НАРРАТИВ Версия для печати
Ушлый Пакостник. Дромомания (1.)

Ушлый ПакостникУшлый Пакостник о себе:

Я хиппи. Самый настоящий. Притом, что настоящих хиппи или уже, или вообще не бывает. Притом, что никто не знает, что это такое. Но может быть именно из-за этого у меня некоторые сложности с биографией. В том смысле, что по
жизни у меня как раз всё ровно, очень даже хорошо мне обычно бывает везде, и я много часто где встречаюсь – в тихих лесах, иногда даже в других мирах, но это лежит далеко за гранью банального списка на надгробии с датами перед пройденными институтами подавления. Я по возможности стараюсь игнорировать институты подавления. Как раз недавно откинулся с тюрьмы. Мы с друзьями друзей друзей собирались устроить некую мистическую революцию, точнее, мы по-прежнему её устраиваем, она всегда происходит. Правда при этом никто из нас не знает, что это такое. Бог мой друг. Мои друзья Боги.

ДРОМОМАНИЯ

Пособие По Материализации Зажигалок

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ:
ДАННЫЙ ТЕКСТ НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ИНСТРУКЦИЕЙ ПО ПРИМЕНЕНИЮ НЕЗАКОННЫХ И (ИЛИ) ЗАПРЕЩЁННЫХ ВЕЩЕСТВ. ПРИОБРЕТЕНИЕ, ХРАНЕНИЕ, УПОТРЕБЛЕНИЕ, ИЗГОТОВЛЕНИЕ, ПРОДАЖА ЗАПРЕЩЁННЫХ ВЕЩЕСТВ ПРЕСЛЕДУЕТСЯ В СООТВЕТСТВИИ С ЗАКОНАМИ Р.Ф. УПОТРЕБЛЕНИЕ УПОМЯНУТЫХ В ДАННОМ ТЕКСТЕ ВЕЩЕСТВ МОЖЕТ БЫТЬ ВРЕДНЫМ ДЛЯ ПСИХИЧЕСКОГО И ФИЗИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ. ВСЯ ИНФОРМАЦИЯ ЗАКОННА И ОБЩЕДОСТУПНА В ДРУГИХ ИСТОЧНИКАХ. НЕ УПОТРЕБЛЯЙТЕ НАРКОТИКИ, СОБЛЮДАЙТЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО Р.Ф.

Этот текст не может являться доказательством употребления каких-либо нелегальных или запрещённых веществ, не отражает реальных событий и является случайным литературным вымыслом!

ИМПУЛЬСИВНЫЕ ВЛЕЧЕНИЯ – стремления, возникающие внезапно, овладевающие всем существом больного, подавляющие все другие желания, мысли и суждения. В отличие от навязчивых состояний, с И. в. больной и не пытается бороться. О поведении своём он сохраняет отрывочные и непоследовательные воспоминания. И. в. возникают периодически, вне связи со внешними событиями. И. в. отмечаются большей частью у страдающих психопатией или у перенесших органические заболевания головного мозга. Встречаются следующие формы И. в.: дипсомания – запойное пьянство, при котором влечение к алкоголю возникает внезапно у лиц, не страдающих алкоголизмом, и носит непреодолимый характер; дромомания – непреодолимое влечение к бродяжничеству, при котором больной внезапно, без внешних поводов, бросает семью, работу, занятия и уходит или уезжает, невзирая на отсутствие денег, проездного билета, соответствующей одежды, еды; бродяжничество носит характер бесцельных скитаний в течении нескольких дней или недель; клептомания – непреодолимое стремление к воровству; пиромания – влечение к поджогу, причём это действие не преследует сознательной цели нанесения материального ущерба, мести и т. п. Лечение И. в. направлено на заболевание, их обусловившее.
Популярная Медицинская Энциклопедия.

ЗАЖИГАЙ!

дача

“ТЫ ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ СПОСОБЕН ОТКРЫТЬ ГЛАЗА, КОГДА ВСЁ ДОЛЖНО ПРОИЗОЙТИ ВО СНЕ…” - отвечает мне Даша… Она лежит посреди большой комнаты со старомодным совково-дачным дизайном, на жёстком, ветхом – линялом, протёртом до дыр – разноцветном ковре с крупным, необычным орнаментом, который кажется то индийским, то индейским – этой осенью всё такое – в исчезающих, но всё ещё терпких клубах мистического тумана, завернувшись в полосатый кирпично-коричневый шерстяной плед грубой вязки с неприятной на ощупь рифлёной поверхностью, как будто, вздрагивая от нервного электричества, касаешься свежей, накрахмаленной, прохладной простыни сверхчувствительными кончиками детских пальчиков летним вечером, в последнее воскресенье каникул, и блаженный, волнующе приподнимающий тюлевую занавеску, ветерок доносит сквозь таинственный тёмно-синий прямоугольник открытой в космическую бездну форточки душистые испарения супергустого воздушного квазисиропа…

Тихие, обычно незаметные звуки приобретают загадочность и значительность, а мгновение пронизывает вечность… Перевожу взгляд с качающейся, колыхающейся в фантастических судорогах, тёмной, плотной, желеобразной массы ковра на простые, несомненно твёрдые, светло-оранжевые доски пола… Словно Бог резко выкрутил яркость на мониторе реальности – интерьер вспыхивает огненно-оранжевым оттенком, но меняется тема на корейском магнитофончике в углу, и мир вокруг становится контрастно-инфракрасно-фиолетовым… Я спросил: “Всё в порядке?!” – красавица медленно открывает глаза – они и так у неё большие, а сейчас кажутся просто огромными, заслоняют собой всю мою вселенную, и через несколько дней я прикольно испугаюсь – мы будем валяться на полу, целуясь под ранний Grateful Dead, когда я увижу, как два Дашиных прекрасных глаза сливаются над переносицей в сияющий третий… Потом посмотрю вверх – маленькая пустая комнатка с кривыми стенами, одним окном и дверью напротив окна – все называют это место “светлые шестидесятые”, ведь здесь больше всего прёт валятся на измазанном масляной краской полу и целоваться под ранний Grateful Dead… Вижу бесформенных существ под внезапно далёким потолком – фиолетовые, голубые, синие и зелёные пятна...

В октябре две тысячи второго года мы задёшево сняли просторный дачный домик из четырёх жилых комнат, столовой, кухни и веранды в Подмосковье, на окраине небольшого тихого городка с парой круглосуточных магазинов у железнодорожной станции, откуда несколько раз в день отходят автобусы, иногда со странной надписью “Хамелеон” вместо номера, до загадочной Фабрики Игрушек, поблизости от которой стоит дом, а так нужно идти минут двадцать по деревенским проспектам мимо покосившихся изб с резными наличниками на окнах, мимо шикарных, с иголочки, современных краснокирпичных коттеджей со стеклопакетами, аккуратной, сказочной черепицей, ровными газонами и прочими евростандартами, мимо причудливых совковых дачных построек “сделай сам”, выкрашенных в яркие, фантастические цвета, мимо гаражей и оставленных на обочине машин, мимо накренившихся столбов электропередач с фонарями, вдоль заборов и огородов за ними, охраняемых разномастными барбосами-шавками “осторожно, злая собака”, изредка мимо играющих на улице грязных детей, выпивающих на заваленках у калиток сморщенных, седых дедов, космических алкоголиков, унылых работяг и праздной, громко матерящейся молодёжи, мимо прикольных кошек, мимо гоблинов и троллей, деловито поспешающих по своим лесным делам, мимо старушек, пристально-подозрительно глядящих в след, пасущих коров, коз и овец в тёплое время года… И всё это в сорока минутах езды от Москвы на электричке…

Хорошо, что, в отличие от остальных московских пригородных веток, по нашей поезда ходят до самой тёмной ночи (последний прибывает к платформе в два часа) – удобно возвращаться из клубов с поздних сейшенов, и всегда знаешь, когда могут пожаловать вечерние гости: в двенадцать – тусовка на кухне ещё в самом разгаре, в двенадцать пятьдесят, в два двадцать… Сам дом притаился в аппендиксе местного асфальтового лабиринта – на крошечной стометровой улочке, заканчивающейся тупиком перед опушкой леса, куда местные гангстеры вывозят вечерами проституток… Хорошо слышно, как по железной дороге ходят составы в Крым и обратно; особенно приятно на них втыкается из моего любимого места – курилки – холодной летней веранды, на которую выбегаешь, накидывая на плечи первую попавшуюся тёплую шмотку и тапки или ботинки на ноги, с кружкой сладкого горячего чая, если сахар и чай есть в наличии, и куришь что-нибудь – сигаретку, а если нет сигарет – сплиф, трубку, упав на старый, полуразвалившийся диван, положив ноги на другой, либо выходишь на крыльцо смотреть на офигительную в свете фонарей и луны огромную березу в соседском огороде, на звёзды-облака-снег-дождь, не приехали ли менты, тихо, блять, не орите тут, соседи слушают, камеры снимают…

Мы находим поле чудес в десяти минутах ходьбы от калитки, сразу же за фабрикой... В доме появилась старая индийская фисгармония – её хозяйка уже давно живёт в Индии...

                        “ГАНЕША ШАРАНАМ ШАРАНАМ ГАНЕША
                                 ГАНЕША ШАРАНАМ ШАРАНАМ ГАНЕША…”
                                       Целыми днями звучит фисгармония…
                       “ШИВА ШИВА ШАМБО ШАНКАРА
                                               ХАРА ХАРА ХАРА МАХАДЕВА РА…”

…её тягучий, с хрипотцой, глубоко вибрирующий звук пропитывает пространство, стены, сны… Ещё долго, зимой, сидя в полной тишине, я вдруг буду ловить его на границе слышимости и замечать краем глаза, как пульсирует и дышит рисунок на обоях… Широко улыбающаяся послеоперационным мозговым шрамом, сочащимся сахарными ручейками, пластилиновая голова на невероятно длинной и неправдоподобно тонкой шее плавающего в позе лотоса по поверхности разноцветного индейско-индийского ковра знакомого китайского болванчика по имени Петя… Три кастрюли оранжевого горохового дерьма… Тысяча чашек на круглом столе в кухне… Огромное, одиноко стоящее на опушке леса, Священное Богодерево со сверкающими в темноте ветвями, дарующее гармонию по окончании бредового полёта… И… подозрительно неровный, серый, но с радужным отливом, суперстерильный плексиглазовый потолок Великой Операционной, распускающийся, пульсирующий тайными древними символами – пиктограммами, рунами, иероглифами…

Невменяемый видит маленьких слоников, бегающих по кругу в центре вращающейся мандалы-простыни, висящей на стене над кроватью… А к Айленду… К Айленду пришёл призрак скончавшегося в доме год назад Хозяина… “Пиздец мирозданию… Пиздец мирозданию…” – бормочет Айленд, обхватив голову руками, скрючившись на кровати, отвернувшись к стене с мандалой-простынёй… Я играю на гитаре, и аккорды превращаются в цветные узоры на обратной стороне моих век… Открываю глаза, и вижу, что в моих руках не гитара, а ситар, а волосы, свисающие на глаза, превращаются в двух шаманов: одного с бубном и другого с колотушкой… Они танцуют под звуки барабанов на индейско-индийском ковре… Зимой, прилетев из Индии, таинственная девушка, которая говорит, что ела яблоки на фоне гор в Долине Кулу и помнит десять своих предыдущих воплощений, забирает гармонику, но привозит ситар…

Постоянно звучат барабаны… Наверное, вход в рай с барабаном бесплатно, или, во всяком случае, солидные скидки, как на ту вечеринку по пятницам...

Приходят гости… Приносят хлеб, рис, майонез, чай, сахар, макароны, трубки-чилимы, наркотики, музыкальные инструменты, барабаны, книжки христианско-эзотерическо-психеделическо-рок-н-ролльной направленности, кассеты-диски, испачканные в пыли дорог рюкзаки, фотографии, картинки, всевозможные вещи, невозможные, непонятные вещи и предметы, оставляют-забирают своё-чужое, приносят сплетни, болезни, играют, спорят, рисуют, спят, укрывшись разноцветными ветхими одеялами и вонючими спальниками, выходят на крыльцо покурить, целыми сутками пьют чай на кухне под индейско-индийскую музыку кельсткий даб… В доме, кроме людей, живёт множество пауков, мышей и мух... В кухне сушатся травы, бурлят растворы на огне... Мы привозим старые совковые микшер, ударную установку и большие колонки: БУМ-БУМ-БАХ-ДЗИНЬ-БУМ-ДЗИНЬ-БАХ-ДЗИНЬ!… Ночь уже, Даша спит!… БУМ-БУМ-БАХ-ДЗИНЬ!… Над домом, на высоком деревянном шесте для теле-антенны грозно развевается радужный флаг… Местные говорят, что на улице Тихой, в районе Фабрики Игрушек, поселилась какая-то секта…

            сектанты?
                    наркоманы?
                               педерасты?
                                        вшивые хиппи?
            евреи?
                 террористы?
            МЕЖГАЛАКТИЧЕСКИЕ ПИРАТЫ-УБИЙЦЫ?…

Ну, во всяком случае, точно не педерасты!…

ЗВУЧИТ МУЗЫКА, ПОСТОЯННО ЗВУЧИТ МУЗЫКА, И МЫ ПОЧТИ НИЧЕГО НЕ ПОМНИМ!.. Ведь любая телега почти сразу умирает, как и все откровения всех самозванных безумных бодхисатв во все времена, ЛЮДЕЙ, КОТОРЫЕ В МИНУТУ ДУМАЮТ В ТЫСЯЧУ РАЗ БОЛЬШЕ МЫСЛЕЙ, ЧЕМ МОГУТ СКАЗАТЬ СЛОВ, А СЛОВ ГОВОРЯТ В СТО РАЗ БОЛЬШЕ ЧЕМ МОГУТ ЗАПОМНИТЬ!..

За домом есть место у забора, куда все выбегают мочиться, чтобы не шлёпать в тапочках до вонючей дырки деревянного сортира в огороде. Невменяемый выходит первого ноября с утра отлить, смотрит вниз, под ноги, и замечает жёлтый уголок бумажного пакета, уже припорошенного снегом… “О Джа! Спасибо, Джа!” – думает он. Этот пакет, политый мочой десятков торчков, и ещё несколько психеделических поганок, раскопанных с утра на тайной поляне в замёрзшем, заиндивевшем лесу, окончательно разрушат его сознание – РАЗМЯГЧЕНИЕ МОЗГОВ :

                вечером
                             к нему
                                       придёт
                                                        ПТИЦА!

Зимой Сестра находит её мурти: детская мягкая игрушка розового цвета с большим оранжевым носом-крючком и наглыми насмешливыми глазами сидит в старом, разбитом телевизоре на помойке… Невменяемому Птица мерещится постоянно, он повторяет: “О! Птица, Птица Пейот! Смотрите, к нему пришла Птица!” - и тыкает пальцем в сторону какого-нибудь вконец удолбавшегося товарища... В детстве Мальчик, несмотря на плохие физические данные – ужасное зрение, страшную худобу и слабые лёгкие – мечтал стать Супергероем: Космическим Рейнджером, Разведчиком-Первопроходцем, на худой конец Сумасшедшим Учёным, - и вот теперь сидит в Прикольном Разноцветном Психоскафандре на индейско-индийском ковре – Стартовой Площадке Великой Операционной, в Придуманном Воображаемом Будущем Спирального Времени, сжимая пальцами косяк с Орбитальным Горючим и чувствуя, как капсулы с Гиперпространственным Химикатом, растворяясь в животе, пускают по венам энергии Нуль-перехода… Взлёт! Ускользает с Земли к восточным звёздам, попутно постигая тайны мироздания… Выходит на поверхность неисследованной планеты в далёком-далёком уголке космоса… Вечная Экспедиция В Неизвестное… Просто дайте денег, угостите пивом, сигаретами, на худой конец, улыбнитесь... Только не надо спрашивать про марихуану – мы ничего не продаём...

Невменяемый выглядит круто – ужасней всех: некий беспорядочный микс из всевозможных молодёжных стилей и всё очень мятое – такой вот простой, белобрысый, постоянно истерически посмеивающийся, подёргивающийся юноша со странным инопланетным блеском расширенных зрачков в узких щёлках маслянистых, налитых кровью глаз, бодро шагающий подпрыгивающей лунной походкой по стране грёз, мило, профессионально стреляющий у встречных сигареты, вдохновенно выдыхающий во внешний мир мистический туман засекреченных телепатических сеансов на специальной флюорисцентной волне Торчкового Радио, выкидывающего в удивительные моменты синхронизаций и врубов рекламные слоганы-надписи поверх экрана реальности, словно в немом кино, вещающего внутри наших автоматических черепных коробок передач, подключённых к Универсальному Разуму, со скоростью пять тысяч мыслей в секунду иногда серьёзную, глубокомысленную, но чаще всего смешную, до коликов, чепуху в виде чудовищного бредово-гоночного рэпа в паузах между музыкальными номерами Тотального Саундтрека:

“БЕГИ, БЕГИ… Вниз по проспектам, мимо огней и витрин, автобусных остановок, магазинов, ресторанов, кафе и парков, мимо оград и памятников, на тесные улочки, в переулки, мимо ларьков и подъездов, старых фасадов с немыми окнами, строек, заборов, брошенных машин, скамеек, мимо одиноких теней и шумных тусовок, мимо ментов и гангстеров, мимо старух, детей и собак, мимо быков и блядей, во дворы, тёмные запутанные дворы, с гаражами, мусорными баками, экскрементами, окурками, пластиковыми бутылками, через сонные квартиры с разговорами, музыкой, чаем, запахами сандала, табака и анаши, снова на свежий воздух, на крышу, в клуб, на вокзал, на трассу… в космос, в будущее, в параллельные миры, ДАЛЬШЕ, ЕЩЁ ДАЛЬШЕ, ДАЛЬШЕ И ДАЛЬШЕ… А теперь прослушайте, пожалуйста, эксклюзивную стихийно-шумовую композицию в исполнении заслуженного мэтра синкретической импровизации, Мистера Прикольная Лазерная Синхрослучайность!”…

И каждый день, по многу раз, наслаивающийся сам на себя, закручивающий время в спираль, один и тот же вечный, стыдный флешбэк с обязательным дежавю: выбегаешь, накидывая на плечи первую попавшуюся тёплую шмотку на плечи и тапки или ботинки на ноги, с незажжённой сигаретой в зубах в громко хлопающую по железной трубе, служащей крыльцу перилом, и флейте дождя, в спокойном состоянии мелодично позвякивающей на ветру, а тут - взрывающейся недовольной истерической гаммой – БУМДЗЗЗЗЗЗЗЕН! БУМДЗЕН! – ДВЕРЬ, заворачиваешь за угол, трясясь от внезапной перемены температуры воздуха, ландшафта, музыкального сопровождения, времени дня, времени года, расстёгиваешь поскорее штаны и, замерев под невыразимо невыразимыми звёздами-снегом-облаками-дождём, над странной, скрученной в тайные письмена, растительностью летом, или разноцветной ватой зимой, перед уводящим в четвёртое измерение старым, кривым, деревянным забором, вдыхая действительно свежий, не в пример городскому смогу, лесной воздух, уставившись в мультипликационный экран внутри своей головы, с черепной коробкой, готовой взорваться радугой от преждевременного недоперепросветления, внезапно захлёстывающих чувств и воспоминаний, в бесконечном мгновении прошлого и будущего, слитых воедино, гордо ИСПОЛНЯЕШЬ ПРЕДСКАЗАНИЕ – МОЧИШЬСЯ ОРГАСТИЧЕСКИМ ГАРМОНИЧЕСКИМ ВОДОПАДОМ СВЕРКАЮЩИХ БРЫЗГ – пишешь откровенное письмо Богу, или же просто выводишь пацифик на снегу! Пусть камеры снимают... Сериал «ОЗАРЁННЫЕ В ОГОРОДЕ»! (совместное производство Земля-Марс)… БУМДЗЕН! НОВАЯ РЕЛИГИЯ ПИСАЮЩИХ СОВЕРШЕННО!..

“ТЫ ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ СПОСОБЕН ОТКРЫТЬ ГЛАЗА, КОГДА ВСЁ ДОЛЖНО ПРОИЗОЙТИ ВО СНЕ…” - говорит мне Даша… И открывает глаза… Целая вселенная, прошлое и будущее, сотни триллионов мгновений... Впереди долгая тёмная зима с голодом – рис под майонезом – и холодом – королевские, с огромными дырами на подошвах, летние туфли, Даша, хренова бодхисатва, будет всю зиму их носить… А пока кладём на ковёр скатерть, ставим кастрюлю с рисом, майонез, тарелки, вилки, чайники с кипятком и заваркой, садимся вчетвером: Вождь Красноглазов, Мудрый Брат, Невменяемый, Разноцветная Королева, - берёмся за руки, закрываем глаза, и, после небольшой паузы, начинаем мычать: М-М-М-ММММ! Внезапно, Даша смеётся: “ЕСТЬ ТОЛЬКО ОМ МЕЖДУ ПРОШЛЫМ И БУДУЩИМ!” – медленно, нараспев произносит она: “Я песню придумала: ЕСТЬ ТОЛЬКО ОМ МЕЖДУ ПРОШЛЫМ И БУДУЩИМ!” – ГОВОРИТ И СМЕЁТСЯ, ГОВОРИТ И СМЕЁТСЯ!.. С её плеча, неслышно шурша невидимыми крыльями, взлетает разноцветная птица, исчезая в завитках времени...

Продолжение




Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру