Димамишенин Версия для печати
МОТОБИОГРАФИЯ. Покушения на Ленина и Сталина (1980)

Начало книги - здесь.

Записано по воспоминаниями о рассказах моей бабушки Марии Константиновны Воробьевой-Лефтеровой, которой я верю больше, чем учебникам истории, написанным неизвестно кем.

Ленин.

Когда бабушка говорила мне о Ленине, она часто упоминала слово «Вождь». Слово «Вождь» у меня ассоциировалось, конечно, с немецкими вестернами, и представлял я Ленина всегда в профиль, с оперением, как Вождя краснокожих, благо и предводительствовал он над красными.



Особенно мне запомнилась история покушения на Вождя.

С течением времени видения Покушения на Владимира Ильича Ленина вытеснили из моей фантазии видения покушения на Джона Леннона. Но до этого момента, скажу я вам, – Ленин был для меня номер один. Дело было так (со слов моей бабушки). Ильич в очередной раз ездил с речами и выступлениями перед рабочими, которые, как я понимаю, не могли без него (и без них) жить, как без рок-группы и рок-концерта. Они ждали его, в трансе слушали, галлюцинировали, бурно реагировали и потом награждали аплодисментами и провожали до машины, пытаясь хоть немного продлить мгновение нахождения рядом с легендой.

В общем, самого высокого полета был человек Ленин – Глава Советской Республики, родивший Великую Октябрьскую Революцию.

И вот в очередной раз его провожает к машине восторженная толпа рабочих все полов, возрастов и национальностей, продолжают общаться на ходу, задавать вопросы, слушать ответы, и тут из-за угла, со спины, выскакивает террористка Фанни Каплан и стреляет в Ленина, разряжая всю обойму. 10 пуль входят в тело Вождя мирового пролетариата, и он, охая, падает изрешеченный пулями.

Каплан хватает толпа, обезоруживает, отнимая использованный полностью пистолет, и готовится растерзать на части эту шпионку эсеров, подосланную, чтобы отнять самое дорогое, что есть у советского человека – Жизнь Ленина.

Ленин, обливаясь кровью, находит в себе силы прекратить самосуд, и слабым голосом приказывает не трогать женщину и оставить ее в живых.

И теряет сознание.

Ленина спасают лучшие врачи страны, и он остается жить. Как только Ленин начинает приходить в себя, он просит пригласить к себе в палату стрелявшую в него Каплан.
Ту приводят, нетронутую и живую, как и просил Ильич. И тогда Ленин говорит свой приговор.

За то, что женщина хотела убить его и не верила в светлое будущее и строительство коммунизма и хотела все это разрушить, убив самого лидера рабочих и крестьян, он приговаривает ее к пожизненному заключению в одиночной камере, и единственная связь ее с миром будут советские газеты, которые ей будут приносить каждое утро для того, чтобы она читала до своей смерти и понимала, как все мечты человека, которого она хотела убить, сбываются, но она не может ими наслаждаться.

Таков был жестокий, но благородный приговор, который вынес своей убийце Владимир Ильич. Мудрый и достойный, как приговор настоящего индейца и Вождя племени и основателя Рода.

На этом они и попрощались. Каплан увели в камеру, в которой она провела и гражданскую войну, и отечественную, и даже дожила до 60-х гг, когда СССР превратился в страну Сад и Мировой Рог Изобилия. Пример для подражания всей планете. Она читала, превратившись из худой и злой террористки, в мудрую и просветленную старуху, об успехах нашей страны и советской власти, и каждое утро вспоминала, глядя на принесенные газеты, чему хотела помешать и счастье скольких людей хотела оборвать.

Фанни Каплан

Раскаивалась и поэтому никакого обжалования приговора Ленина никогда не просила и смиренно его несла.

Приговор Вождя был велик, как и он сам.

К сожалению, тело Владимира Ильича не было настолько же крепко, как его Дух. Даже несмотря на первый опытный бронежилет, который был на нем во время покушения (о чем все умалчивают и мало кто говорит и что четко и ясно объясняет, почему он и остался жив после десятка выстрелов в упор). Но не все пули попали в броник, часть попала в ногу, руку, бок, шею. А все пули были отравленные. И несмотря на то что пули все были извлечены, и было проведено долгое и интенсивное лечение, увы, яд еще долго давал знать. Вызвал многие болезни Вождя, коих до покушения у него не было, и свел его раньше времени в могилу. Именно ядовитые пули Каплан достигли своей цели, когда в Горках за чтением вслух Надежды Константиновны Крупской его любимого писателя Джека Лондона – больной Ленин спокойно закрыл глаза, сказав Наденьке, что устал и немножко поспит. И больше не проснулся, умерев во сне без всяких мучений, на кои его обрекали враги советской власти.

Сталин.

Второе покушение, о котором любила рассказать моя бабушка, было связано со вторым Вождем мирового пролетариата, Иосифом Виссарионовичем Сталиным.

Как в свое время они делили саркофаги в мавзолее, так и в детстве одна история обычно шла вслед за другой.

Тут главным героем истории оказался никто иной, как Берия. В первый же раз, когда Мария увидела Лаврентия на демонстрации, она поняла, что перед ней тот самый враг народа и предатель Родины, коих выискивали в те времена среди всех и повсюду. То есть человек с таким лицом и очками не мог быть честным, как Вождь, это было ясно с первого взгляда. Выяснила внимательная девушка вскоре по разговорам и как он втерся в доверие к Вождю народов.

Он пришел перед очередным кремлевским парт собранием к одному из своих приближенных друзей-коммунистов и по-дружески предупредил, что, по его сведениям, того собираются арестовать после собрания, судить как врага народа и расстрелять. Единственный выход для него – это застрелить самого Сталина прямо там и покончить с диктатором и тираном раз и навсегда. Другу, полностью доверявшему Лаврентию, ничего не оставалось, как взять пистолет и привести дьявольски коварный план в действие. Терять ему было нечего, и мужчина был полон решимости поквитаться за всех пострадавших от рук Монстра.

В намеченный час, в текущую, как вечность, минуту он выхватил на заседании пистолет и направил на Вождя для выстрела практически в упор. В следующую секунду Берия встал между дулом и телом Сталина, как живой щит.

Террорист такого поворота не ожидал абсолютно. Наоборот, присутствие Берии наполняло его храбростью и решительностью. То, что произошло в следующую секунду, повергло его в полный шок, которого хватило, чтобы промедлить, не выстрелить и быть тут же схваченным охраной Сталина.

Но не один покушавшийся был поражен Поступком Берии в самое сердце. И жертва покушения сразу выделил этого человека навсегда в своей свите и приблизил как никого. Оба героя истории были под впечатлением от Берии. Один от его предательства, другой от его благородства. Я ж, слушая любимую бабушку, был под впечатлением от его интриганства и авантюризма.

Это всё знали, конечно, единицы. Как бабушка к этим единицам принадлежала, ответить не могу. В моей семейной родословной много тайн и загадок, об одной из них я даже упомяну ниже.

Покушавшегося расстреляли, разумеется. Его наветам на Берию никто не поверил. Да и кому было верить, если суд вёл сам Лаврентий. Также после этого случая, когда он лично закрыл своим телом тело Вождя, Сталин до самой своей смерти не хотел слушать и слышать никакие нападки на Берию, единственного человека, который на его глазах готов был пожертвовать самым дорогим, что есть у советского человека – жизнью – ради жизни Генералиссимуса. Это стоило дорогого. Как минимум правой руки и разрешения обманывать себя до конца этой подаренной ему Берием жизни.

Как это все не узнал Сталин, она понять не могла, и ждала, когда все-таки с Берием расправятся. Письмо анонимное, которое она написала в Кремль, с доносом на Берию, дошло или нет, она благоразумно проверять не стала. Но написала, все, что мне потом рассказывала живописно спустя полвека, Сталину во всех подробностях. С именами и местом и временем. Но Вождь или не получил письма, или проигнорировал пламенный донос даже некомсомолки (моя бабушка не была ни пионеркой, ни комсомолкой, да и в партию не вступила за ненадобностью этого в ее домашнем хозяйстве и книжном мире бесконечных фантазий). Случилось разоблачение не благодаря ей, и гораздо позже, но все равно, как она и предсказывала, случилось – спустя целую войну и когда Мария сменила двух мужей-моряков и уже растила детей, перебравшись из Горячего ключа в Ленинград, и даже после смерти от старости самого Вождя. Но когда передали, что Берия наконец-то арестован и расстрелян как иностранный шпион, бабушка моя вздохнула с облегчением. Наконец-то... То, что она знала в 19 лет, узнала вся страна.

Но до конца своих дней она так и не рассказала историю своего отца, белогвардейского офицера, который крутил ее новорожденную на руках и кричал: «А у меня две Мариии!!!»

Перед смертью от воспаления легких в возрасте двадцати с небольшим лет он завещал своей юной жене Бабе Нане по имени Мария – уничтожить все его фотографии и сменить фамилию, потому что грядут времена, когда будут расстреливать за одно фото в погонах.

Как видно, дар предсказания и пророчества в моей семье передается по наследству.

Так Баба Нана, сменив неизвестную мне дворянскую фамилию беглого раненого офицера с южного кавказского фронта на фамилию своего следующего мужа (Лефтеров), подтерла все следы нашей родословной по бабушкиной линии. И хорошо, что заранее. Потому что когда ее дочка Маша подросла и увидела Берию – то, о чем говорил мой покойный прадед, сбылось.

Далее: МОТОБИОГРАФИЯ. Синематека 90-х : 8 and 16 mmania




Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру