Димамишенин Версия для печати
ЦЕННЫЕ БУМАГИ: Советское кино (2000). Часть 1

Вечерний Грозный. ©Doping-Pong , digital petting, 1999. Пока родители участвовали в Таллиннской парусной регате, Дима Мишенин гостил у бабушки на Северном Кавказе и открыл для себя советское кино.

Эпиграф:


«Мне нравится откровенность, с которой Вы пишете, и стремление дойти до самого края… На краю! То, что Вы пишете о «Пиратах ХХ века», мне очень близко через пять поколений. Не многим это удается! Я, признаться, поражен»
Из письма автору семидесятилетнего писателя и юриста Леонида Словина.


- бессмертная литература -

Цензура в советском кино – это миф. Автор предлагает читателю пережить вместе с ним самые увлекательные образы, которые родились в его воображении на просмотре всем известных лент в детстве. Оказывается, в нежном возрасте мы с вами видели криминальное чтиво и слушали замечательный изи-листенинг. И никто не ограничивал нашего вкуса, кроме нас самих.

К ВЗЛЕТУ ГОТОВ!

Эту историю я хотел бы начать пересказом своего любимого фрагмента из легендарного фильма-катастрофы «Экипаж». Помните цвето-свето музыку холостяцкого чилл-аута пилота-радиста Леонида Филатова? А проекции экзотических слайдов на потолке, прозрачный секс на тахте со стереозвуком и голые грудки с попкой юной стюардессы Саши Яковлевой сквозь мутное стекло – разве не самый прекрасный фон для аквариумных рыбок?! Очень аэротичная сценка. Классическая сценка в духе мондо. Фильм снят на пленке Шосткинского химкомбината «Свема». Звучит электро-акустическая мелодия. Редактор субтитров этой эры приглашает вас на последний сеанс экранизации божественного комикса – лучшей материальной мечты из моего идеального детства.

А по ночному городу идет – т и - ш и - н а !

Я вырос на мифологии Олимпиады-80, но почему-то телевизионная лента о современных кладоискателях «Золотая мина», сделанная на Ленфильме в канун этого праздника всех времен и народов, запомнилась мне особенно. Тогда я был очень напуган двумя вещами. Конечно, первыми кадрами. Чайки на свалке кружат над равниной из мусора, среди которой валяется безжизненное тело шофера «Спецтранса» в исполнении любимого актера Динары Асановой – Александра Богданова, а над всем – игривым лаундж-фоном поп-оркестр радиостанции «Юность». Московское время 17 часов. Действительно самая беспредельно пасмурная сцена за всю историю советского кино. И это только начало.

А потом – навеянный сном и грозой – эпизод на ночной даче. Крик женщины, увидевшей в окне веранды выплывшее из мрака страшное лицо бородатого мужчины. Мурашки на моей коже стали свидетелями бытового просветления. Я осознал, что спокойная и благополучная реальность социалистической действительности – исключительная видимость. Уединенные места и ночь расставляют все на свои места. И вечерний Грозный 70-х годов не отличается от вечернего Санкт-Петербурга 90-х или Роттердама 2000. Цветной телевизор одинаково по всему миру освещает темную комнату с одиноким малышом. Как и та «кричащая женщина» из кино, я не смог уснуть до утра.

«О ГЕРОЕ, ГЕРОИНЕ И ЗОЛОТОЙ МИНЕ»

ЯЛТА 1977 год
27 августа, суббота

Олег Даль проснулся и, слезая с кровати, почувствовал, как плавно спустился с облака. Пока голова еще окончательно не проветрилась от небесных сновидений, он поймал среди космических пылинок солнечный луч и сделал себе утреннюю инъекцию наркотика. В течение расплавленного времени Олег сидел неподвижно в пространстве, наполненном тишиной и темнотой, парализованный, глухонемой, слепой и счастливый.

Теперь он снова забрался на облако и приподнялся над миром. Зрачок его сузился и спрятался за блеском лучше, чем за солнцезащитными очками. Пора на пляж. Его ждет свидание с одной знакомой ленинградской проституткой, приехавшей подзаработать на Черное море. Скоро он приведет ее сюда. В эту комнату, которую он снял у чудесной старушки-драг-диллера. Немного хардкор порно среди бордо, а вечером встреча с Игорем Дмитриевым, пластическим хирургом из Института красоты. Тот привезет много денег в надежде приобрести у Даля фамильные драгоценности из эмалированного бидончика, не зная, что их у него уже нет. Ближе к южной ночи он убьет доктора косметологии на окраине курорта и заберет награду. Быстро и навсегда.

Уууух. Хороший раствор. Детская любовь к самолетам жила в нем с ранних лет. Свободное время в Ленинграде он любил проводить в аэропорту Пулково. Гулять под конкретную музыку дежурных объявлений о регистрации билетов, залах прибытия и посадке на очередной рейс. Наблюдать за прилетающими и улетающими авиалайнерами.

Детская любовь к самолетам. ©Doping-Pong, Digital petting, 2000. В данный момент мы переживаем настоящее Возрождение советской культуры, сравнимое в современном искусстве с течениями сюрреализма, абстракционизма или психоделии. Постсоветское творчество опирается на мощную традицию и серьезное наследие, которым практически целый век.

Олег одел роскошную сутенерскую алую рубашку c алмазами от Сваровски, белую кожаную кобуру, сунул пистолет под мышку; слегка потертые темно-синие джинсы и куртка «Вранглер» дополнили гардероб. Несколько шлепков по щекам фу-фу туалетной воды, и можно идти гулять. Нестерпимо модный. Чуть-чуть везения и за эти сутки он получит целое состояние. Обеспечит себя безгранично на всю безнаказанную жизнь новыми именами, различными видами любви и лекарственными препаратами, вызывающими стойкое привыкание. Все получится тип-топ. Ни один информационно-вычислительный центр не выследит его. Иногда мне кажется, что искусство как Олег Даль в «Золотой мине». Никто не должен понять, кто и что он на самом деле, а иначе: к о н е ц ф и л ь м а.

Завтрак с подругой в кафе составили алкоголь, фрукты, ну и сладенькое… Расслабленно он выпивал и кушал, слушая ее треп, видел, щурясь, свое такое близкое радужное будущее. Он видел, как едет на велосипеде по Амстердаму в спортивном костюме, кепке и с аэрофлотовской сумкой через плечо, набитой вещественными доказательствами всех его преступлений. Это была сказочная экскурсия среди полей тюльпанов и мельниц...

...И внезапно она оборвалась, подобно пленке с любительской съемкой. Ему было вкусно и приятно. Там, между грезами и десертом зевало и потягивалось его глубокое спокойствие. Вдруг Олегу Далю стремительно заломили руки, немедленно вывихнув одну и едва не сломав другую, обезоружили и щелкнули наручниками.

Ссссука!

Он готов растерзать их всех, но не может даже пошевелиться. Так наступил ледяной кошмар в летний день, о котором смолчала гадалка. Еще минуту назад, до того, как зазвучала веселая джаз-тема из магнитофона бармена, его окружали дорогая свобода, крупные купюры и доступный секс. А сейчас он очутился внутри замкнутой системы, которая разрушила вечный выходной, войдя через стеклянные двери будничной долговязой фигурой Евгения Киндинова. Последнее возвращение в северную столицу, допросы, камера, следствие, суд, казнь... Вот что ждало за всеми горизонтами, которые вроде бы любили его, но не стали от этого ближе. И никто никогда не вспомнит и не узнает, какой это был великолепный отдых. Действие морфия кончится через пару часов. Все! Все! Все! Пиздец! Полный пиздец!

В жестком сопровождении группы захвата он оставлял позади воздух, солнце и дам при полном параде! Демоны-ангелы повели тело и душу под руки из Рая высоких гор и затерянных пирсов. Мимо загорающего, купающегося и ни о чем не подозревающего в отпуске народа.

Ялта.1977 год. 27 августа. Проклятая суббота!

Олегу Далю не дожить до Олимпиады 80!

Продолжение




Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру