НАРРАТИВ Версия для печати
Виталий Римский. САКС (4.)

Продолжение. Начало - 1  2  3 

- Слушай, не злись, у меня есть к тебе вопрос. - Скромно начал он.
- Думаю, я знаю, что за вопрос. - Я сразу все понял.
- Да? Откуда ты знаешь?
- Я не уверен, но мне так кажется. Спроси на всякий случай.
- Я пидор. Мне хочется доставить тебе удовольствие. Чего ты хочешь в Нью-Йорке? - Так я, бля, и думал.
- Было бы неплохо кого-нибудь трахнуть, можно проститутку. И мне хотелось бы выпить.
- Клево! Я дам тебе пятьдесят бачей, ты сможешь снять девочку. Поехали ко мне чего-нибудь выпьем.

Я почему-то подумал, что он хочет дать мне денег на девочку и на бухло. Хочет, чтобы мы с бухлом и девочкой поехали к нему, выпили бы и он смотрел, как я ее пру. Мало ли, может он от этого кайф получает. Смотрит, как симпатичный парень драит шлюху, и дрочит на это. Меня такой план вполне устраивал. Что мне, жалко что ли дать ему посмотреть? Да и вообще, люблю приключения. Короче, я согласился.

фото: Евгений Матвеев

Мы прошли вниз по переулку. Там стояла его тачка. Очень красивая, черная, двухдверная, спортивная, с низкой посадкой, новая, блестящая Honda, охуенная. Сели, поехали. Разговариваем ни о чем. Вдруг он говорит.

- Может, ты не понял. Я хочу сейчас все прояснить. Я дам тебе пятьдесят бачей и удовольствие. Я у тебя отсосу. - Сделаю тебе blow job, говорит.

Ну пиздец, думаю, попал.

- Останови, - я крикнул на него, - паркуйся.

Он и не думал. Я не на шутку напрягся. Судорожно соображал, что делать, одновременно зло напоминая ему припарковать машину. Он невинно спрашивает:

- Почему? Я делаю это ради тебя.

Собрав всю свою агрессию себе на язык - NO. Тогда он снизил скорость и вроде начал парковаться. Я потихоньку успокаивался. Он заговорил:

- Хочешь, я подвезу тебя обратно к отелю?

Я посмотрел в окно и понял, что ехали мы достаточно долго и быстро. За окном какая-то пердь, людей никого, только серые мрачные невысокие кирпичные домишки. Одним словом, очень неприятно. Я совершенно не хотел оказаться в два ночи в спальном районе незнакомого города, да еще не дай Бог этот район цветной. Была у меня идея сходить в Гарлем, но никак не в два. Я согласился. Он снова набрал скорость, и мы куда-то поехали. Было не совсем комфортно, но уже получше. Вообще, мне все это начинало даже нравиться. Я такой адреналин схватил, когда он останавливаться не хотел. Круто, одним словом.

Мы ехали по достаточно оживленным улицам. В такое позднее время они все еще были заполнены и людьми и машинами. Нью-Йорк не умирает никогда. Работает, как ночная палатка, - двадцать четыре часа. Пидор что-то мне рассказывал про места за окном. Я слушал невнимательно. Внезапно посмотрел на него и представил, как он отсосет. Он, такой большой, отсасывает. Я хозяин. Эта мысль стала меня возбуждать. Тут я и подумал, а почему бы, собственно, нет. Попробую новое, кончу, бабла сниму, наконец. Наверное, так и становятся пидорами... Но не я. Просто захотелось нового экстрима. Долго думал, как ему об этом сказать.

- Ладно, предлагаю сделку. Я дам тебе отсосать, но есть три вещи. Во-первых - это будет не у тебя дома, а где-нибудь на улице в твоей машине, во-вторых, в презервативе, и, в-третьих, отдашь деньги.

На том сошлись.

- Курить можно?
- Вообще я никому не разрешаю курить в своей машине, но если для тебя это так важно...
- Нет, это не так важно, давай просто остановимся.

Он парканулся у небольшого магазинчика. Таких в Нью-Йорке миллионы. Я покурил, и мы вместе вошли. За прилавком, как это там обычно и бывает, стоял араб. Пидор подошел к нему, склонился и чуть ли ни шепотом спросил:

- У вас есть презервативы or smth? - они все время добавляют это "or something", получается, что вроде и не ты как бы сказал.
- Конечно, ser.

Пидор купил три гондона и спрайт. Мы сели в машину и куда-то поехали, в более тихое место. Приехали на небольшую стоянку, в закоулок.

- Это место нам подходит.
- Мне надо отлить, можно? - обычно я не спрашиваю, когда хочется отлить, просто ему ведь сосать, мало ли что.
- Конечно, можно!

Вышел из машины, дошел до мусорных контейнеров. Кругом бегали огромные крысы, много-много крыс. Таких больших я никогда не видел. Может, это просто особая порода, а может это они так на гамбургерах отъедаются? Было некомфортно, но отлил удачно, постоянно озираясь, чтобы какая-нибудь морозота не подползла к моей ноге. Потом покурил и вернулся в машину. Дико волновался, но виду не подавал.

Он опустил мое сиденье. Так, что я практически лежал. Было удобно.

- Расслабься, закрой глаза и ни о чем не думай.
- Ага, - сглотнул я. Как же это стремно!

Сначала он просто массировал мне живот. Руки его казались немного суховатыми, но в целом было приятно. Затем он расстегнул ширинку. Я начал беспокоиться о презервативе. Пачка с гондонами валялась где-то около его двери. Ладно, думаю, успеется. У меня вылилась куча смазки и уже во всю стоял. Был очень возбужден, на удивление.

Я помог ему приспустить мои штаны. Теперь он массировал член. Круговыми, разными движениями, как только не массировал, я сам себе так не дрочу искусно. Потом он как-то совершенно неожиданно взял в рот. Я даже вздрогнул. Но было здорово, очень здорово. Хрен с ней с резинкой. Зря я так, но тогда, бля буду, было не до этого. Он умел сосать. То обычно, просто вверх и вниз, то как конфетку. Меня аж передергивало от удовольствия. Он мастурбировал его, сосал, массировал яички. По полной программе.

Я долго не кончал. Наверное, от нервов. Мне показалось, что все длилось минут тридцать. Он уточнил потом, что сорок.

В момент оргазма он мне мастурбировал. Первая капля выстрелила далеко, на противоположное его предплечье, торчащее из неброской рубашки с коротким рукавом. Он резко метнулся и остатки всосал уже не отрываясь. Свое обещание, что он сделает все так, как мне не делала ни одна девушка, он сдержал.

У меня начал ложиться. Сакер оторвал мне пару салфеток, вытер свой локоть. Я застегнулся. Стало предсказуемо противно. Не верилось, что я все это сделал.

- Разреши мне сделать это для тебя еще разок. - Он скорчил ненасытно-пошлую гримасу.
- Вряд ли. Я устал и переживаю некий эмоциональный стресс, мне надо побыть с самим собой. - Стало совсем уж противно. - Хочу один покурить.
- Понимаю.

Было как-то странно, абсолютно нереальные ощущения, как будто я - это не я, как будто меня только что чуть не сбила машина, как заново родился.

Не успел я докурить и половины, как он вышел из машины. Мне не хотелось с ним общаться, но посылать было тоже неудобно.

- Как тебя зовут?

Он долго смущался, покраснел, опустил глаза и сказал то ли Jim, то ли Tim, я не расслышал. Времени - три. Мы сели на какие-то ступеньки и разговаривали часа пол.

- Ты говорил, что знаешь какой вопрос я собирался тебе задать, откуда?
- Я понял по глазам.
- У меня какие-то особые глаза?
- Можно и так сказать. В них, конечно, не написано «пидор», но все-таки они странные, слишком мутные и беспокойные. Как же так случилось, что ты gay?
По-моему, он ответил что-то вроде:
- У меня были женщины (по-моему, он даже был женат) и до сих пор бывают, но сосать мне нравится больше. - Мдаааа.

Он спрашивал меня про Россию, про Сталина, тяжелая ли у нас жизнь. В общем, все стандартные для американца вопросы, который хотя бы знает, где находится Россия и хотя бы мельком слышал о незабвенном вожде. А то бывают всякие уроды. Один старый мудила, например, спросил у меня, откуда я приехал.

- Из России.
- А где это?

Отсосник все-таки был просвещенный.

Он отвез меня к гостинице. Откуда-то из-под сиденья достал полтинник, отдал мне.

- Слушай, давай встретимся завтра, сходим в кино, в ресторан. Я дам тебе еще денег. Просто у меня нет друзей. Мне очень хочется иметь друга.
- Давай.
- Во сколько за тобой заехать?
- Я еще не знаю, во сколько нас завтра отпустят с собрания и что скажут делать потом. Возможно, я буду занят до вечера. Я могу тебе позвонить. - Наглая ложь.

На клочке бумаги под диктовку я записал его сотовый. Он три раза проверил все ли там правильно.

- Только никому не давай этот номер. Я сам его никому не даю. Если мне кто-нибудь позвонит и будет смеяться или скажет что-то насчет денег, я просто сразу сброшу.
- Ну что ты, зачем мне это нужно? - Я попрощался с ним за руку и вышел из машины, которая, взвизгнув колесами, быстро куда-то умчалась. Я вновь закурил, достал из кармана его телефон и выкинул в ближайшую урну.

Завтра, когда все поедут зырить Статую Свободы, жалкое быдло, я поеду пить пиво на Брайтон. Там, я слышал, наливают. Русским то. продолжение - завтра.

фото: Е. Матвеев






Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру