НАРРАТИВ Версия для печати
Олег Давыдов. КВАДРАТУРА «КРУГА», или Что же, собственно, сказано в романе Солженицына (1.)

Предисловие от редакции Peremeny.ru

Любое художественное произведение (литературное в том числе) наполнено смыслами, символами и неосознанными комплексами автора. Поэтому если в литературное произведение вдуматься и как следует в нем разобраться, можно понять, что же на самом деле означает то, что сказал автор. То есть понять не только то, что он хотел сказать осознанно (потому что это и так понятно, оно на поверхности), а то, что как бы «само» сказалось, помимо его воли проявилось и выплеснулось на страницы его произведения.

Так частенько бывает во сне – снился какой-то полнейший вроде бы бред, а если вдуматься и заняться толкованием тех символов, которыми этот «бред» был наполнен, то получается нечто осмысленное и порой неожиданное. А очень часто – важное и полезное для бодрствующего человека.

Солженицын на шарашке в Марфино, официальный снимок в казенном костюме и галстуке, декабрь 1948 г.

То же самое и с литературой. Например, с литературой одного из самых авторитетных писателей нашего времени Александра Солженицына. Его роман «В круге первом» тоже наполнен скрытыми смыслами, которые сам автор, может быть, до конца даже не осознавал. А теперь из романа сделали сериал, разрекламировали его масштабно и с сегодняшнего дня начнут транслировать солженицынские комплексы на всю Россию... То есть с помощью канала «Россия» роман этот станет достоянием не только культурной прослойки общества, но и широких народных масс, которые его до сих пор, наверное, не читали. А теперь посмотрят. И хотя поймут эти широкие массы, конечно же, все очень буквально. Но бессознательно воспримут и те неосознанные смыслы, которые вложило в роман бессознательное автора. Воспримут непосредственно «на подкорку», как некую подсознательную программу. И начнут ее потом неосознанно выполнять… Так происходят перемены. Так судьба стучится в дверь…

Мы предлагаем вам не просто смотреть этот сериал, а смотреть его и понимать, что же на самом деле сказал своим романом «В круге первом» Александр Солженицын. И какая программа в этом «тексте» заложена. С этой целью сегодня мы начинаем публикацию работы Олега Давыдова под названием «КВАДРАТУРА «КРУГА», или Что же, собственно, сказано в романе Солженицына». Если смотреть кино и параллельно читать этот аналитический текст – многое откроется. Публикация каждой новой части текста будет предварять каждую новую серию фильма, так, что читатель будет уже как бы подготовлен к просмотру.

КВАДРАТУРА «КРУГА»,
или Что же, собственно, сказано в романе Солженицына
Олег Давыдов


1.
«Так и тянуло туда»

Некий советский агент должен вот-вот заполучить у американцев важные технологические детали производства атомной бомбы. Об этом узнает подполковник советской дипломатической службы Иннокентий Володин. Понимая всю безумную гибельность такого поступка, он все же собирается позвонить в американское посольство, дабы предупредить… Так начинается роман Александра Солженицына «В круге первом».

Снедаемый мукой сомнений – звонить или нет? – Иннокентий выходит на улицу и видит здание Лубянки. «Новый смысл представился ему в новом здании Большой Лубянки». Дом представился ему огромным линкором. «И одинокий утлый челнок Иннокентия так и тянуло туда, под нос тяжелого быстрого корабля». «Так и тянуло туда» – это как же понять? Сесть хотелось? Наверно, не стоит доказывать, что такой виртуоз слова, как Солженицын, не случайно употребляет для характеристики состояния своего героя столь изощренно двусмысленную фразу. И, чтобы уж окончательно рассеять все сомнения читателей, в следующей же строке уточняет: «Нет, не тянуло челноком – это он сам шел на линкор – торпедой». Понятно? «Сам шел», а не что-то «тянуло» его в тюрьму. Хотел торпедировать козни Лубянки, выдать американцам чекистскую тайну, но – какая нелепость! – в конце концов сам оказался внутри…

Кадр из сериала «В круге первом». "Под ногами Иннокентия горел пол будки, и трубка черная с тяжелой стальной цепью плавилась в руке. Но единственное иностранное слово могло его погубить!    - Слушайте! Слушайте! - в отчаянии восклицал он. - На днях советский агент Коваль получит важные технологические детали производства атомной бомбы в радиомагазине ..."

Не будем, однако, забегать вперед – оставим пока что дипломата, охваченного духовным борением, на пути в тюрьму и обратимся к зэкам Марфинской шарашки, о которой преимущественно и идет речь в романе. Главный герой «Круга», Глеб Нержин тоже интересуется тайнами Лубянки, но только не внешними, а внутренними. С юности «укоренялось в нем решение: узнать и понять» их. «И вечерами на бульвары родного города, где приличнее было вздыхать о девушках, Глеб ходил мечтать, как он когда-нибудь проникнет в самую Большую и Главную тюрьму страны – и там найдет следы умерших и ключ к разгадке». Грешно говорить, но что-то в такой юношеской мечтательности есть нездоровое, настораживающее. А еще больше настораживает восторженный пафос писателя: «Провинциал, он еще не знал тогда, что <…> если желание наше велико – оно обязательно исполнится».

Так значит, мальчик мечтает попасть на Лубянку? Ну что же: «Все сбылось и исполнилось в жизни Глеба Нержина, хотя это оказалось совсем не легко и не приятно. Он был схвачен и привезен – именно туда…». Вот и домечтался. И в этой связи интересно узнать: Нержина, что, тоже «так и тянуло туда»?

Евгений Миронов (Глеб Нержин). Из "круга первого" Нержин сознательно отправляется в дальние, страшные круги гулаговского ада. Его прототип – сам Солж.

Большая страсть
В романтически возвышенном духе Солженицын продолжает: «Все сбылось и исполнилось, но за этим – не осталось Нержину ни науки, ни времени, ни жизни, ни даже – любви к жене. Ему казалось – лучшей жены не может быть для него на всей земле, и вместе с тем – вряд ли он любил ее. Одна большая страсть, занявши раз нашу душу, жестоко измещает все остальное. Двум страстям нет места в нас». Страсть - это как раз то, что нас тянет. Значит, все-таки Глеба еще с юности именно тянуло в тюрьму, хотя сам он об этом не знал, а хотел только найти «ключ к разгадке». Обманывался.

А в момент начала действия романа Нержина тянет с шарашки в лагерь, где не будет ни «мяса в обед», как на шарашке, ни «сливочного масла утром», а будет «изрезана, ошершавлена кожа рук», будут «отморожены пальцы» и будет он «валиться на доски замертво бесчувственным бревном в грязным чунях». И если еще детскую тягу в тюрьму можно объяснить неведеньем, то как объяснить тягу туда тридцатилетнего человека, уже побывавшего в этом аду и много понявшего?

Напомню, что Нержина отправляют с шарашки в лагерь потому, что он отказывается работать над неким дешифратором. Отказывается не потому, что эта работа сомнительна в моральном отношении – то есть может кому-нибудь повредить. Он отказывается потому, что на этой работе «четырнадцать часов в день, не отпуская на перерывы, будут владеть его головой теория вероятностей, теория чисел, теория ошибок… Мертвый мозг. Сухая душа. Что ж останется на размышления? Что ж останется на познание жизни?» Вот в Акустической лаборатории, где Нержин до сих пор работал, он может сколько угодно размышлять, «обложившись бутафорией». О чем размышлять? Ну, например, о том, что «для математика в истории 17 года нет ничего неожиданного. Ведь тангенс при девяноста градусах, взмыв к бесконечности, тут же и рушится в пропасть минус бесконечности. Так и Россия…» Это называется – «его первая тридцатилетняя зрелость».

Может быть, это просто такая странная особенность духовной конституции Нержина – ему лучше думается, когда отморожены пальцы и приходится записывать свои мысли «обломком грифеля» на «бересте»? И поэтому он отказывается сразу и от воли (досрочка в случае успеха работы над дешифратором) и от шарашки. Интересные бывают характеры. Продолжение

На фото слева – Александр Солженицын, постановочная съемка, произведенная женой Солженицына Натальей Решетовской уже не в лагере, а после него. На фото справа – заключенного Глеба Нержина играет Евгений Миронов.







Исполнись волею моей…
Эссе Глеба Давыдова о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Аллен Гинзберг: ангел нагой и обдолбанный

90 лет назад, 3 июня 1926 года, родился Аллен Гинзберг. В юные годы он называл себя «мистическим вьющимся растением». Потом решил, что он «пидор-индивидуалист» и «космический анархист». Текст Виктории Шохиной.

Гений карьеры. Схемы, которые привели Горбачева к власти
2 марта 1931 года родился человек, изменивший историю нашей страны. Как смог этот человек сделать головокружительную карьеру, почему случилась антиалкогольная кампания, почему был неизбежен крах Советского Союза? К 85-летию Михаила Горбачева «Перемены» предлагают психоаналитическое исследование Олега Давыдова.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру