ОБНОВЛЕНИЯ ПОД РУБРИКОЙ "ТЕКСТЫ О ЛИТЕРАТУРЕ"




Денис Драгунский об издательской трусости, о премиальном процессе, в котором наличие читающей публики не предусмотрено, о разновидностях писательского успеха и о том, что не следует путать литературу с психоанализом – вернее, с «само-психоанализом».



Финальная часть сборника эссе Константина Рылёва посвящена историческим парадоксам. Для начала — история легендарного баснописца Эзопа. О его личности, баснях, политической и эстетической роли и отношениях с правителями и народом-демосом. Эссе «Закон мести количества качеству».



Один из создателей и продюсеров русского футуризма, человек, который раскрутил Маяковского, тот, кто во многом определял направления в развитии русского авангарда первой половины прошлого века. И чье имя на многие годы как бы забыто. Давид Бурлюк. 21 июля у него день рождения.



«Писатель как раз и должен освещать такие ниши и уголки сознания личности или общества, которые малоизвестны широким массам (или известны, но они этого не осознают)», — говорит Михаил Гиголашвили, автор нашумевшего романа «Чертово колесо» (для которого около полутора лет не мог найти издателя).



Один из первых авторов проекта Неудобная Литература в интервью Глебу Давыдову рассказывает о том, как он понимает Неудобную Литературу, а также о графомании, мини-юбках, бездарных чиновниках и своем понимании русского языка. Интервью приурочено к окончанию работы над первым томом Мотобиографии.



Богиня современной российской литературы Алиса Ганиева, отвечая на вопросы Неудобной Литературы, говорит, в частности, о том, как сегодня важно «соответствовать литературному контексту, эпохе и доминирующему большому стилю», и о том, что «всякая хорошая книга нуждается в продвижении, иначе ее задушит поток проплаченного мусора».



Юрия Милославского можно причислить к классикам Неудобной Литературы. В России его не печатали лет двадцать. Как раз по причине неудобности его текстов. Теперь ситуация исправляется. Ответы Милославского и кое-что об оживляющих ударах Неудобной Литературы.



10 июля исполняется 140 лет со дня рождения Марселя Пруста. До тридцати двух он вел легкую светскую жизнь. А потом заперся и начал писать «В поисках утраченного времени». Найти издателя для первого тома не удалось, и он выпустил книгу за свой счет. Критики ее проигнорировали. О жизни и творениях Пруста рассказывает Анна Александровская.



Писателю, который желает добиться массового успеха, не то чтобы каких-то «неудобных» вопросов не стоит касаться, «но решительно – никаких! Покупатель заплатит лишь за желанный товар. Но случается, что действующий режим поддерживает некоторую глубоко неблизкую народу тему в каких-то своих целях». Что тогда? Об этом и не только говорит писатель Виталий Амутных.



«В литературе вообще невозможна справедливость», — говорит Роман Сенчин. О навязчивой самораскрутке, о тревожности положительных отзывов и о писательском камертоне — ответы Сенчина на вопросы Неудобной литературы.



«Гении, работающие для вечности, бывают только в фантастическом кино и детских учебниках литературы», — утверждает Илья Стогов и рассказывает историю, как он, известный уже писатель, решив опубликовать свой новый роман под псевдонимом и анонимно предлагая его издательствам, получал сплошные отказы.



Вокруг ответов Олега Павлова на анкету Неудобной Литературы развертывается полемика. Так в газете Литературная Россия появилась статья Романа Сенчина, в которой Сенчин цитирует ответы Олега Павлова и отзывается на них. Олег Павлов, в свою очередь, отвечает Сенчину на Переменах.



Глеб Давыдов прочитал первые две главы романа Александра Иличевского «Математик» и написал на них мини-рецензию. А заодно рассказал о так называемой «серой зоне литературы» (термин Виктора Топорова) и обнародовал ответы Иличевского на анкету проекта Неудобная литература.



Продолжаем опрашивать писателей и публиковать их ответы на анкету. Одна из целей анкеты — прояснить: зачем вообще они пишут и что для них в этом их писательстве главное. Самореализация? Признание публики и коллег? И как все это соотносится с издательским и литературным процессами? На этот раз ответы Марты Кетро.


Неудобная литературы. Ответы писателей: Новиков-Ланской. Зайончковский


Еще два выпуска Хроники Неудобной литературы. Первый из них: помимо ответов писателя Олега Зайончковского на нашу писательскую анкету, включает небольшой тред об этом писателе между редактором АСТ Еленой Шубиной и критиком Виктором Топоровым. А другой выпуск — это ответы поэта и писателя Андрея Новикова-Ланского.



Исследование повести «Капитанская дочка», проведенное на стыке научного анализа и визионерского откровения. Юрий Кустов показывает, что в «Дочке» Пушкин отразил (скорее всего, неосознанно) Старшие Арканы Таро. Перевел мистерию на язык романа, сделал внятной нам древнюю мудрость, пересоздав её образы на нашем национальном материале.



14 июня исполняется четверть века со дня смерти Хорхе Луиса Борхеса. Жизнь Борхеса – из тех, о которых говорят, что они не богаты событиями. Точнее, главными событиями в них оказываются книги, свои и чужие, написанные и прочитанные. Однако рассказать есть о чем. О жизни Борхеса — в литературе, в любви, в политике — рассказывает Анна Александровская.



Глеб Давыдов представляет новую книгу проекта Неудобная Литература, роман Валерия Осинского «ПРЕДАТЕЛЬ», который чуть было не вышел этой весной в журнале «Москва», но в последний момент был загадочным образом снят с публикации. Перемены начинают публиковать его в виде отдельной блог-книги (начало романа — здесь).