Глеб Давыдов Версия для печати
Исполнись волею моей…

Итака. Работа Эдварда Додвела

Что заставляет людей творить, заниматься творчеством? Откуда берется желание создать что-либо? В широком смысле – откуда в человеке возникает изначальный импульс вообще действовать? (Ведь любое действие это своего рода творчество. Даже если действие направлено на разрушение, а не на созидание, оно меняет картину мира, а значит в масштабах целого даже акт разрушения выглядит как просто еще одна корректива, еще один мазок на полотне бытия.)

Очевидно, что в большинстве случаев для того, чтобы что-то происходило (творилось) должно возникнуть осознанное или неосознанное желание перемен. Например, человек неудовлетворен текущей ситуацией, хочет, чтобы стало по-другому, хочет избежать чего-то или достичь какой-то цели. Хочет изменить свою жизнь (или жизнь, например, своей нации или даже человечества), усовершенствовать ее, преодолеть текущее положение вещей. Это понятно. Но что это за желание «изменить» ситуацию? Откуда берется оно?

Как правило, это выглядит как нечто спонтанное. Человек чувствует сначала какое-то неосознанное неудобство, какой-то зов, что-то стремит его поменять положение, взять в руки ручку, бумагу, краски, фотоаппарат. Он называет это что-то «вдохновением». Или, например, он просто хочет встретиться с кем-то, провести приятно время, приготовить что-то вкусное поесть – короче, что-то изменить, достичь некой цели.

Если приглядеться к таким моментам «вдохновения», предшествующим действию, то можно заметить, что человек в эти моменты не чувствует себя удовлетворенным, самодостаточным, полноценным, целостным. Ему требуется восстановить эту отсутствующую целостность. И он находит цель, достижение которой, гипотетически, поможет ему стать снова целым, целостным.

Что стоит за этим ощущением отсутствия целостности? Ведь человек создан по образу и подобию Бога, а значит и такие качества как совершенство и целостность ему тоже присущи. Дело в том, что у человека, если воспринимать его как отдельное от Бога существо (каким он и сам себя чаще всего воспринимает), есть несовершенные аспекты, существующие во времени, подверженные изменениям, старению, трансформации. Эти аспекты – тело и ум. Для удобства и точности, будем называть их «тело-ум», так как они на самом деле составляют единый механизм.

Проявляясь в образе человека, Бог (он же Сознание, Жизнь, Абсолют и проч.) играет в ограниченность и в преодоление этих границ – отождествляется с телом и с помощью мозга и органов чувств начинает воспринимать себя с позиции восприятия «из этого тела». Он «придумывает» себя как некое отдельное «я», обладающее видимостью свободной воли, индивидуальными потребностями, желаниями и интересами. И как бы забывает о своем совершенстве, безграничности и бессмертии. Бог притворяется человеком со всеми его несовершенствами, принимает самоограничивающую обусловленность, исходя из которой верит в что такое «хорошо» и что такое «плохо», вследствие чего у него тут же появляются предпочтения (в основном – чтобы было как «хорошо» и не было как «плохо»). И вот уже Адам теряет свой рай (срывает яблоко). Чтобы потом всю историю человечества искать (и в некоторых случаях находить) дорогу назад, домой. Одиссей (тот же Адам) при этом переживает множество приключений, невзгод, страданий, препятствий, опытов. Целая эпопея становления. Чтобы вернуться назад в Итаку бытия.

Этти Уильям. Одиссей и сирены. Сирены в контексте путешествия Одиссея означают эмоции и страсти. Этот эпизод - выход за их пределы.

Большинство событий в проявленном мире становления (в том числе большинство человеческих действий и стимулов к тому, чтобы что-то сотворить или разрушить) возникают как результат (отражение) внутренних психофизиологических процессов. Эти психофизиологические процессы, в свою очередь, являются результатом генетических программ, а также, в наиболее значительной степени, эмоциональных состояний, которые, путем многоразовых повторений, стали нашей второй натурой (привычкой). Эти старые эмоции со временем буквально вошли в нашу кровь и плоть, стали чертами наших характеров. Совокупность эмоциональных блоков (и соответствующих им неосознаваемых ментальных программ, установок) и их взаимодействие друг с другом составляет человеческую личность (эго) и образует его судьбу.

Многие из этих эмоциональных блоков и связанных с ними ментальных установок имеют корни в событиях, случившихся с нами глубоком детстве. Но наше актуальное поведение (реакции, действия, взаимодействия, образ и контекст жизни) как раз происходят из них. Все эти вещи записаны в мозгу в виде нейронных цепочек, а также в теле – в виде физических напряжений (зажимов) и химических реакций. В итоге жизнь большинства взрослых людей (после 30 лет) представляет из себя процентов на 90 хорошо отлаженный автоматический процесс. Тело буквально становится автоматом по производству строго определенного химического набора веществ и реакций. Результатом же этих реакций оказывается та жизнь, которую проживает данный механизм «тела-ума», те события, которые с ним происходят, и те действия, которые он выполняет. В том числе и его «творения». Так работает наша обусловленность.

Причем предопределенность и автоматичность эту можно изменить, потому что мы всегда свободны перестать отождествляться с этими процессами, осознать их и тем самым перестать их подкармливать. Это очень интересная тема, но я не буду тут это излагать во всех деталях, а отошлю заинтересованных к книге доктора Джо Диспензы «Сила подсознания, или Как изменить жизнь за 4 недели» (этот позолоченный заголовок, разумеется, лишь маркетинговый ход российских издателей).

Если внимательно присмотреться, то из того, о чем шла речь до сих пор, следует вот что: желание стать кем-то, достичь чего-то, обладать чем-то, сделать (создать) что-то (желательно что-то важное и крутое) – это обратная сторона неосознаваемого (в большинстве случаев), но очень сильного ощущения собственной ущербности, неполноценности, неполноты, несостоятельности. И все эти желания сотворить и стремления достичь – это попытка сбежать от этих ощущений недостаточности и сопутствующих им эмоциональных состояний. Именно это заставляет большинство людей что-то делать (что бы то ни было — работать с утра до ночи, писать стихи, прозу, публицистику, употреблять наркотики, смотреть и снимать кино, вести блоги, записывать видео-обращения, обновлять фейсбук и инстаграмм, заниматься политикой, заниматься сексом, фотографировать, короче — как-либо самоутверждаться).

Однако такое, вытекающее из попытки к бегству, творчество это не подлинное творчество. И, во всяком случае, оно не чистое.

Лучшие произведения искусства (и достижения) творились вовсе не отсюда. Подлинное творчество основано не на страхе и чувстве неполноценности, а на любви и переполненности. Оно не нуждается в подстегивающих стимулах и мотивах, рождающихся из стремления убежать от своих несовершенств, от боли и агонии. Подлинные произведения искусства (в эссе «Побег к себе, или Что такое искусство» я писал о них и об их элементах, всплывающих порой даже в «нечистых» произведениях) возникают из полноты, любви и легкости.

Но такова значительная часть процесса человеческой эволюции — мы действуем и движемся, чтобы убежать и скрыться от «себя» (от того, что мы считаем собой, от того, чем мы себя заполнили). От всех наших «нужно» и «нельзя», от всех этих «хочу» и «не хочу», от всяких «они меня осудят», «я не оправдываю ожиданий», «меня не примут, не оценят, не полюбят».

Скажу прямее: если вас подстегивает к творчеству, например, чувство, что вы не делаете то, что сделать могли бы (или должны были бы), или, скажем, стыд, вина, страх показаться слабым, желание чего-то доказать, достичь, завуалированное или явное желание похвалы и одобрения и т.д. - то и в плодах вашего творчества будет содержаться семя несвободы и горечи. Такое творение будет в основном ненастоящим, неживым, хотя, возможно, технически совершенным и мастерским. Это творчество будет исполнено боли, затхлости прошлого, отчаяния, грязи, разрушения, комплексов. Оно будет как кладбище, как труп. Даже если по форме оно окажется позитивным и «красивым». В нем не будет свежести и новизны (или почти не будет, если Спонтанность спорадически не вмешается в процесс такого творения и не трансформирует моментами грязь в красоту, боль в любовь и так далее, что, к счастью, действительно часто случается).

Обычно в корне этого смутного (да и отчетливого) зова сотворить что-нибудь лежит подспудное желание создать что-то именно важное, оставить значимый след в истории. По сути, это желание ограниченного временем человеческого ума «сохраниться», страх смерти, стремление к бессмертию. К тому бессмертию, которое изначально присуще Источнику ума, Богу, но не присуще уму как маленькому ограниченному инструменту, с помощью которого Бог забывает себя в конкретном индивидуальном теле, а потом заново познает.

Конечно, любой страх это тоже выражение любви – любви к жизни, неосознанное стремление к своей истинной безвременной, нетленной постоянной изначальной природе. То есть все же любое творчество это, в конечном счете, акт любви. Но в основном эта любовь проявляется через страх и неведение. Можно сказать, что человеческое творчество (значительная его часть) это акт тоски по изначальной любви, неосознанное стремление к любви, к вечной жизни, стремление убежать от страхов, сбежать из ада, агония боли и страдания, мольба о прощении и позволении вернуться в потерянный рай. Поэт-песенник Егор Летов, когда его спросили, почему у него нет песен о любви, ответил: «Все мои песни о любви. Точнее о том, как плохо, когда ее нет».  

Одиссей и сирены. Римская мозаика II в. Национальный музей Бардо, Тунис

Ошо неоднократно говорил, что «Бог несовершенен». В таком контексте: «Ничто не совершенно. Несовершенству присуща своя красота, потому что в несовершенстве есть жизнь. Если что-либо окажется совершенным, из него исчезнет жизнь. Жизнь может существовать лишь тогда, когда что-то остается несовершенным и нуждается в усовершенствовании. Жизнь – это стремление усовершенствовать несовершенное». Ошо, конечно же, имел в виду способность Бога к отождествлению с формой и временностью, способность играть в это, способность притворяться эволюционирующим отдельным существом. Жизнь как эволюционный процесс становления. Бог настолько совершенен, что может позволить себе даже выразить себя как несовершенное, незаконченное, движущееся, меняющееся, рождающееся и умирающее. Он всеобъемлющ и включает в себя любой потенциал, любую идею и концепцию, даже такие идеи, как «время», «страдание» и «смерть».

Большинством людей управляют эмоции, хотят они того или нет, признаются себе в этом или скрывают это от самих себя. Эмоция изначально это безличностное движение жизненной силы, энергии. Будучи воспринято «телом-умом» личностно (то есть как нечто «происходящее со мной»), это движение принимает форму конкретного ощущения, а затем мысли-интерпретации, которая постепенно (по мере повторения похожих ситуаций) закрепляется в системе «тела-ума» как неосознаваемая ментальная установка. Ментальные установки – это такие мысли, которые стали убеждениями, причем уже неосознаваемыми, то есть они подкреплены слепой верой, и поэтому действуют подспудно и незаметно, не осознаются, а слепо принимаются как данность. Такие установки-убеждения воспроизводятся обычно вновь и вновь как только происходит что-то, хоть чем-нибудь напоминающее по составу обстоятельств о том событии, которое впервые запустило соответствующую эмоцию. И вслед за этим в теле начинает разворачиваться тот же самый химический сценарий, соответствующий данной эмоции.

Так, интерпретируя происходящее в том же самом ключе, что и когда-то в схожих обстоятельствах (даже если они совсем другие, но имеют что-то общее), мы каждый раз воплощаем в жизнь похожие жизненные условия и день за днем вновь и вновь переживаем свое прошлое. (Особенно если это связано с какой-то нежелательной эмоцией. Мы не хотим повторения того, что было пережито когда-то, но именно наше нежелание притягивает это событие, так как испытывая это нежелание, мы начинаем думать в том же самом ключе, что и тогда, то есть активируем те самые ментальные установки, которые запускают-таки именно эту нежелательную эмоцию и генерируют благоприятную среду для воспроизведения похожего события, которого мы как раз и не хотели. Уроборос.)

Словом, повторение цикла «эмоция-мысль-эмоция» постепенно и исподволь пускает в нас глубокие корни (на нейронном и клеточном уровнях), и эмоция становится частью «тела-ума», образуя очередной слой слоеного пирога под названием «личность», в центре которого – одна единственная ментальная установка, изначальная мысль-вера «я есть это тело».

Можно посмотреть и с другой стороны: отождествление Сознания с «телом-умом» – это и есть вера в реальность пережитых и переживаемых эмоций и их постоянное воспроизведение, вошедшее в привычку и ставшее характером.

Эмоции, засевшие в теле, это и есть история личности, это и есть личность как таковая, верящая в реальность этих историй и вновь и вновь и вновь переживающая и воспроизводящая эти истории. Без этих историй просто нет никакой личности.

Ключ к свободе (и в том числе к свободному, а не автоматическому творчеству) — это перестать верить в значимость этих историй, перестать считать их собой, встав надо всеми эмоциональными и психологическими состояниями и стоящими за ними ментальными установками. Перестать придавать им значение и позволить им проживаться в полной мере – без сопротивления, борьбы и отождествления как с ними, так и с той кажущейся отдельной сущностью, с которой они происходят. То есть в буквальном смысле принять их, «понести свой крест», позволив всему приходить и уходить, но не отождествляясь с этими историями (то есть не принимая эмоции и прочие энергетические движения проявленного мира как свои и себя).

Это и есть Христово «Да будет воля твоя!» - готовность даже пойти на крест, если таково то, что необходимо прожить как этот конкретный момент. Это даже не самопожертвование, а полное доверие, поиск Царствия Небесного прежде всех земных благ.

"Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам. Не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний сам будет заботиться о своем: довольно для каждого дня своей заботы". (Мф. 6:24-34)

Желания и ожидания – это результат обусловленности, то есть прошлого. Они сформировались на основе «знания» о том, что такое «хорошо», а что такое «плохо».

Желания и ожидания укоренены в прошлом (которого уже нет, оно прошло) и переносят внимание в будущее (которого еще нет).

Желания и ожидания связаны с надеждой на то, что будет именно так, как ты хочешь, и верой в то, что должно быть так, как ты хочешь.

Рассуждая и ощущая на основании своих старых знаний о том, что для тебя хорошо, а что нет, ты на основании прошлого опыта генерируешь все новые ожидания и желания и тем самым отвергаешь то, что есть, не замечаешь настоящего или споришь с ним.

Еще раз повторю: все представления о том, как ДОЛЖНО быть (каким ты должен быть, какой должна быть жизнь, каким должен быть этот момент) это результат ментальных установок из прошлого, то есть результат обусловленности. И пытаясь менять происходящее исходя из этого, пытаясь подстроить момент, жизнь под свои представления и планы – это и есть ад. Спор с тем, что есть. Такое «творчество» обречено на провал.

Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное.

Иисус Христос «спас человечество от смерти», когда показал своим примером, что это вполне возможно для человеческого существа.

Отказываясь от плода с древа познания добра и зла. Доверяя всецело моменту, Богу, Жизни, говоря «Да будет воля твоя», смиряясь и не зная ничего, кроме того, что Есть, мы снова становимся Адамом (Евой) и живем в раю. И даже не зная того, что есть, а просто пребывая этим как это (то есть без сравнений, без понимания что происходит, без историй, интерпретаций и комментариев).

Но возможно ли творить из такого состояния? Да.

Когда у тебя остается только одно желание – желание «Да будет воля твоя!», все остальные желания и ожидания отпадают. Сами собой. Только одно желание остается – быть единым с Богом, с жизнью, с потоком жизни. Быть единым с Его волей. И если это оставшееся желание искренне и подлинно и за ним не стоит больше никаких попыток задним числом исполнить заодно что-нибудь еще, то такое желание немедленно удовлетворяется.

Это происходит одновременно (и уже без-временно). Все остальные желания просто теряют свою силу и власть над тобой, потому что все они исходят из обусловленности, из прошлого. Желание быть с Богом, как Бог, быть единым с Ним – если оно желается всем существом, а не на уровне только ума – оно опустошает пространство для того, что Есть, удаляя все страхи и прочие голоса и звуки прошлого. Это и есть принятие и отпускание. Не как какая-то духовная практика, не как упражнение. А как бытие. Это просто чистое не сопротивление каким-либо эмоциям, мыслям и ситуациям, которые раньше казались нежелательными. Это отсутствие борьбы с ними. В этом нет ни намека на желание того, чтобы какая-то эмоция или ситуация ушла или осталась. Это просто чистое осознавание ситуации и проживание ее полностью, без какого бы то ни было контроля, без борьбы, без оценок и сопротивления. И это и есть «Голгофа», это и есть «понести свой крест», «остаться единым с Богом», это и есть «Итака», дом, это и есть «держаться стоп Гуру», «быть как Я Есть», «оставаться пустым».

Это и есть «Да будет воля твоя!» И отсюда, из единства с Богом и его волей – течет подлинное творчество. Потому что ты становишься синхронизирован с Божьей волей, являешься чистым инструментом для ее воплощения, для Его Творения, которое происходит в каждом мгновении. Он творит через тебя. Прямо сейчас, каждое мгновение. Твои творения, твои «намерения», да и каждое твое проявление – вдохновлены Богом. И этот Ты больше не существуешь как «ты». Всё, включая тебя, становится Им.

И только тогда ты по-настоящему творишь, по-настоящему живешь и по-настоящему свободен.  




Дэвид Годман: «Тщательно обдумывать слова Гуру»
Эксклюзивное интервью Глеба Давыдова с Дэвидом Годманом, известным исследователем жизни и учения Раманы Махарши, официальным биографом Пападжи и других просветленных, автором многих книг и статей, связанных с самореализацией. Годман рассказал много интересного о своем опыте работы и общения с учителями и святыми.
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Муджи. «За пределами Сознания». Отрывок из книги
Перемены представляют фрагмент из второго переработанного русскоязычного издания Муджи «За пределами Сознания»: оригинальный заголовок — «Before I am». В новом издании книга в значительной степени отредактирована, а некоторые моменты фактически переведены заново. Что будет интересно даже тем, кто уже читал Муджи в первом издании: «За пределами Я».





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру