НАРРАТИВ Версия для печати
Виктор Санчук. Тексты Перемен. Из рассказов деда (6.)

1 / 2 / 3 / 4 / 5 / 6 / 7 / 8 / 9 / 10 / 11 / 12 / 13 / 14 / 15 / 16 / 17

3.


Дедушка рассказывал: «Однажды часть наша проходила через какой-то небольшой город...» (Если самому мне не изменяет сейчас память, он говорил о неком местечке или ином каком населенном пункте в связи с упомянутой в приведенном документе борьбой с соединениями атамана Григорьева летом 1919-го года. За название не поручусь. Что, впрочем, не является для описанного ниже эпизода столь уж существенным. Гораздо более значимым представляется (и это уж определенно), что боевая их часть шла по территории, контролируемой именно своими, советскими войсками. А за общее содержание передаваемого мной ниже рассказа я как раз отвечаю...)

Как только авангард вступил в городок, - с непременным рынком-базаром в центре, - к казакам со всех сторон стали буквально кидаться плачущие местные женщины-торговки и прочие причитающие обыватели с мольбами о защите...

«Ой, хлопцы, ратуйте, спасите!...» и т. п. От кого? «Кто забижает?!» - ясно дело, вопросили бойцы. «Чекисты-изверги!» - был ответ, - «все забирают, всех грабят, сильничают», держат, короче, весь городишко с окрестностями в страхе.

«Бойцы наши, - говорил дедушка, - были горячие. А комсостав, к тому же, двигался сзади, т. е. еще к городку не подтянулся...»

Так они, бойцы эти из авангарда, тут же самовольно и бросились, ведомые обиженными горожанами, к одному (из числа лучших, вестимо) зданию в самом центре городка, где обосновались супостаты.

Возбужденные бойцы потребовали от засевших в доме впустить их. Из-за запертых дверей их громко и грубо послали. (И пригрозили еще, надо думать, всяческими карами – в обыкновенной манере подобных товарищей и всегдашней их уверенности во всевластии и безнаказанности.)

Казаки, ободряемые и подстрекаемые обывателями, стали ломиться в здание. Из дома раздались выстрелы. Ну, тут-то, - можно себе представить, - боевые хлопцы озверели. Завязалась перестрелка. Не знаю, стрельнули ли из пулемета осажденные, а может, напротив того, повстанцы подтащили свой пулемет. Короче говоря, кончилось все дело тем, что в ходе случившегося боя казаки всех, забаррикадировавшихся в том доме благополучно перебили.

«Когда мы, - говорил дедушка - (то есть, подоспевший комсостав), - вместе с бойцами вошли внутрь, все они были мертвы. А нашли там несколько снарядных ящиков – сплошь забитых драгоценностями всякими, украшениями, деньгами разными (многочисленных правительств) и просто шмотками... Короче, действительно, грабили эти люди всех. Еще там форму нашли белогвардейскую. И документы – удостоверения разные – и белые, и красные – любые...

- Так кто же это оказался на самом деле? – наивно допытывался я вполне
определенного ответа у хитрого дедушки.

- Не знаю, - разводил руками дедушка, - может быть, белые убегавшие
или шпионы, может, просто бандиты. Судя по припрятанной форме, к белым они перебежать хотели... (и в голосе его звучала неуверенность).

- А может быть, все-таки просто обыкновенные чекисты и были? – не
унимался я...

Но дедушка уже смотрел куда-то мимо меня в пространство и, как водится, вопросов моих больше не слышал...

Теперь-то я думаю: а действительно, какая разница... В смысле даже историческом: какая из личин была у тех товарищей первой...

А вот интересно, как поступили с отбитыми ценностями повстанцы? Небось, обыватели стали требовать их немедленного им возвращения. В таком случае, если казачки в припадке сердобольства (что представляется очень даже реальным) и стали раздавать их - возвращать населению, то наверняка уж большая часть досталась совсем даже не тем, у которых была первоначально экспроприирована... окончание >>




Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру