книга в значительной степени отредактирована, а некоторые моменты фактически переведены заново. Что будет интересно даже тем, кто уже читал Муджи в первом издании: «За пределами Я».



Игорь Бондарь-Терещенко о странном романе Андрея Явного, мастера медитации, писателя, музыканта. Романе о столичной жизни, в которой автор, — практикующий маг и эзотерик, — учит нас возвращению к истокам. В общем-то, считает критик, это литература будущего: два в одном. Научно-популярная фабула, соревнующаяся с вечным сюжетом обид, сожалений и ошибок.