НАРРАТИВ Версия для печати
Дарья Василевская. Осталось только море

Одесса

Автор публикуемого ниже текста – одесситка, педагог Дарья Василевская. Она очень любит свой прекрасный город, и оттого с острой болью переживает его трагедию. Сегодня, спустя два года после 2 мая 2014г, Одесса вновь бурлит, там реально опасаются нового кровопролития. Что же чувствуют, как ведут себя истинные патриоты Одессы? Об этом ее честные, откровенные и полные горечи записки.

Одесский евромайдан 2014 года раскачивался долго. Сказывался менталитет города. Представляю, каких усилий и денег стоило сколотить ядро идейных майдановцев. В лидеры тоже никто не рвался – перспектива была еще не ясна. Но постепенно он сформировался. К нему примкнули одесситы, которые ратовали за Евросоюз, а позже и пришибленные фанаты перформанса со скачками, мусорными баками и зеленкой. Майдановцы каждый вечер собирались и митинговали у Дюка на Приморском бульваре.

Еще медленнее формировалось движение антимайдана, что было понятно. Оно было лишено поддержки СМИ, а главное, Игоря Маркова, единственного человека в Одессе, который по своим качествам и возможностям мог бы возглавить антимайдан. В общем, в Одессе в январе все происходило относительно цивилизованно. Майдановцы и антимайдановцы несколько раз встречались, пытались найти точки соприкосновения, устраивали дискуссии и даже проводили совместные городские мероприятия. Кстати, по вопросам языка и коррупции разногласий не было. Я даже гордилась одесситами – вот настоящие европейцы.

По мере нагнетания обстановки в Киеве, все труднее было справляться с эмоциями и, соответственно, работать. Власть в стане устранилась и пустила все на самотек - это окончательно снесло крышу майданным садистам, они вошли в раж и жаждали крови. Начались захваты администрации и судов, линчевания глав администраций и судей, изощренные издевательства и убийства ребят из Беркута. А ведь Беркуту потребовалось бы всего пару часов, чтобы расправиться с этими отмороженными, остальные в считанные минуты разбежались бы сами – «нас здесь не стояло». Все это плюс шизоидная ненависть к России, которая неслась с трибуны майдана, приводило в бешенство.

В первых числах февраля эпидемия захватов госучреждений докатилась до Одессы. Одесские майдановцы решили захватить обладминистрацию, которая во главе с губернатором состояла в основном из регионалов. Но губернатор не постеснялся и обратился к гражданам за помощью – прийти к администрации и не допустить захват. Как и большинство людей, я ненавижу ходить на любые сборища со времен Советского Союза, когда нас загоняли по списку на октябрьские или майские демонстрации. При этом еще что-то орать? Мрак. Но майданы 2004 и 2014 годов показали, что количество людей, которые искренне собираются в поддержку или для осуждения чего-либо, оказывает огромное психологическое воздействие, причем на обе стороны.

Возник вопрос или нечего скулить, или идем и защищаем. Поэтому взяла себя за шиворот и пошла. Перед этим мы с сестрой позвонили всем нашим единомышленникам, чтобы тоже пришли. Но, увы. Позже таких назовут «диванной оппозицией». Почти все под разными предлогами отказывались.

На первый план выходил ответ: «Это ничего не даст. Не поможет». Особенно обидно было слышать такое от людей, которые по распоряжению своих начальников неоднократно мерзли на митингах в поддержку ненавистных им губернаторов, мэров и пр. При этом оправдание было следующее: «ну ладно, постою вместо прогулки». Что это? Трусость? Но ведь в критические моменты это похоже на предательство. Как не вспомнить бедного булгаковского Пилата. В результате пошли втроем: я, сестра и кума Ольга. Боялись, что будет мало народа, но народ собрался.

Пришли те, кто уже не мог бездействовать и устал от бесполезной ругани с телевизором. Здание администрации было окружено милицией, был установлен экран, показывали документальные кадры военных лет под аккомпанемент патриотических песен. Никто не выступал. Просто стояли и ждали. Было очень холодно. Часа через два появилась колонна евромайдановцев со своими бандеровскими флагами. Однако чувствовалось, что никакого энтузиазма что-то захватывать у них нет. Увидев большое количество народа и милицию, они стали совещаться, выделилась группа отважных и попыталась пройти через кордон милиции, но до драки дело не дошло. Потолкались для приличия и отступили.

Так мы простояли друг против друга около часа. Они выкрикивали свои лозунги. Мы перекрикивали их. Они пели свое «Ще не вмерло», мы свою «Вставай, страна огромная». Потом они ушли, а мы радовались. Наконец что-то вроде сдвинулось с места. Это была наша первая победа.

Вскоре, на одном из наших сайтов появляется объявление о формировании народных дружин. Сбор всех желающих и неравнодушных вечером у областной администрации. Один из организаторов - Антон. Еще при оранжевых, будучи студентом, он зарегистрировал патриотическую организацию, выпускал газету, устраивал выставки, посвященные ВОВ. К этому времени он основал и возглавил «Молодежное единство» - одну из самых активных общественных организаций Одессы, противостоящей евромайдану. Я пойти не могу - как учитель, должна держать нейтралитет. Но сестра и Ольга тут же засобирались. Не особо надеясь на положительный ответ, я все-таки позвонила своей подруге, у которой муж бывший офицер элитного подразделения. Взял трубку он сам. «Николай, ребята собирают дружину. Может, вы поможете им в организации, что-то подскажете? У вас есть опыт и знания». Но, нет, отшутился какой-то банальностью.

Итак, записываться в дружину пошли моя сестра и Ольга. Возвращаются – хохочут. Спрашиваю: «Что, собрались одни старики и бабы?» - «Нет, много молодых мужчин», «Чего ржете?» Рассказывают: «Нас признали непригодными. Формировать отряды стали по возрасту и только из мужчин. Отряды от 18 до 25, от 26 до 36 и закончили 50-летними». Осталась большая группа обиженных такой дискриминацией пенсионеров. Организаторы некоторое время были озадачены, видимо для них эти люди казались безнадежно старыми и бесполезными. Но не тут-то было. Пенсионеры под шуточки и смех очень быстро самоорганизовались, выбрали своего лидера и в дальнейшем самым активным образом принимали участие в процессе.

Для места сбора антимайдану вылелили Куликовое поле – площадь рядом с ЖД вокзалом. Напротив Дома профсоюзов, на месте снесенного еще при оранжевых памятника Ленину была установлена сцена и разбит лагерь с палатками нескольких антимайдановских движений: «Молодежное единство», «Одесская дружина», «Христианская» и палатка депутата областного совета Вячеслава Маркина – единственного депутата облсовета, который открыто заявил о своей позиции (2 мая он был убит).

Позже оформили стенд с фотографиями беркутовцев, погибших на майдане. Когда запретили Российские ТВ каналы, там установили плазму, спутниковую антенну, чтобы люди могли смотреть российские новости. В палатках дежурили активисты: собирали подписи, деньги, раздавали листовки. Распорядок был такой - каждый вечер люди могли приходить узнавать новости и общаться, а каждое воскресение в 2 часа проводился митинг или марш.

Дома смотрю все одесские, украинские, российские каналы, по интернету – ВВС и СNN. Мракобесие в Киеве крепчает. Слов для возмущения нет – один мат. Потрясает наивность и убогость народа, собравшегося на майдане. Неужели после всех этих лет народ продолжает верить и надеяться на какие-то благие намерения ублюдков, выступающих на трибунах. Ведь там не было ни одного нового лица, одни старые рожи. Неужели не видят подвоха, не видят, как явно используют их национально-патриотический подъем? Неужели не понимают, что возбуждением ненависти к России их натравливают на Россию, чтобы скрыть собственную несостоятельность и во что бы то ни стало остаться при власти. Неужели не насторожились, когда запретили Российские СМИ. Хотя бы задались вопросом – а почему?.. Еще загадка, - как можно хотеть в Европу и при этом скакать со словами «Кто не скаче, той москаль», ставить людей на колени, сажать их на цепи – дикость. Поражает плебейское, унизительное пресмыкание перед Европой. Почему «Украина це Европа», а не «Украина це Украина»? Откуда такое откровенное отсутствие чувства собственного достоинства? Неужели не видели в улыбках европейцев презрения. Никакого отпора этой позорной, недостойной вакханалии не было. Угнетало предательство регионалов и коммунистов: даже не попытались организовать сопротивление. У них же все еще было – власть, деньги, армия и милиция были еще на их стороне. Теперь понятно – они в это время спасали свои капиталы. Сдали страну и свой народ.

Первый действительно впечатляющий марш «За Одессу» был проведен 8 февраля. Людей собралось очень много. Марш растянулся на несколько кварталов. Люди приветствовали нас из окон, балконов. Среди марширующих было настоящее ликование. Все радовались друг другу и готовы были обниматься и целоваться. Наконец-то они оказались среди своих единомышленников, и их так много. Лозунги: «Одесса, смелее, гони Бандеру в шею», «Нет фашизму», «Одесса - город герой», «Россия».

Публика была разношерстная во всех отношениях: по возрасту, социальному положению, идеологии. Вопросы коррупции и экономики не интересовали уже никого. Всех объединяло одно -абсолютное неприятие бандеровского шабаша и травли России. Прошлись от Куликового поля до обладминистрации на проспекте Шевченко и вернулись через Канатную.

Вечером с нетерпением ждем репортажей о марше. Но упоминают лишь вскользь, в десятки раз сокращают количество участников. Мы разочарованы, но радует, что майдановцы озадачены и растеряны. Длительное отсутствие сопротивления и кажущаяся аполитичность населения воспринималась ими как поддержка, и теперь этот марш был для них настоящим шоком.

До конца февраля было проведено еще пару митингов и маршей. Люди требовали более решительных действий. В начале марта была назначена сессия облсовета. Антимайдановцы пришли к обладминистрации, чтобы передать требование людей поддержать проведение референдума по федерализации и потребовать от облсовета открыто заявить о своей позиции: с кем они? С легитимным президентом или с хунтой. Надеялись, что облсовет выступит с осуждением переворота. Но группу с нашим заявлением не пропустили. Особо напористые вломились в дверь, и петиция была передана.

На площади в это время какой-то подросток, сорвал флаг Украины и повесил Российский. Люди начали скандировать «Новороссия», «Крым, мы с тобой».

В то же время злоба и агрессия майдановцев усиливалась. Окончательно маски были сброшены 21 февраля, когда в Киеве произошел переворот, Янукович бежал, и хунта взяла власть в свои руки. Вот тогда одесские майдановцы осмелели окончательно. В тот же вечер у Дюка зазвучали истеричные требования к милиции и СБУ арестовать Антона и снести лагерь на Куликовом. Они целыми днями осатанело пикетировали все силовые ведомства: писали заявления и собирали подписи, угрожали и шантажировали силовиков. Зазвучало: «Ватники. Колорады».

Еще вчера мы жили, работали, учились вместе, а сегодня эти «демократы» образца 37 года пишут на тебя доносы и жаждут расправы. Очень скоро сместили губернатора-регионала и назначили «бютовца». Этот, правда, некоторое время тоже сопротивлялся и напоминал майдановцам о свободе слова и собраний. На него давили. Сам он боялся что-то предпринимать. В конце концов, 17 марта поздно вечером Антона арестовывают. Затолкали в машину и увезли. Как выяснилось через пару дней, его увезли в Киев, где он и находился в СИЗО СБУ по обвинению в сепаратизме.

В первое же воскресение после ареста Антона на Куликовом собрался колоссальный митинг. Лозунги: «Свободу политзаключенным»,«Референдум»,«Федерализация», «Россия» и все ранее упомянутые. Прошлись маршем по центру города. Вся Пушкинская была заполнена народом, свернули к Польскому консульству, кричали, «Польша - курва», проходили мимо консульства Европейского Союза, тоже выкрикивали что-то неприличное.

Начиная с февраля и по май таких маршей и митингов, как мне кажется, было проведено около десятка. Но постепенно наступало некоторое уныние. Ну собираемся, ну ходим, кричим, машем, а машина закручивает гайки все туже. Людей начали вызывать в СБУ и в городское и областное УВД. Вызвали сестру. Пошла. Очень долго, но вежливо выспрашивали об Антоне (ее телефон оказался в его блокноте). Она стояла на своем: «Ни о каких призывах к сепаратизму от Антона не слышала. Да ходила, участвовала – имею право. Да, за таможенный союз с Россией» - Отпустили. Звонили еще пару раз, но она больше не пошла.

Внутри наших сторонников росло недовольство, люди призывали к более решительным действиям. Все чаще слышалось: «Почему им можно захватывать государственные учреждения. А нам нет?». Но время было упущено. Сказывалось отсутствие по-настоящему умного и решительного лидера, а после позорного бегства Януковича и Добкина со съезда депутатов восточных областей, ситуация становилась почти безнадежной. Зачем Путин спас Януковича.. Сколько крови пролилось и продолжает проливаться из-за этого подонка. Сколько судеб разрушено. Не верю я в его «не хотел применять силу и проливать кровь». Врет – наделал полные штаны, опасаясь за свою никчёмную тушу.

И все-таки мы продолжали каждый вечер ходить на Куликовое поле, обменивались новостями, делились соображениями, узнавали о планах. Приближался май. Людей продолжали выдергивать в СБУ, все настойчивее звучали требования и угрозы убрать наш лагерь. Новый губернатор и милиция пытались договориться с оставшимися нашими лидерами перенести лагерь подальше от центра на окраину города.

В конце апреля события ускоряются - в Одессу на один день приезжает Парубий, привозит с собой похожих на бомжей «патриотов». Они организуют на въезде в город блокпосты, он выдает этим дебилообразным оружие и ставит бронетранспортеры. Они останавливают и осматривают машины, проверяют документы. Люди недовольны, ропщут даже евромайдановцы, мол, нам такое не нужно, мы сами.

Возникает какое-то предчувствие беды. А еще, закат – кровавый закат, который я вижу в один из вечеров, направляясь на Куликовое. Улица Пироговская очень прямая, растянулась от пляжа Отрада до ограды ЖД вокзала. Строго с востока на запад. Если вы идете на закате в сторону вокзала, можете лицезреть, как уходит солнце за горизонт. Я наблюдала это много раз, но такой закат я видела впервые: огромный полукруг ярко-красного солнца занимал всю ширину этой довольно широкой улицы, а за ним зарево невероятного, неестественного алого цвета. Восторг, ужас и сердцебиение. Я сразу позвонила Ольге, которая была уже на Куликовом: «Оля, выходи на Пироговскую. Быстро, смотри на солнце». Но пока она поняла, что я от нее хочу, солнце скрылось.

В последнее воскресение апреля на площади собирается митинг. Люди хотят знать, какие мероприятия намечены на майские. Но наши лидеры мямлят что-то невнятное и противоречивое. Чувствуется растерянность и отсутствие какого-либо плана дальнейших действий. Наконец-то брат Антона заявил: «Первого можете приходить, но марша не будет, будем готовиться к 9 мая». За день или два до 2 мая в СМИ проходит информация, что в Одессу, на матч Черноморец-Металлист организован поезд «Дружба» с болельщиками из Харькова и Днепропетровска, которые после матча собираются провести марш «Мира». Понятно – это едет правый сектор, будет марш фашистов с вздернутыми руками, факелами и речевками. Бежим на Куликовое. С изумлением видим, что нескольких палаток «Дружины» нет – согласились переместиться на 411 батарею. «Что будем делать? Поведем свой марш?» Ответ – «Нет, собираться не будем. Это провокация. В провокации, им на радость участвовать не будем». На том и разошлись. ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ



Дэвид Годман: «Тщательно обдумывать слова Гуру»
Эксклюзивное интервью Глеба Давыдова с Дэвидом Годманом, известным исследователем жизни и учения Раманы Махарши, официальным биографом Пападжи и других просветленных, автором многих книг и статей, связанных с самореализацией. Годман рассказал много интересного о своем опыте работы и общения с учителями и святыми.
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Муджи. «За пределами Сознания». Отрывок из книги
Перемены представляют фрагмент из второго переработанного русскоязычного издания Муджи «За пределами Сознания»: оригинальный заголовок — «Before I am». В новом издании книга в значительной степени отредактирована, а некоторые моменты фактически переведены заново. Что будет интересно даже тем, кто уже читал Муджи в первом издании: «За пределами Я».





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру