ОБНОВЛЕНИЯ ПОД РУБРИКОЙ "НОН-ФИКШН"



Константин Мамаев рассказывает о символической для Японии церемонии — харакири — «сэппуку». Поскольку во многих культурах сохранность тела оборачивается либо залогом, либо знаком вечного спасения или хотя бы загробной жизни, сэппуку — это отказ от потустороннего бытия. Жизнь с её удовольствиями, также как внеземное существование с его внетелесностью при сэппуку оказываются «по ту сторону».


ded
Колонка Димы Мишенина по поводу странной тенденции, появившейся в нашем обществе: разговоров о том, что пора перестать праздновать День Победы. «Они воевали за меня. Они умирали за меня. Они погибли ради моего счастья. Поэтому день Победы для меня — День Солнца и Радости, смеха, улыбок и вечной молодости! Поэтому я не смотрю дурацкие фильмы, а смотрю на красивых девочек и радуюсь чудесной погоде».


Выборг
Обновление в разделе «Трипы». Небольшой арт-очерк о приморском Выборге. Что заставляет жителей больших городов покидать насиженные места? Дауншифтинг внутри страны? Желание отказаться от оголтелого потребления? Постепенное погружение в себя? Перемена обстановки как процесс самоосознания. Текст Zenandcum, фото MockPack.



Политика, Гитлер, консерватория и детские сады, о чем речь в этом фильме, телевидение, книги в особенности, – все это есть история мужчины и женщины, история войны, страдания, мира. О киноленте Жана-Люка Годара «Прощай, речь» – из конкурсной программы Каннского кинофестиваля-2014 – рассказывает Андрей Бычков.



В основе этих записей лежит личный опыт и результат осмысления содержания разных книг, включая редкий даже для Китая фолиант – двухтомник, принадлежащий перу известных мастеров Гу Люсиня и Чэнь Цзячжэня. Упор сделан на работу с ци – цигун, основу стиля Чэнь. Текст В.М. Зимина.



Охота пуще неволи – это о том, что человек пойман круче, чем в клетку. В двадцатом веке издано две-три книги по ловле птиц, в девятнадцатом одна-две. Лучшая книга по ловле «Наши певчие птицы» была выпущена в 1910 году и принадлежала малоизвестному русскому орнитологу. Текст Василия Крюкова.



Ещё в Перестройку даже и относительная самостоятельность городских сословий была ликвидирована. Социум упростился. Сложные сюжеты более невозможны. Игорь Манцов рассуждает о трех заметных фильмах прошлого года: «Как меня зовут», «Звезда» и «Физрук». …Быстро устаёшь, привыкаешь, отплёвываешься. Однако оторваться всё равно не можешь.



«И я принялся мечтать, как снимаю исполненный настоящего драматизма и неосовеченной мысли народной ремейк «Сказания о земле Сибирской»». Русский провинциальный город зимой. Взгляд из гостиничного номера. Впечатлениями делится литературный критик Лев Пирогов.



И бытие, и сущность русской философии изначально заложены в русской литературе. Такова наша история и, возможно, предназначение нашей вновь и вновь нарождающейся философии. Андрей Бычков, анализируя книгу автора-составителя А.Нилогова «Кто сегодня делает философию в России», пытается развернуть читателя к очередным языковым и сущностным истокам…



Многие из мастеров Тай Цзи были одновременно и целителями, помогать людям они считали своей обязанностью. Постоянный автор Перемен В.М. Зимин рассказывает о своём опыте в этом нелёгком деле – когда медицина выставила диагноз и сказала, что шансов на выздоровление менее 10%. И когда все хотят помочь пациенту, но никто не может этого сделать.



Негин и Звягинцев – тяжёлые, трудные и корявые. Зачастую силятся повторять общие места. Пробуксовывают. Размышляют по ходу дела. А потому, что работают за всю отечественную кинематографию. Вдвоём. Как ломовые лошади. Наперекор Министерству культуры. Текст Игоря Манцова.



Жорж Иванов – избранный обладатель мучительного визионерства – дара «двойного зрения»? Или всё-таки обыкновенный больной, преследуемый призраками, галлюцинациями расстроенного воображения. Выводящими его за рамки обыденной картины мира, до болезненности обостряя стремление выразить в слове то, что недоступно привычному взору. Текст Игоря Фунта.



Информация – это то, что скрыто внутри формы. Это тайна, а вовсе не тот поток сообщений «средств массовой информации», который своею разнородной избыточностью камуфлирует верное знание и понимание естественного хода вещей. О том, как видеть скрытые смыслы, пишет в своем исследовании китаист Андрей Девятов.



В.Зимин о «заваленных» и в конце концов отворённых энергетических каналах. Что объясняется только как чёрными дырами, провалами и… непрестанными мучениями. Зачем эти муки? «За Небом есть ещё Небо» – и это не простое любопытство. Только ради любопытства не выдержал бы никто. Что и почему я должен Всевышнему? – ответ далеко не прост.



Пока телеги, подмазанные лотарингским жиром, плывут в сказочную страну на востоке, Гёте – шестнадцать лет, Моцарту восемь, Шиллеру четыре, через два года умрёт Георг Филипп Телеманн… Первая немецкая аптека при Петре. Немецкая слобода в Москве. Екатерина, первая в России, сделала себе прививку от оспы и смотрит в окно… О пришествии русских немцев – постоянный автор Перемен Василий Крюков.


marina
Культурологическое эссе Мины Полянской о Коктебеле, Максе Волошине, Марине Цветаевой и Сергее Эфроне. О таинственности и неотвратимости событий, случившихся более века назад. О Гении Места, вечных легендах и мистериях, связанных с ним. И о том, как эти легенды и мистерии входили в жизни поэтов Серебряного века и определяли их судьбы.



Василий Крюков предлагает задуматься об ощущении современного села и сельского бытия. О том, зачем наши отцы искали суровую правду жизни — пустыню внутри себя. Здесь, в деревне, и посуровей, и вранья поменьше, чем в городе: а от суровости и лицемерие бежит. Разговор также о святом даре бессмертных – Святого Игнатия, Нила Сорского, Исаака Сириянина и Пимена Великого…


Тема третья: Михалков (и Кончаловский)
Новая колонка Игоря Манцова. О кино Андрея Кончаловского и пользе Никиты Михалкова. В своем новом фильме «Белые ночи почтальона Тряпицына» Андрей Кончаловский как бы спрашивает: «А если жизнь не сводится к отношениям и к семье? Не сводится к «благопристойности» и к «жить для других»?» И отвечает: «Жизнь это тайна, непостижимое. Перестаньте увлекаться «интересненьким»».