Глеб Давыдов Версия для печати
ВОКЗАЛ. Даня Шеповалов

«Все мечтают о том, чтобы их наебали!»

Даня Шеповалов, "последний великий писатель"Даня родился 20 сентября 1980 года в Ленинграде. Вырос в городе Сосновый Бор, в пяти километрах от атомной электростанции, в водосбросе которой не раз купался и ловил рыбу. По образованию – математик. Знает несколько языков программирования, включая Assembler и C++. До начала своей литературной деятельности занимался компьютерной графикой. После - был редактором в журналах “Хакер”, “Хулиган” и “BRAVO”. Дебютный роман Дани “Таба Циклон” вышел в декабре 2006-го года. На данный момент Даня – профессиональный безработный.


Уже пару раз
мы пытались сделать с Даней интервью, но все неизменно выливалось в пьянку. Теперь же мы получили реальный шанс, потому что на этот раз у нас не было ничего, кроме двух бутылок шампанского. Разговор начался с личной жизни. Даня рассказал мне, что исповедует теперь полное половое воздержание, то есть уже несколько дней не занимается онанизмом и уже год не имел секса с девушками. Он восторженно говорил о пользе подобного аскетизма, а я вспомнил по этому поводу о жрецах Субраманиама, одного из сыновей индийского бога Шивы. Эти жрецы тоже исповедуют половой аскетизм. В Индии, откуда я недавно вернулся, мне рассказали миф о Субраманиаме, с этого мифа я и начал интервью.

Глеб Давыдов: У Шивы и Парвати было два сына – Ганеша и Субраманиам. Как-то раз родители призвали своих сыновей и сказали: «Сыновья! Вот вам задание: обойдите три раза вокруг света, исследуйте вселенную, посмотрите, как чего, а потом возвращайтесь, но вам следует вернуться как можно скорее! Кто из вас вернется к нам быстрее (то есть быстрее постигнет мир), тот будет более почитаем и более мудр!» В отличие от Ганеши, Субраманиам был нормальным парнем, у него не было хобота… Он собрался и пошел обходить моря и земли, странствовать вокруг света. А Ганеша сел в сторонке и стал думать. Подумал он пару часов, пришел к родителям, обошел трижды вокруг них, поклонился и сказал «Вы мой мир, вы моя вселенная!» Так Ганеша стал символом мудрости и очень почитаемым божеством!

Даня Шеповалов:
В общем, он подхалим был. Шива сказал: «Ааа! Сынок! Мазафака! Пусть там нелюбимый сынок пиздюхает, познавая на самом деле мир, а ты вот такой!!!»

Семья Шивы и Парвати. Справа, положив руку на голову быку, стоит тот самый Субраманиам. О котором еще пойдет речь... Кстати, священный бык Шивы - Нанди олицетворяет половую энергетику

Г.Д.: Да, а Субраманиам…

Д.Ш.: Простой парень, без выебонов… У этого Субраманиама, у него по-моему еще одно имя есть – Кумар.

Г.Д.: Субраманиам до сих пор достаточно чтим в Индии. Но портрет Ганеши можно встретить там на каждом шагу, а культ Субраманиама – более закрытый. Есть закрытые обители, где живут жрецы Субраманиама. И вот почему я об этом заговорил: они тоже дали обет безбрачия и воздержания! У них блеск в глазах, по ним видно, что это сильные люди, которые по-настоящему живут и обладают какой-то внутренней концентрированной энергией. И это явно связано с тем, что им запрещено иметь половую жизнь.

Д.Ш.: А которые Ганешу поклоняются, тем можно? Я тогда Ганешу все-таки поклоняюсь!

Г.Д.: Но ты ведь воздерживаешься, как жрецы Субраманиама…

Д.Ш.: Но я воздерживаюсь не очень по своей воле. Я думаю, это происходит по какой-то навязанной воле.

Г.Д.: Кем навязанной? Кто навязал?

Д.Ш.: Не знаю… Не знаю. На самом же деле я вполне человеческое существо и люблю секс.

Г.Д.: Вот, посмотри на жрецов Субраманиама (показываю фото). Они ведь сильные живые люди!

Жрецы Субраманиама, сфотографированные в Гокарне в январе 2007 года. Фото: Глеб Давыдов

Д.Ш.: А мне Ганеш больше нравится. Раз уж у нас тут как бы интервью с писателем, я расскажу… В моей дебютной книжке были мышки, и они там были не просто так, и вовсе не потому, что мне нравятся мышки – я вообще животных на дух не переношу. Мне позвонила недавно моя преподавательница йоги, после того, как я подарил ей свою книжку, и она ее прочла, - позвонила и говорит: «Ой, Даня, поздравляю тебя с Новым годом! Конечно, блядь, язык у тебя классный, но пишешь какое-то говно. Ну да ладно, зато ты любишь животных!» Я говорю: «Да не люблю я животных!» Она: «Как же не любишь, любишь! Животные они ведь лучше, чем люди!» Я говорю: «Как же так! Люди - это самое лучшее, что может быть, самое прекрасное. Животных я не переношу вообще! Может быть кошек чуть-чуть люблю, а всех остальных вообще никак! Какие в жопу животные?» Так вот, почему в моем тексте есть мышки (если кто читал, то, может, запомнил, что там есть мышки): потому, что на мышках передвигается бог Ганеш, покровитель всех писателей. Таким образом я отдал ему должные почести. То есть по большому счету я должен был написать ему послание: «Ом Шри Ганешая Намах!», и написать это я должен был в самом начале книги, без всяких там эпиграфов и всякого дерьма. Но так как я этого не сделал, я поклонился мышкам. Мышкам, которые сидят у лотосных стоп Ганеша и перевозят его на его троне. Таким образом я поклонился его служителям, тем самым воздав почести и самому Ганешу. Надеюсь, он и дальше будет оказывать мне свое благоволение и позволит мне что-то еще создать.

Сын Шивы, человек-слон Ганеша. Его изображение в Индии встречается в каждом доме, считается, что он приносит удачу.

Г.Д.: И давно это у тебя? Когда ты стал индуистом?

Д.Ш.: Ну, я, по словам Вовы Акваланга, «сраный ньюэйджер»… Лет с восемнадцати.

Г.Д.: А ты знаешь, что в древней индусской мифологии есть такое понятие - «рита». От этого слова, кстати, произошли известные нам слова «ритм» и «ритуал». Так вот, «рита» (пишется с маленькой буквы) – это универсальный космический закон. А у тебя в книжке главная героиня по имени Рита убивает автора и всех героев.

Д.Ш.: Ого! И что это означает?

Г.Д.: Ну что может означать закон, космический, универсальный... Это, например, закон, который восстанавливает справедливость. То есть, к примеру, недобросовестных пьяненьких писателей – уничтожает к ебеням, а потом и его созданий тоже. Ты же сам все написал в своем романе достаточно подробно.

Д.Ш.: О! Я написал космический закон!

Г.Д.: Не совсем. Скорее, ты его помимо своей воли воспроизвел. Как ты думаешь, почему универсальный космический закон убивает тебя?

Д.Ш.: Убивает меня?

Г.Д.: Да. Убивает тебя в твоей книжке, тебя – то есть автора. Ведь ты автор…

Д.Ш.: Ой, блядь, это очень сложный для меня вопрос! Я не знаю, почему она вообще меня убила, вообще без понятия.

Г.Д.: Так это самый важный момент, один из самых важных: почему Рита убивает тебя (поскольку «ритой» в индусской мифологии называется универсальный космический закон, а ты – адепт индуизма, как мы выяснили, это именно для тебя очень важно, это не простое какое-то совпадение имен, ты же знаешь, что имена это магия)…

Д.Ш.: Просто я помню название фильма, который я даже не смотрел: «Лондон, который меня убивает», и в какой-то момент своей жизни я перефразировал это во фразу «Рита, которая меня убивает». Наверное, это как-то там всплыло. Все на самом деле всплывает из подсознания очень сильно.

Г.Д.: То есть это была такая девушка – Рита?

Д.Ш.: Да, я любил девушку с таким именем. Арийскую сучку ледяную, она была прекрасна и очень крута.

Г.Д.: А она тебя убивала? У тебя с ней были проблемы?

Д.Ш.: Нет, у меня проблем с ней не было, просто она была замужняя женщина… Ну… там… (задумывается, вспоминает). Почему убивает? Почему убивает? Ну, наверное потому, что когда люди, которые пишут всякие сообщения на Муз-Тв в два часа ночи, которые идут бегущей строкой внизу экрана, например, «Ксюша, я тебя люблю. Гвоздь», то есть люди, у которых все хорошо, у которых все прикольно (у меня тоже были такие моменты в жизни)… это, собственно мазохизм какой-то, наверное. Не то, что у них, а то, что у меня сейчас, и тогда с Ритой у меня тоже был мазохизм – то есть, когда у тебя все клево, ты не до конца понимаешь что такое любовь, потому что все настолько уже клево, что ну и ладно, а когда тебя что-то действительно убивает, и ты разбиваешься в хрен знает что, как атомная подводная лодка об лед, и просто неизвестно, что с тобой происходит, и ты тратишь мегатонны усилий на то, чтобы продвинуться на один микрон хрен знает куда и, скорее всего, безрезультатно, – вот это то, что тебя убивает.

Г.Д.: То есть ты считаешь, что любовь это когда ты преодолеваешь какие-то препятствия ради достижения какой-то цели?

Д.Ш.: Нет, ты при этом понимаешь, что ты ее не достигнешь никогда, четко это осознаешь. Но все равно не можешь ничего с этим поделать.

Г.Д.: Почему?

Д.Ш.: Я не могу объяснить почему. Понимаешь, вот как «Лондон, который меня убивает», то есть столица, мегаполис, который перемалывает своих людей в масло… Вот ты вернулся из Индии, и тебе здесь плохо, потому что столица какой-то страны тебя использует как смазку, чтобы крутить свои маховики… Тоже самое и здесь – какой-то бесконечный принцип – «рита» – он тебя перемалывает.

Г.Д.: Универсальный космический закон.

Д.Ш.: Да, универсальный космический закон. Он ничего против тебя лично не имеет абсолютно. Просто ты случайно попал вот сюда, между вот этой шестеренкой и вон той…

Г.Д.: Но ты знаешь, после того, как автора убили, все стало достаточно скучно в твоей книге, и мне кажется, что ты это так специально сделал. В том смысле, что вот БОГ (создатель, автор) убит, а после того, как он убит, создания скучают и, в конце концов, просто подыхают, потому что создания не могут долго существовать без своего создателя.

Д.Ш.: Нет, это не специально, это получилось само собой.

Г.Д.: А получился, на самом деле, миф об убийстве бога, очень важный миф, который беспокоит в последние сто и даже больше лет очень многих мыслителей...

Д.Ш.: О! Ни хуя себе!

Г.Д.: То есть персонажи, создания взяли да и убили своего создателя. И стали пытаться жить без него. И вот что у них получилось… А получилось достаточно скучное и размеренное повествование, которое ведется от лица мальчика (ребенка), который что-то там такое говорит, но говорит таким расслабленным и вялым тоном, как будто ему до безобразия все это надоело. И даже когда он попадает в какие-то переделки и происходит, казалось бы, какой-то экшн, герой ведет себя как какой-то пассивный элемент, который ничего с этим со всем не может поделать, а может только подчиниться ходу событий, но не может на него влиять и что-то изменять. И это типичная ситуация для людей, которые убивают своего создателя, для упертых атеистов, например. Потому что убивая своего создателя, создания теряют способность сами что-то менять и вообще действовать. И закономерно, что через несколько страниц (дней, недель) они подыхают. Это именно закономерно. Может быть, впрочем, ты это и написал помимо своей воли. Скорее всего…

Д.Ш.: Я как раз надеялся, что парни типа тебя мне потом объяснят, что, блядь, «на самом деле он имел в виду вот такую вот хуйню!» На самом деле я вообще ничего не имел в виду, я писал, как писалось, а написалось вот так.

Обложка романа "Таба Циклон"Г.Д.: Ну так это круто, что помимо твоей воли написалось столько всего важного. Ведь убийство бога это традиция – Ницше, Достоевский, Библия…

Д.Ш.: Нет, меня вдохновляли на самом деле энтузиасты Дада.

Г.Д.: Дада это какой-то онанизм, в результате которого получается жидкая сперма, которая льется среди розовых иконок…

Д.Ш.: Дада это на самом деле гений пиара Тристана Тцары.

Г.Д.: А Тристан Тцара, как мы выяснили из твоей книги, это Владимир Ильич Ленин…

Д.Ш.: Бля! Ни хуя я крутой! Подожди! А, да… Но это не я придумал. Я у кого-то спиздил. Это общеизвестный факт. Конечно, то что Тцара это Ленин - это я написал, но то, что все эти дадаисты тусовались в каком-то кабаре «Вольтер» в Швейцарии, напротив которого жил Ленин, это общеизвестный факт.

Г.Д.: То есть они действительно могли встречаться?

Д.Ш.: Они не то что могли встречаться – они встречались! Ленин встречался с активистами дада это сто процентов, двести процентов.

Г.Д.: И ты действительно считаешь, что Владимир Ильич был вдохновителем и идеологом дадаистов?

Поэт-дадаист Тристан Тцара. Портрет работы глухонемого художника Лайоша Тиханя, 1927 г. Поразительное сходство с Ильичом, надо заметить (хотя в жизни Тцара внешне не был столь сильно похож на Ленина).Д.Ш.: Ну представь, ты какой-нибудь художник-неудачник-концептуалист, и вот ты в какой-то пивнушке (а где ж еще происходят встречи?), и тут в этой пивнушке появляется Ленин. Кстати, улица, на которой он жил, называлась «Зеркальная штрассе» - Spiegel Strasse, а напротив дома, где жил Ленин, было кабаре «Вольтер», часть которого хозяин отдал под сборища дадаистов, и там тусовались Тристан Тцара и всякие мудаки. И, разумеется, Ленин наведывался туда – ну а что ему еще делать, все-таки интеллигентный человек в европейской стране, он ведь не игнорировал культурные мероприятия. Он туда приходил, играл на балалайке, сидя на табуретке… В кабаре «Вольтер» были русские вечера… Кто теперь может утверждать, что Ленин не сказал Тристану Тцаре за кружечкой пива: «Блядь! Это мировая революция!!!» А Тристан Тцара взял это и развил. Или наоборот. Никто не знает, как это было на самом деле. Никто ведь даже не знает точно, как сейчас у нас тут на самом деле. Никто ведь не видит, держит ли сейчас Глеб бокал с шампанским в правой руке или в левой руке, где стоит кальян, а где горит монитор и где мы вообще сейчас находимся – никто этого не знает… Можно только примерно воссоздать картину. И кто-то ее по этому интервью воссоздаст, если кого-то это заинтересует. Дада, конечно, было течением авангардным. И меня чем-то зацепило. На самом деле про дадаистов и Ленина это всем известно. Кроме тебя, Глеб.

Г.Д.: Да, я не интересовался этим вопросом никогда. Потому что к дадаистам я всегда относился примерно как твой этот персонаж Максим, который говорит «Дада это агония бесплодных неудачников»…

Д.Ш.: Ну факт, это так и есть! Потому что на самом деле Дада это маниакальный энтузиазм одного человека – Тристана Тцары. Который кричал: «Дада!!! Дада!!!»

Г.Д.: Сейчас, кстати, есть некто Немиров, поэт Мирослав Немиров, который организовал движение под названием «Дадаохуй».

Д.Ш.: Он прекрасный поэт! Я могу процитировать Мирослава Немирова:

Идите вы на хуй, ёбаные козлы, ёбаная пидоросня,
Идите вы на хуй, на хуй идите, оставьте меня!

Прекрасное произведение, я подписываюсь под каждым словом! В том числе это относится к корреспондентам сайта Перемены.ру.

Г.Д.: Что ж, тогда мы перестанем брать это интервью у тебя.

Д.Ш.: Черт!

Г.Д.: Да, мы посоветовались и решили, что не следует позволять тебе так заносчиво обращаться с теми, кто делает тебя бессмертным.

Д.Ш.: Бессмертен только Ганеш! Ганеш это бог писателей, потому что он бог того, когда тебя прет, когда у тебя вдохновение, когда у тебя любовь, и ты пытаешься всему миру рассказать о том, как это все прекрасно. А второй сын пошел обходить с посохом три раза вокруг света и на пол пути устал, понял, что уже ноги болят и что вообще что-то все херово…

Сын Шивы по имени Субраманйи (другие имена Карттикея, Сканда, Кумар и пр.) - главнокомандующий, который побеждает сопротивление эволюции и восстанавливает равновесие в функционировании Законов Природы. Является импульсом Природного Закона (Дэватой), который приходит, чтобы поддержать истину через победу. Он родился без женщины. Шива бросил свое семя в огонь, и оно впоследствии попало в Гангу...Г.Д.: С другой стороны, Ганеша это ленивый…

Д.Ш.: Жирный чувак, едущий на мышках…

Г.Д.: Которому просто было впадлу идти, и он для этого придумал, как бы так этак…

Д.Ш.: Наебать родаков.

Г.Д.: А Субраманиам – честный, он реально постиг мир, он его действительно увидел, приобрел настоящий опыт и стал тем, кто прожил жизнь в движении. А Ганеша сидел на одном месте.

Д.Ш.: Зато он стал вдохновителем кучи писателей. Ни один писатель в Индии не начинает свое произведение без поклона Ганеше.


Г.Д.: Понятно, ну мне больше нечего у тебя сейчас спросить.

Д.Ш.: Ну придумай что-нибудь – ты журналист или нет?

Г.Д.: Нет, я не журналист, я писатель. Ты думаешь зря у меня тут висит портрет Ганеши? Я, правда, не написал еще роман, в отличие от тебя, но…

Даня ШеповаловД.Ш.: Но ты понимаешь, что ты писатель? Это главное. Ты можешь вообще ничего не писать… Никогда ничего не писать, но все равно быть писателем. Я же об этом написал роман: самый последний великий писатель это тот, кто ничего не написал.

Г.Д.: Так ты ж написал! Значит ты не последний великий писатель?

Д.Ш.: Получается, что нет.

Г.Д.: То есть ты наебал всех своих читателей и до сих пор продолжаешь их наебывать, подписываясь «Последний великий писатель»?

Д.Ш.: Да, я продолжаю так подписываться, уже не имея на это право. Что нужно еще людям, как не наебка? Люди мечтают о том, чтобы их наебали. Писатели мечтают о том, чтобы их наебали их музы и боги, читатели мечтают, чтобы их наебали писатели, любовники мечтают, чтобы их наебали любовницы, любовницы мечтают, чтобы их наебали любовники. Все мечтают о том, чтобы их наебали!

ВСЕ ИНТЕРВЬЮ РУБРИКИ "ВОКЗАЛ" - ЗДЕСЬ - см. пометку "ВОКЗАЛ"





Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру