Мраморные лошади разбивают колени в кровь на ступенях храма, куда долетают только седые клочья перекати-поле да комья земли, которое небо бросает мне в лицо.

Пульсирует в глубине моря светящийся клубок, и меч медленно падает сквозь воду в пузырчатых лучах подводного солнца.

Проснувшись в чужом сне, Олакрез открывает веки, еще чуть припорошенные инеем, и в них, как птица, сорвавшаяся в полет, падает, словно камень в колодец, бьет, как вода в пробоину, хлещет, как кровь из раны – чужой, новый, уничтожающий память мир. Воспоминания, как загнанные лошади, разобьют колени о ступени мраморного храма, куда долетают только седые клочья перекати-поле да комья земли, которые небо бросает мне в лицо.

Comments RSS

Ответить

Версия для печати