НАРРАТИВ Версия для печати
Федор Погодин. ЖИТИЕ МАКЛАЯ - (1.)

Автор "Жития Маклая" Федор Погодин

Федор Погодин, человек без ружья, но в шлеме. Будучи брезгливым гомофобом, витающим в облаках и периодически наведывающимся к Персефоне, он не любит писать. А если пишет, то по наитию. Не без блеска. Имеет собаку Монтикору.


Современный образованный обыватель среднего возраста смутно помнит, что в позапрошлом веке был в России прогрессивный научный деятель с чудной фамилией Миклухо-Маклай (вероятно фонетическая необычность имени и спасла его от массового забвения), который по неизвестным причинам защищал загадочных папуасов от мирового империализма. Если хоть немного вдуматься, получается полный абсурд. Почему прогрессивный семидесятник беспокоился не о страждущем русском народе, а о каких-то неведомых существах? Какая еще там Новая Гвинея? И вообще, почему о нем надо помнить? Более любознательные слышали, что Миклухо-Маклай пытался создать в Океании русское поселение. Совсем уже бред какой-то.

Миклухо-Маклай, Николай Николаевич (1846-1888)

Зоолог и антрополог Николай Николаевич Миклухо-Маклай игрою судьбы оказался создателем и героем двух кровнородственных мифов. Первый – российский «демократический», подхваченный и развитый в советские времена. Согласно нему Маклай был борцом с расизмом и защитником угнетенных капитализмом народов. Если перевести этот старый бред на бред современный, получим актуальный миф: Маклай призвал белого человека сложить с себя бремя, проповедовал словом и делом многообразие культур и косвенно заложил основы политкорректности.

Начнем с краткого жизнеописания нашего героя. Родился он 5 июля 1846 г. в селе Рождественском в Новгородской губернии в семье потомственного дворянина. Отец, Николай Ильич, был военным инженером. Мать, Екатерина Семеновна, урожденная Беккер – полька по национальности. Ее братья участвовали в польском восстании 1863 года. Сама она водила знакомства в околореволюционных кругах, в частности, дружила с друзьями Герцена. После смерти отца в 1875 году Маклай поступил в школу св. Анны в Петербурге, затем во 2-ую Санкт-Петербургскую гимназию. В 1863 стал вольнослушателем физико-математического факультета Петербургского университета, где проучился меньше года - был исключен без права поступления в другие русские университеты за то, что «неоднократно нарушал во время нахождения в здании университета правила, установленные для этих лиц». На этом фактически закончился российский период жизни Н.Н. Миклухо-Маклая (было ему тогда 18 лет). В дальнейшем этот русский ученый более чем на год в Россию не приезжал.

Студент Миклухо-Маклай

Получив «волчий билет», Маклай отправился продолжать образование в Германии – сначала поступил в Гейдельберге на философский факультет, затем, в 1865 году сменил его на медицинский факультет Лейпцигского университета. Помимо чисто научных занятий будущий антрополог интересовался различными утопическими учениями, о чем свидетельствуют студенческие тетради с конспектами. Просил мать прислать ему фотографию сосланного Чернышевского. Сделал с нее рисунок, а возможно, также антропометрические обмеры. В следующем году перебрался в Йену, где занимался, в основном сравнительной анатомией и зоологией. Затем началась череда экспедиций – на Канарские острова, Красное море, неудачная попытка присоединиться к полярной экспедиции Норденшельда. В перерывах изучал зоологические коллекции европейских музеев. Основная сфера научных интересов - морская фауна, прежде всего губки и хрящевые рыбы.

В 1869 Маклай приехал в Россию. Здесь он занялся коллекцией губок Зоологического музея Академии наук, но цель побывки была иной. Он представил в совет Императорского русского географического общества проект экспедиции в Тихий океан. Несмотря на то, что деятельность ИРГО, согласно уставу, ограничивалась исключительно территорией Российской империи и сопредельных азиатских территорий, программа, несмотря на ряд возражений, была утверждена. Начинающий гражданин мира одержал довольно легкую победу над «российскими интересами». Правда бюджет экспедиции весьма скуден. Недавно еще опальный студент был принят председателем общества вел. кн. Николаем Михайловичем, завел знакомства с вел. кн. Константином Николаевичем и вел. княгиней Еленой Павловной. Последняя подарила Маклаю шезлонг, в котором он восседал в своей хижине в Новой Гвинее. Зоолог и путешественник А.Н. Северцов рекомендовал молодого ученого в члены ИРГО – избрали его в 1871 году. В дальнейшем пионер российской этнографии запросто общался с высшими правительственными чиновниками Голландии, Англии, Австралии, Германии и России, включая Александра III, министра иностранных дел Гирса и Бисмарка. При этом он был не более и не менее, чем член ИРГО. Заметим также, что международный вес Миклухо-Маклая – он, будучи частным лицом, существенно влиял на международную политику в тихоокеанском регионе, - не избавлял его от мучительных финансовых проблем, преследовавших его с постоянством «желтого Джека».

В 1870 году Миклухо-Маклай отправился в свое первое тихоокеанское путешествие на корвете «Витязь». Предварительно он заручился у министра иностранных дел Англии Д.У. Кларендона открытым письмом ко всем английским консулам на островах Тихого океана с предписанием оказывать путешественнику всемерное содействие, помимо этого получил в Германии у банкира-судовладельца Годефруа «рекомендательные листки ко всем капитанам его судов в Тихом океане». Соратник Дарвина Томас Гексли снабдил его рекомендательными письмами к биологической общественности Австралии.

Корвет "Витязь"

Корабль отплыл из Кронштадта, делал остановки в Копенгагене, Плимуте, Рио-де-Жанейро на острове Пасхи, Таити и, наконец, 20 сентября 1871 Миклухо-Маклай поднял в Новой Гвинее, на побережье залива Астролябии российский флаг. Эта территория получила название «Берег Маклая». Здесь Николай Николаевич прожил среди папуасов-людоедов 15 месяцев. Несмотря на то, что все это время ученый не поддерживал никаких контактов с внешним миром, распространился слух, что он погиб. Об этом сообщили сначала английские газеты, а затем некролог был помещен в «Кронштадтском вестнике» и «Правительственном вестнике». Российское Морское ведомство не замедлило послать на поиски естествоиспытателя или его полевых записей клипер «Изумруд». Не будем забывать, опять-таки о стоимости такой экспедиции. На «Изумруде» Маклай посетил Манилу, Гонконг и Сингапур. Затем, по личному приглашению генерал-губернатора Голландской Индии он отправился в Батавию (о. Ява) и провел более полугода в резиденции голландского наместника в Бюйтензорге. В декабре 1873 года он совершил второе путешествие на Новую Гвинею (берег Папуа-Ковиай). На этот раз Маклай поселился на мысе Айва. Во время одной из экскурсий в глубь острова малайские пираты напали на деревню, где жил Маклай, убили папуасов и разграбили имущество исследователя. Маклай, подобно герою вестерна, в одиночку арестовал атамана, на глазах его вооруженных коллег, а, вернувшись в Батавию, подал рапорт генерал-губернатору о разбойничьих нападениях малайцев на папуасов и работорговле.

Папуасы Новой Гвинеи, конец 19 века

В 1875 году Миклухо-Маклай поставил перед российским правительством вопрос о взятии папуасов под покровительство России, поскольку Англия и Германия готовились аннексировать Новую Гвинею. Он вел сложную политическую интригу, пытаясь предотвратить колонизацию. С какой целью – увидим позже. Вплоть до 1878 года Маклай постоянно странствовал по региону, в частности предпринял две экспедиции по Малаккскому полуострову, почти пол года провел на Берегу Маклая. В Сингапуре, откуда Николай Николаевич собирался было отправиться в Россию, но болезнь его одолела. Получив деньги от ИРГО, он в результате поплыл в Сидней.

В Австралии Маклай поселился надолго. Он был принят в члены Линнеевского общества, сошелся с создателем и владельцем зоологического музея, членом верхней палаты штата Новый Южный Уэльс Маклейном, организовал биостанцию и женился на дочери премьер-министра штата Джона Робертсона. Из Сиднея он предпринял ряд экспедиций в глубь страны и на острова.

В Россию Миклухо-Маклай ненадолго заехал в 1882 году, где его чествовали в Географическом обществе и на страницах газет. На закрытые лекции курсистки пробивались с боем. После этого Маклай отправился с докладами в Берлин, Париж и Лондон и затем опять в Сидней. В 1886 году он опять вернулся в Россию и предложил Александру III, с которым несколько раз встречается в Ливадии, проект создания русской колонии на Новой Гвинее. Проект вызвал ажитацию в обществе и газетную полемику. Однако, в конце концов, специальная правительственная комиссия его отвергла. В 1887 году Миклухо-Маклай перевез из Австралии семью в Петербург, а 2 апреля следующего – умер.

Теперь, оставив в стороне биологические и антропологические заслуги нашего героя, попробуем понять, кем был этот испытатель природы, который во имя науки посвятил свою жизнь людоедам и открывал ногой двери приемных властителей мира сего. Другой, не менее важный момент – его соответствие мифологическому персонажу, назовем его «нигилист-гуманист-демократ», который олицетворял в России представление о прогрессе. Сам М.М. формулировал свое кредо в том же духе. В письме чиновнику МИДа и члену ИРГО Ф.Р. Остен-Сакену от 26 марта 1976 г. он заявляет: «Сознание, что единственная цель моей жизни – польза и успех науки и благо человечества, позволяет мне прямо обращаться к тем, которые, я думаю, разделяют мои убеждения». Имеется в виду, конечно, не российская разночинная интеллигенция, а люди, обладающие реальной властью и влиянием. Заметим, что они, как правило, не оставляли его обращения без ответа.

Начнем с «пользы и успеха науки».

продолжение






Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру