ОБНОВЛЕНИЯ ПОД РУБРИКОЙ "НОН-ФИКШН"



Андрей Тесля рассказывает о книге «Преемство от отцов»: Константин Леонтьев и Иосиф Фудель: Переписка. Статьи. Воспоминания», только что вышедшей в издательстве «Владимир Даль» как приложение к Полному собранию сочинений и писем К.Н. Леонтьева. «…Для сохранения и постоянного подновления любви».



Эссе Димы Мишенина из цикла «Ценные бумаги». О мимолетности бытия и невозможности зафиксировать все самое неуловимое и прекрасное в вечности. «Все-таки ужасно, что во мне нет перманентно действующей цифровой камеры с безграничной картой памяти. Бесконечное вместилище файлов – вот что пришло на смену вечному двигателю, заменившему в свое время мечту о философском камне».



Трагический фельетон Виктории Шохиной о том, на что имеют или не имеют право влюбленные и как нелегко иногда приходится жертвам однополой любви. Особенно если сами эти жертвы не чувствуют взаимности. Лесбиянка, несколько лет досаждавшая Виктории, ничего не может с собой поделать. Но и Виктория доведена уже до самых крайних размышлений о происходящем.



«Эссе-сон, или Экскурсия жизнь спустя» — такой подзаголовок получил этот материал Натальи Рубановой. Путешествие в Рязань — прошлого и настоящего внутреннего. О странных («и порой чудовищных») отношениях с этим городом, возникающих у тех, кто когда-то жил там и вот вернулся. О рязанских кафе, рязанских улицах, магазинах и людях.



Игорь Манцов продолжает размышлять об устройстве общинного сознания. По его мнению, таковое — одна из главных причин бед русского человека, поскольку оно исключает возможность «индивидуальной добычи смыслов». Автор иллюстрирует свои размышления, в частности, реакцией общества на недавнее двойное убийство, сопровождавшееся надписью «Free Pussy Riot».



В новом шаманском экскурсе Олег Давыдов рассказывает о том, как Карл Юнг начал рисовать мандалы. Это стало для него методом магической терапии и ориентирования в пространстве внутренних перемен. Но мандалу не обязательно рисовать, ее можно сплясать, увидеть во сне, обнаружить в любом человеческом деле. Например, знаменитая Башня Юнга – это мандала, развивающаяся во времени.



Дима Мишенин рассказывает еще одну из мистически-головокружительных историй своей юности. О том, как к нему в гости явился знакомый криминальный авторитет и, заманивая автора в банду, слушал кришнаитские мантры, вдыхал индийские благовония, а потом попросил эту кассету переписать. И о том, что случилось потом. Новая глава культовой книги «Мотобиография».



Отец знаменитого разведчика Кима Филби известен у нас значительно меньше, чем сын, а между тем этот человек не менее выдающийся и тоже склонный к двойной игре. На кого работал Джек Филби, когда создавал основу нынешнего процветания Саудовской Аравии? Трудно сказать. Но именно он заложил основы неизбывной привязанности саудитов к англосаксам.



Диалог кинокритика Игоря Манцова и культуролога Вадима Касаткина о фильме «Печки-лавочки» Василия Шукшина перерастает в фундаментальное исследование феномена Шукшина как в контексте мирового кинематографа, так и в контексте российской (советской и постсоветской) истории. Феномена, который многое объясняет и в нашей сегодняшней жизни.



Новая глава в исследовании Олега Давыдова о Карле Густаве Юнге. Юнг вступает в диалог со своей душой (анимой), которая сообщает ему волю богов. Юнг, однако, не спешит подчиняться этой воле. Сначала пытается договориться… Прежде чем дать согласие на инициацию (посвящение в шаманы), берет аниму под контроль и получает ее мана (силу), «обретая» Самость.



Гитарист легендарной группы The Rolling Stones, недавно отметившей свое 50-летие, рассказывает о героиновых ломках, об истории создания песни Angie, о сексе, любви и женщинах, а также о феномене Groupies. Фрагменты книги «Жизнь и судьба». Вольный перевод Сергея Магомета.



Православная церковь отмечает Ильин день, названный так в честь древнего пророка Илии и приуроченный к дате, которую русский народ праздновал как Перунов день. В этот день грозный бог с особым азартом скачет по небу на своей колеснице и метет вниз молнии. А воздушный десант на земле предается буйству в фонтанах.



Просматривая фильм Романа Полански «Ребенок Розмари», Игорь Манцов находит возможность поговорить о происходящем сейчас с нашей страной и, в частности, с Православием. В частности, о случае с Pussy Riot. И о том, почему в церковь не ходят русские мужчины. «В России до сих пор не понимают, что потреблять безнаказанно нельзя. Что потреблять неосознанно чревато».



26 июля 1875 года родился Карл Густав Юнг. К этой дате подготовлен новый шаманский экскурс Олега Давыдова, который продолжает следить за похождениями Юнга по ту сторону реальности, а также за тем, как это отражается в обыденной жизни. На сей раз речь о том, как Юнг был посвящен в шаманы. Эффект получился мощный: семья Рокфеллеров начала финансировать проект Юнга.



Одно из важнейших произведений Возрождения — девять полотен «Триумф Цезаря» Андреа Мантенья представляют собой изображение того, как устроено наше сознание, утверждает Максим Кантор. Раскрывая значение этого произведения, Кантор замечает: «Когда нас увлекает свободолюбивая идея – попробуйте повернуться лицом ко входу в пещеру и взглянуть, что именно отбрасывает эту волшебную тень».



Игорь Манцов предпринимает отчаянную попытку написать текст про политику и политическое искусство. Итог — рефлексия на тему невозможности занять какую-либо политическую авторскую позицию. «Строгий логический стиль невозможен у нас по причине крайне низкой культуры мышления и зависимости тутошнего мышления от архаических корпоративных воззрений».



Литературный перевод – дело бессмысленное, бесполезное и даже пагубное, утверждает Сергей Магомет. «Мы никогда не имеем дело с реальностью – только с представлением о ней, а язык – как непосредственное отражение этого представления – по сути, и есть полноценная реальность. Перевод с одного языка на другой есть попытка выдать одну реальность за другую». О перипетиях литературного перевода.



Андрей Тесля, рассказывая о книге Владимира Камнева «Хранители и пророки. Религиозно-философское содержание русского консерватизма», предпринимает попытку осмыслить суть русской консервативной мысли. Ее парадоксов и уникальной метафизической напряженности. «Консерватизм состоятелен в том смысле, что живя в отчаянии, безнадежным усилием восстанавливает традицию».