bek
На российском книжном рынке появился новый роман Мишеля Уэльбека «Покорность». По трагическому совпадению, некоторые элементы вымышленного сюжета книги недавно стали реальностью… «Великая христианская цивилизация шмякнулась с кровати в доме престарелых и начался мусульманский ренессанс — беспощадный, энергичный, прямолинейный, как удар лома». Рассказывает Владимир Гуга.


yr
По просьбам читателей мы подготовили к публикации еще два сатсанга с Матаджи Деваки, ближайшей преданной Йоги Рамсураткумара. С благословения Матаджи публикуем эти стенограммы. Она рассказывает здесь несколько историй, которые не звучали в уже опубликованных беседах. Например, о том, как Йоги Рамсураткумар работал над разрушением Берлинской стены.



Алла Марченко, автор известных книг из жизни и творчества Михаила Лермонтова и Анны Ахматовой, подвела своеобразный итог и собственных есенинских штудий. В романе-биографии «Есенин: путь и беспутье», впервые опубликованном в 2012 году и к юбилеям поэта роскошно переизданном ведущим издательством страны. Текст Алексея Колобродова.


11
Участие нашей авиации в подавлении позиций ИГИЛ в Сирии вызывает у многих реакцию резкого отторжения. Но вектор восточной политики России – не только сегодняшний день и нынешние драматические события. Это естественное предназначение России. Восток зовет нас уже не первое столетие. Об истории русской стратегической линии на Восток текст Александра Горбатова.


zi
В.М.Зимин повествует об опасностях и трудностях, а также преимуществах Пути духовного развития, а попутно размышляет о жизни, которая происходит вокруг в самых разных сферах (политике, шоу-бизнесе, искусстве, быту). Эти, по сути, дневниковые заметки можно считать логическим продолжением его весьма спорных и занимательных «Записок неофита о Тай Цзи».


christ
Максим Кантор о концептуальных основаниях и неоплатонизме живописи Андреа Мантенья. «Мантенья ценил закон везде – в государственном устройстве, в анатомии, в человеческих отношениях. Художник неприятной правды подобен педантичному врачу, который полагает, будто пациенту поможет знание о смертельном недуге».



Алексей Колобродов рассуждает о недавно вышедшем документальном романе, героическом нон-фикшн Леонида Юзефовича «Зимняя дорога». Чеканно-строгая, безоценочная и неэмоциональная манера Юзефовича, в то же время с глубоким пониманием и сопереживанием сделанная хроника, провоцируют как на пересказ, так и на публичное обсуждение – «передай товарищу».



Эссеист и японист Александр Чанцев поговорил с поэтом и переводчиком Андреем Сен-Сеньковым о джапанойзе, числе Тау, Музее снежинок на Хоккайдо, золотом протезе носа датского астронома Тихо Браге, стихах о картинах Ротко, а также об уже вышедших, выходящих и только задуманных книгах Андрея.



«Перемены» продолжают публикацию визионерских рассказов, проводящих читателя в миры потайные и таинственные, но от того не менее реальные, чем мир будничных явлений. Миры, существующие там, куда доступ человеку возможен во сне или в состоянии транса. Рассказ Валентины Ханзиной «Академия» приоткрывает еще одну дверь в эту бездну.



Знамения прошлых ошибок не отпускали Ивана Бунина ни на секунду. Необыкновенно самолюбивого, чопорного, даже капризного, Бунина терзало противоречивое к нему отношение богемной тусовки, неприятелей-друзей. Разобраться в которых он сможет намного позже. В эмиграции. Откуда и начнётся возвращение писателя и его книг на родину. Текст Игоря Фунта.



Петербургского Вячеслава Шишкова никто не знает. Может такое быть? Оказывается может. Мина Полянская изучила скудный архив Шишкова в Пушкинском доме. Впечатления и описания, «запчасти» к будущим произведениям Вячеслав Яковлевич заносил в тетради, их было более десяти. Творческий портрет Вячеслава Шишкова в контексте Петербурга – между двух эпох.



В.М. Зимин заканчивает книгу «Круг земной и небесный» простыми рассказами. О никому не известной русской бабе Елизавете, наречённой автором «святой». И о прославленном на весь мир Высоцком. «Сегодня поэт запирается в четырёх стенах с кабельным теле, интернетом и тарелкой. Это вовсе не скит, никуда из мира он не вышел».



Показной, конъюнктурный Есенин, бьющий на эффект безудержной фикцией-небылицей. Одновременно понукаемый всемогущим Горьким за «парчовую» сусальность и фанаберийные повадки провинциального парикмахера, – затмевал скрытую от любопытных глаз жертвенную тайнопись тончайших сердечных струн. Текст Игоря Фунта.



В.М. Зимин подбирается к рассказу о великих музыкантах издалека. От колыбели европейской цивилизации, её исторических истоков – до соотношения цивилизационных и культурных процессов в глобальном мире. В культурных слоях видна преемственность, которую можно отслеживать. Всюду, независимо от географии, происходит одно и то же: традиция сквозит через десятки тысячелетий.



30 сентября 2015 состоялось решение СФ, разрешающее применение Вооруженных сил Российской Федерации за рубежом. Это означает Третью мировую войну, – считает постоянный автор Перемен полковник разведки Андрей Девятов. Оружейная фаза Третьей мировой началась в день кровавого лунного затмения 28.09.15 и, по замыслу планировщика за кулисой, закончится не ранее 2020 года.



Учитывая неизбежный конец нынешней цивилизации, которая объективно и активно подрывала собственные основы и в природной среде, и в духовной, и в социальной сфере, нам нужно готовиться к новым Тёмным векам. Как показывает опыт Китая, единственный способ быстро восстановиться — сохранить в столетия варварской дикости носителей знаний. Текст: проф. Николай Непейвода.


papa
Интервью с Пападжи. Живая демонстрация практичности и простоты самоисследования. Разговор о работе ума, глубинной природе человека, предрассудках, памяти, спонтанности, естественном и неестественном состояниях, а также о том, что такое «недеяние» в подлинном значении этого слова.



Критика Мельникова основана на тезе, уличающей в меркантильности: «…повитухами первой в нашей стране набоковской антологии стали литературоведы, кормящиеся Набоковым. И посему органически неспособные на беспристрастную и объективную оценку многогранного и неравноценного творческого наследия писателя». Анализ критической книги «О Набокове и прочем» – Виктории Шохиной.