НАРРАТИВ Версия для печати
Алекс Ентяков. Седьмой сезон (2.)

Начало - здесь

Жил он так до шестнадцати лет. Нельзя сказать, что он был глуп, наоборот, он знал и читал больше, чем некоторые в 50 лет. На художественном поприще он не достиг успеха – охладел к рисованию, несмотря на свои красноречивые высказывания о живописи.

А поехал он в Москву. Зачем он это сделал, никто понять не мог в его городе.

Так как он был человек бережливый, то в его копилке была довольно приличная сумма.

И так, пошатавшись месяц по Москве, разузнав что к чему и побывав там, где подчас и самый старый москвич не бывал, он блистательно поступает в юридический институт. Наверно поэтому живопись впоследствии будет наводить его на мысль о законодательстве. Так как полюбил он юриспруденцию не меньше, а даже больше, чем когда-то любил рисование.

Годы его жизни во время учебы, как и сама учеба, для нас не имеют особого интереса. Интересно лишь одно: когда он вышел с только что полученным дипломом в руках, он взглянул на всех людей вокруг как на подозреваемых и потенциальных преступников.

Но почему-то он сперва пять месяцев проработал куратором по семейным делам, и быстро поняв, что это не для него, он завернул начатые им дела, и ушел оттуда. Удивительно, но это так: после того, как он поскитался еще три месяца по разным местам и не нашел для себя подходящего занятия, у него началась деградация. Ничто его не интересовало и не трогало, но зато он снова начал рисовать. «Да, удивительно все устроено в этом мире», - думал он, идя по Тверской и наблюдая, как разные люди занимаются своими делами. Ему нравилось смотреть на того или другого человека и догадываться о том, откуда он или она, чем он занимается, что любит и что ждет его в будущем. Но, как вы знаете, рано или поздно к неработающему человеку приходит разорение, что и случилось с уважаемым господином Грестигребу. Вот тогда он и встал на перекресток жизни.

Вы спросите, а где же папирус, найденный Романом Назаровичем. Съездив в свой родной город и взяв свой папирус, он принес его к доктору исторических наук Федору Григорьевичу Проказникову. Тот, увидев эту вещь, так обрадовался, сказал, что это бесценная вещь, что это было вывезено из Египта и что это письмо к потомкам, написанное еще при Тутносе II. Якобы этот манускрипт был украден древними грабителями и что его еще и тогда не смогли прочесть и как будто последнее упоминание об этом папирусе и описание было еще в Византии в самом расцвете ее славы. И что дубликат исчез при загадочных обстоятельствах. «Да» - смог только сказать Грестигребу на такое объяснение. «Нарочно не придумаешь» - добавил доктор исторических наук Ф.Г. Проказников.

Грестигребу, объяснив, что у него нет денег, хотел попросить у доктора немного взаймы, чтобы заплатить за квартиру. Доктор сказал, что даст ему сколько он хочет, если тот оставит ему на день этот документ. Но наш гроссмейстер, шепнув, что тут дело не чисто, сказал, что подумает и пожелал было уйти домой. Доктор сразу же вызвался подвести его на такси. «А жадный гад» - подумал гроссмейстер. «На такси да со мной, адрес хочешь узнать, не выйдет». Ну, в общем, решительно отказался. На что доктор вдруг сказал, что ему нужно отлучиться на минуту и ушел в другую комнату, наверно, позвонить.

Гроссмейстер осмотрел его кабинет и обнаружил, что все, что есть в этом кабинете, так или иначе связано с Египтом и особенно с Тутносом II. Выходит он, наверно, всю жизнь искал этот манускрипт, так как когда доктор взял в руки папирус, это выражение лица и интонация голоса были не просто вызваны радостью ученого, сделавшего открытие, это был жадный взгляд. Когда доктор рассматривал этот исторический документ, у гроссмейстера сложилось впечатление, что доктор пойдет на все ради папируса. Вплоть до убийства и продажи души.

Беглый взгляд гроссмейстера останавливается на прикрытой листом папке, любопытство пересиливает хороший тон, и Грестигребу ловким движением открывает папку. И что он видит? Иероглифы, удивительно похожие на те, что в его манускрипте! Да, сомнений нет. Гроссмейстер берет все бумаги из папки и кладет их в свой кейс, быстро кладет папку на место, да так ловко поставив все на свои места, что доктор, вернувшись, ничего не заметил. Взяв слово с гроссмейстера прийти завтра к нему с папирусом, доктор дает ему денег, прибавляя: «Можете не возвращать, только прошу вас обязательно завтра ко мне, очень жду, да, и еще, - добавляет доктор, - оставьте мне свой телефон и адрес».

«Ишь, куда метнул», - подумал Грестигребу. И вышел легко из сложившейся ситуации, мотивируя тем, что он пока живет у брата, а телефона у брата нет, и что завтра он съезжает на новый адрес, которого он, гроссмейстер, не знает.

Итак, наш герой отправляется по мартовским слезливо-холодным улочкам в свою комнату на пятом этаже без горячей воды на Сретенке. Продолжение



ЧИТАЕТЕ? СДЕЛАЙТЕ ПОЖЕРТВОВАНИЕ >>



Рибху Гита. Сокровенное Учение Шивы
Великое индийское священное Писание в переводе Глеба Давыдова. Это эквиритмический перевод, т.е. перевод с сохранением ритмической структуры санскритского оригинала, а потому он читается легко и действует мгновенно. В «Рибху Гите» содержится вся суть шиваизма. Бескомпромиссно, просто и прямо указывая на Истину, на Единство всего сущего, Рибху уничтожает заблуждения и «духовное эго». Это любимое Писание великого мудреца Раманы Махарши и один из важнейших адвайтических текстов.
Книга «Места Силы Русской Равнины»

Вышел Первый Том шеститомного издания книги Олега Давыдова «Места Силы Русской Равнины / Места Силы. Шаманские Экскурсы». Первый том содержит Места силы с Первого по Тридцатое. Полные версии текстов. Черно-белые иллюстрации. В связи с этим «Перемены» объявляют подписку на печатную версию книги по льготной цене. А также публикуют краткое предисловие редактора этого проекта, главреда «Перемен» Глеба Давыдова.

Пять Гимнов Аруначале: Стихийная Гита Раманы
В книжных магазинах интернета появилась новая книга, переведенная главным редактором «Перемен» Глебом Давыдовым. Это книга поэм великого мудреца 20-го столетия Раманы Махарши. Рамана написал очень мало. Всего несколько стихотворений и поэм. Однако в них содержится мудрость всей Веданты в ее практическом аспекте. Об этом, а также об особенностях этого нового перевода стихотворного наследия Раманы Глеб Давыдов рассказал в предисловии к книге, которое мы публикуем в Блоге Перемен.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Вы можете поблагодарить редакторов за их труд >>