Димамишенин Версия для печати
ЦЕННЫЕ БУМАГИ. NEVER PORN – PORN FOREVER! (2008)

Будущее Интернета, по прогнозам специалистов, за микро-коммьюнити с узконаправленными интересами, а не за массовыми коммьюнити-монстрами вроде ЖЖ, Одноклассников и Вконтакте. Глобализм победил. Но антиглобалисты еще не проиграли. Наша страна, как и весь мир, переживает всплеск рождаемости всякого рода калек (ударение на первом слоге) на удачные зарубежные ресурсы – от порно сайтов до социальных сетей. Что происходит? Я попытался разобраться в этом с создателями сайта WWW.NEVERPORN.COM.

Neverporn и Димамишенин (в центре)

Димамишенин: Время позднее, интим создан, так как у меня дома на кровати улеглись сразу две девочки-создательницы сайта Неверпорн, и я чувствую, что я сейчас буду тупить, и дам вам самим возможность действовать.

Маша и Настя: Да-да, именно так мы и любим. Как раз мы уже набухались и пьяные в стельку.

Димамишенин: Вы имеете какое-нибудь отношение к сайту Матрешка герлс?

Маша: Неееет! Мы достаточно худые, красивые и интеллектуально развитые, и непохожи на деревянных жирных куколок.

Димамишенин: А мне казалось, что вы близки, чуть ли не партнеры. Настю я видел даже в фото сессиях Матрешка герлс. Что-то вы недоговариваете, связь налицо...

Маша: Конечно, связь есть. Сайт Неверпорн находится, как и сайт Матрешка герлс, в интернете, как, впрочем, и сайт ИКЕА.

Настя: А я скажу, что очень рада наличию Матрешек на просторах интернета. Это здоровая конкуренция. Если бы их не было, то и нас, возможно, бы не было.

Димамишенин: Кто вам ближе – Матрешка герлс, такие же как вы русскоязычные и в тату, или Crasybabe, использующие широкий угол и гораздо более брутальные, чем Суисайд герлс?

Маша: Мне ближе мой сосед по комнате. Я живу в бараке, и мне близки люди, которые живут там вместе со мной. Я не знаю, кто живет через дорогу. Они мне не близки.

Нынешняя заглушка на сайте Neverporn.com (он снова не работает)

Дима Мишенин: А почему вы, такие клевые и веселые, назвались так обломно - «Никогда не порно»? Меня сразу как человека, обожающего порно, это задело. Я сразу так и огорчился и расстроился за вас. Я даже разозлился сразу и захотел вас выстебать при первой же встрече, так как нереально презираю телок, которые не любят порно и не хотят сниматься голыми. Я подумал, что сейчас зайду на сайт девочек, которые не показывают сиськи и письки, а это полный пипец и деградация. Ну вот, я захожу, и там все не так уж и плохо. Наоборот, с голым телом полно всего и вполне удовлетворяет, так сказать, жаждущую публику. Но почему тогда НИКОГДА?

Настя: Мы всегда распахиваем для таких, как ты, дружеские объятия.

Димамишенин: Вы распахиваетесь, я вижу, но зачем тогда такое название! Оно отпугивает нормальных девушек и парней. Все любят порно, если не дауны. Это как девочка должна любить шопинг, а мальчик – порно.

Маша: Все, что пугает, то и привлекает. Вот, к примеру, в Кока-коле есть слово Кокаин.

Димамишенин: Верно! Но это используется как завлекуха – типа у нас кола единственная с кокаином, у других только с пепси. А у вас-то жесткий облом! Никогда, мальчик, ты не увидишь порно на нашем сайте. И у меня все опускается, и я испытываю разочарование.

Настя: Ты не все правильно понимаешь. Никогда не порно, а всегда искусство. Понятно? Наш слоган! Так ты четверочку подставь вместо первой буквы, и все станет понятно. N – похоже на четверку. Это такой тест для тех, кто хочет быть по-настоящему с нами. Получается 4everporn. Навсегда порно! Понятно? Меняй букву, и все сразу встанет. Нужно пройти испытание! Пройти айкью тест!

Димамишенин: Оооо! Вы в свое порно пускаете только интеллектуально развитых парней? Мне туда нет дороги!!! Я не врубился!

Маша: Нам нужны развитые члены с высшим образованием и твердые в своих убеждениях.

Димаимшенин: У меня есть твердость в убеждениях, но без высшего образования... Это заметно?

Маша: Ты берешь опытом. Нам очень важно с Настей, чтобы человек, который будет смотреть на нас, уже раньше смотрел на женщин и понял, что мы лучше. Опытные нам в первую очередь нужны мужчины, которые поняли бы, что мы женщины высшей категории.

Димамишенин: Вы унизили меня вначале нашей беседы уже два раза. Я интеллектуально оказался не развит, а еще я ни разу до вас не видел женщин.

Настя: Я вижу вас всего минут 15, но точно могу сказать, что вы не женщина высшей категории, так что не расстраивайся, Дима. Стопудово.

Димамишенин: Ну и в третий раз меня расстроили. Ок, у меня есть шансы после таких неудач продолжить нашу беседу?

Настя: Безусловно, и, может, в итоге у нас что-то и получится.

Маша: Изысканнейший пиздеж и грациозные переливы пиздабольства.



Димамишенин: Слушайте – давайте представьтесь.

Маша: Меня зовут Марина Стамина. Я член Союза художников России. Фотик я взяла недавно в руки.

Димамишенин: Это слово у меня ассоциируется с игровыми приставками и какими-то гаджетами... Работает дольше без подключения к сети в режиме экономии энергии Stamina.

Маша: Это слово значит Выносливый. Я выносливая кобылка! (Ржет громко, продолжительно и заливисто) Рабочая лошадка. Ролевая игра. С моими темпами жизни и еще хожу на своих двоих.

Димамишенин: А ты очень выносливая лошадка по всем параметрам?

Маша: Ну, можем проверить после интервью, конечно.

Димамишенин: Так, а теперь пусть представится моя вторая собеседница

Настя: Меня зовут Настя Хватова.

Димамишенин: Ты хватаешь или тебя хватают?

Настя: Жизнь меня хватает за лучшие и самые красивые части тела. И мне всегда ничего не хватает.



Димамишенин: Почему вы сделали сайт, а не рок-бэнд?

Маша: Потому что рок-группа это для мальчиков. А показывать свои прелести – для девочек. А мальчики должны показывать мозги.

Димамишенин: Или большие члены? Однажды на вечеринке ко мне и моему другу Олегу Гитаркину подошла редактор журнала «АФИША» и спросила: «А правда, что у вас в Санкт-Петербурге самые большие члены?» Меня этот вопрос вывел на орбиту. Так для чего сделан сайт?

Маша: Для того чтобы выискивать таких, как мы, и зарабатывать на них. Эксплуатировать. Обожаю шикарнейшие письки. Великолепнейшие письки. Восхитительные мошонки и залупы, наполненные счастьем. Искрящаяся радость сперьма.

Димамишенин: Ваш сайт это коммьюнити в стиле Веб Два Ноль? Или Веб Три ноль? Есть глобальные коммьюнити типа Фликр или Ютуба или ЖЖ – глобалистские помойки, куда открыт всем вход – всем там дано право выразиться. Веб Икс ноль это то, что отнимет это право высказываться всем, и у нас будут только коммьюнити такого уровня, как ishotmyself или beautifulagony. Будут субкультурные сайты с кураторами. И, в принципе, я рассматриваю вас как первых ласточек и предтечу нового интернета. Коммьюнити с клубной системой, куда вход всяким лохам закрыт.

Маша: Да. Мы именно это и стараемся воплотить в реальность. Мы просим присылать девочек не сфотканную грудь в ванне на мобильный телефон. Нам всегда интересно, как девочка может своим руками и при помощи декораций и подручных штучек погрузить себя в сказочный мир.



Димамишенин: Каковы каноны, по которым приходят в ваше коммьюнити девчонки?

Настя: Я могу сказать. У меня очень четко выстроен этот диагноз в голове, когда девушка может сказать, что она девушка с сайта Неверпорн. Это девушка, мимо которой так просто не пройдешь, всегда хочется обернуться. Вот и четкая формула. То есть на девушку из неверпорн нельзя сказать Готичка или Эмо, она должна быть девушка с собственным образом.

Димамишенин: Это понятно, но согласитесь, что у вас есть уклон в альтернативу, просто голой девушке пусть и симпатичной и с образом нечего делать у вас на сайте, если у нее нету пирсинга или тату?

Настя: Необязательно. Девушка может быть и лысая к примеру.

Маша: Или девочка самая обычная, но у нее изо рта будет торчать осьминог, что сделает ее вызывающе непристойной. Ужастик, нежность, окутанная паутиной или вся в цветах – неважно.

Димамишенин: То есть, в отличие от Матрешек, у вас нет акцента, грубо говорят, на определенные субкультуры пин-ап или фетиш? И вас интересует не сколько стиль, сколь содержание?

Настя: Акцент на боди-модификации есть только в нашей шоу-программе. А не на сайте.

Димамишенин: А что за шоу программа?

Настя: Основа нашей шоу-программы – самоистязание. Там очень много насилия над красивыми женщинами. Драки до крови к примеру. Избивают друг друга девочки и выплевывают зубы, не раз такое было.

Димамишенин: А вначале было шоу или сайт?

Маша: Сайт! Мы начали фотографировать и делать такие мини-кино из наших фото-сетов.

Настя: Была компания людей, которые дружили между собой, и мы начали с себя. Оторвы и сумасшедшие, не знающие меры ни в чем. Это качество ценится особо в нашем коллективе. А уже потом все стало расширяться. И на базе наших сетов родились постановки. Нам было всегда интересно пригласить публику на наши съемки, но много не пригласишь, и поэтому родилось шоу. Ожившее фото-серии, посвященные самоистязанию. Нас очень интересует полное раскрепощение и отсутствие стеснения как на сцене и в фото, так и в жизни. Поэтому у нас героини блюют, к примеру, на сцене.

Маша: Мы рефлексируемся и освобождаемся от страха таким образом. Таков мой диагноз.



Димамишенин: Получается, что вы и есть русское арт-порно?

Настя: Да. Мы делаем акцент на то, что мы «Порно театр».

Маша: Мы ведем себя так, как запрещают вести себя маленьким девочкам. Нельзя ковыряться в попе при других. А мы ковыряемся. Рыгать нужно, пукать нужно. У нас есть конкурс рыжков.

Настя: У меня есть знакомые девочки, которым я дико завидую. Они могут рыгнуть так громко, что у меня так никогда не получится. И я чувствую себя какой-то ущербной, но уже на новом витке своей эволюции.

Маша: Если бы рыгал какой-нибудь бомж, то это было бы противно, но мы красивые девушки, и нам можно все. Вот чего все стесняются? Срать. Так вот, у нас выходит девушка на шпильках, вся такая наманикюренная и напедикюренная – и срет в красивое блюдцо.

Димамишенин: Интересная теория. Тогда у меня контр вопрос к вам, красивым девушкам без комплексов, любящим умных парней: а интеллектуалам мужчинам тогда получается тоже все можно? Пукать? Рыгать?

Настя: Но они не красивые девочки!

Димамишенин: Правильно! Но они вселенские мозги! Вселенскому мозгу можно делать то же самое, что красивой девочке? Вопрос чисто философский. Разрешено умному мужчине то, что разрешено красивой женщине?

Настя: Разрешено! Да!

Маша: Мне вот интересно посмотреть, как вы какаете, Дима.

Димамишенин: ОК. Мне лестно. А где проводятся ваши шоу? Вас кто-то нанимает? Или это закрытые показы-квартирники?

Настя: Это может быть все что угодно – от Фестиваля татуировок до Корпоратива.

Димамишенин: Да. Будучи в Санкт-Петербурге на каком-то корпоративном празднике, я неожиданно для себя обнаружил вас в номерах роскошного отеля. И Машу у себя под ногами в одной из комнат в роли телепривидения из «Звонка».

Настя: Да. Был такой инцидент. В отеле, открытие которого и праздновалось, если ты не понял. Нам отвели 4 комнаты 6-го этажа, и там в каждой мы учинили перфомансы. Целью было поразить зрителей разными жанрами кино – детектив, хоррор, комедия и эротика. Кончилось все скандалом. Сейчас, когда вспоминаешь, кажется все круто, но тогда было не очень. Не разобравшись, нескольких организаторов забрали в милицию. Около 10 граждан Российской Федерации из технической службы нашего порно театра и поддержки сайта были задержаны и отведены в 38-ое отделение милиции. Из-за испачканного ковра. Там они были подвержены допросам и пыткам нашей доблестной милиции, которую я всячески люблю.



Димамишенин: А проект зародился в Санкт-Петербурге?

Настя: В первую очередь он зародился между нами. Мной и Машей. Я из Санкт-Петербурга, а Маша из Москвы.

Маша: Скорее в сети. Мы ездили друг к другу и фоткались, завели дневники и выкладывали туда фотки. А потом уже начался сайт и шоу. Но главная цель ведь в том, чтобы вам было хорошо. Вот вам сейчас хорошо, Дима?

Димамишенин: Да.

Маша: Значит цель достигнута, а в результате чего – это уже не так важно. Мы хотим выпендриваться, а ты хочешь отдыхать. Ты смотришь на нас, и тебе приятно, а нам не сложно тебя развлекать. Таким образом, у нас полная гармония. И вам хорошо, и нам хорошо.

Димамишенин: Самая главная загадка вашего сайта еще и в том, что он часто не работает. Причем коммюнити (в http://community.livejournal.com/neverporn, http://vkontakte.ru/club1172152 и http://www.liveinternet.ru/community/neverporncom/profile) с завидной регулярностью говорят об обновлениях его контента, но сайт иногда виден, а иногда нет.

Настя: Это маркетологический ход. Меняем часто дизайн. Чем дольше оттягиваем тетиву лука, удерживая ее под контролем, тем стрела дальше улетит и точнее попадет в цель.

Димамишенин: Может быть Неверпорн это вообще не сайт? Или первый процветающий оффлайн сайт?

Настя: Наверное, мы как переменный ток – то онлайн, то оффлайн.

Димамишенин: Но откройте секрет честно, почему он то включен, а то выключен, вас же не преследуют ФСБ как «Кавказ центр» какой-нибудь, сайт чеченских сепаратистов?

Маша и Настя: Мы строим дворец вместо сайта, и иногда на время реконструкций его необходимо закрывать от глаз народа. Мы хотим лучший в мире.

Димамишенин: Вы перфекционистки. Я из-за этого не могу годами открыть какие-то разделы на своих веб-ресурсах. Но сайт есть. И вы есть. И какие планы в связи с этим? Арт-буки или фильмы будете делать? Я думаю это новая тенденция создавать продукты по мотивам не компьютерных игрушек или рок песен, а сайтов.

Настя: Все правильно говорите. Так все и будет. Порнуха будет.

Димамишенин: Стоп! Порнуха в общепринятом смысле этого слова? То есть на вашем сайте появятся мужчины?

Настя: Они уже там появились. Особовыдающиеся и особоприближенные. Мужчины с восхитительными членами.

Димамишенин: На вашем сайте есть члены?

Маша и Настя: Даааа! А как же без них! Не теряйте времени! Щелкайте клавиатурой и начинайте изучать архивы, в которых блеснули миллионы писюнов.

Димамишенин: На самом деле это очень серьезный момент. Переломный момент в нашем знакомстве, я бы так сказал. Вы хотите сейчас мне заявить, лежа в кровати, что не боитесь никаких угроз со стороны...

Маша: ... со стороны родителей?

Димамишенин: Хахаха... Ну со стороны родителей, МВД и Власти вместе взятых? У нас же запрещена порнография!

Настя: У нас нет законов относительно порнографии, мы все проштудировали и поняли.

Маша: Запятые где надо расставили. Казнить нельзя помиловать.

Настя: Если мы говорим о фотографиях, которые мы снимаем с оголенными частями тела, то высшая цель это порнографический фильм, к которому они могут послужить идеальной раскадровкой.

Маша: Я уточню: планируется сериал. И на пару серий уже отснят материал.

Димамишенин: То есть я могу надеяться на появление первого модного порнографического фильма в будущем году?

Настя: Да, и смешного, добавь обязательно!

Маша: В кино будет акцент на наши проделки и наши шалости. Наше не будничное колкое поведение и наши недетские игры. Все это будет снабжаться и сопровождаться сиськами, облизываниями и всевозможным сексом.

Димамишенин: Почему акцент на сиськи?

Маша: Потому что мне очень нравятся мои сиськи. Вот некоторым бабушкам нравятся их коты, и они таскают их по всяким выставкам. А мне нравятся мои сиськи. Нравятся сиськи Насти. Нравится их трогать. И я не хочу в офисе сидеть. Я делаю по жизни то, что мне нравится. И сейчас в данный момент счастлива.



Димамишенин: Правильно ли я понял, что вы больше нигде не работаете и не учитесь? Что Неверпорн это не хобби, а единственное ваше занятие?

Маша: У меня очень богатый жених. Он рок-музыкант. Я живу в сквоте по приколу. У нас творческий коллектив, и мы все делаем вместе. Буквально все.

Настя: Готова подтвердить. Происходят оргиастические вещи.

Маша: У нас квартира вся исписана символами женского и мужского начала, а также всевозможными тайными знаками. Вся квартира дышит природой, и запах там стоит специфический. Как заходишь – так сразу запах весны и спаривания.

Димамишенин: А сюжеты ваших фото-сессий всегда разные или есть любимые темы?

Маша: Всегда разные. К примеру, встаем утром, хотим сделать кофе, и делаем это в танце. И квартира необычная, и все девушки, кто в ней живет, необычные, и это уже непохоже на все, что мы видим кругом.

Димамишенин: Маша, ты главный фотограф Неверпорн?

Маша: Большинство снимаю я, и еще во многих я модель. Со мной сняты 50% всех сессий Неверпорн.

Настя: А я рациональное зерно. У меня есть еще штат фотографов, которые помогают Маше и развивают ее стиль.



Димамишенин: Меня поразила фотосессия под мостом – она мне показалась крайне качественной и фирменно сделанной, так сказать.

Маша: На самом деле мы приехали побухать и пофоткались потом.

Настя: А потом меня чуть не убили. Вот когда мы фотографировались под мостом, мне кто-то выстрелил в голову из пневматики. У меня текла кровь.

Димамишенин: Я считаю, что главная проблема России в том, что тут, несмотря на видимый избыток, по-прежнему ничего нет. Порнографии тоже практически нет. Под порнографией тут понимают убожество вроде Прянишникова и Логинова. Это ярко выраженные немодные и некрасивые люди, которые показывают других бездарных людей, которые бездарно занимаются сексом... И только бездарные люди могут смотреть такое бездарное порно, чтобы бездарно мастурбировать.

Настя и Маша: Мы можем очень одаренно поржать над этим.

Димамишенин: Есть интересные прецеденты в коммерческом порно – фут фетиш и сайты, развивающие темы глубокой глотки и анальных ласк, но они чаще всего заблокированы для ру зоны. Вот Неверпорн может вырасти в красивое молодежное и модное русское порно, которого так не хватает тут. Только хватит ли у вас, бедных девочек, на это ресурсов?

Маша: Мой жених, богатый рок-музыкант, дает мне каждую неделю 1000 долларов и говорит: «Вот тебе, кисуль, что хочешь, то и делай. Бери деньги, иди купи себе костюмчик и фоткайся в нем. В общем, мне повезло. Но дело не в деньгах, а в фантастических желаниях. А их полно. В основном фотосессии придумываем я и Настя. Вот мы увидели у тебя в ванне «ногу-письку», и нас это заинтересовало. Мы хотим сняться с ней и поиграться, и сделать с ней все, что только нам в голову придет! Идем мы, и видим, как собачки трахаются, и у нас тут же мысль: «А как рядом с ними посниматься?» Люди постоянно думают о сексе. Даже в офисе, наверняка, хотя я там никогда и не была. Даже если думают, что не думают. Почему не попробовать все в этой наиболее приятной для тела и ума области?

Димамишенин: Мне очень отрадно это слышать. Я вот часто провожу кастинги для своих фото и видео арт-проектов и журнальных фотосессий. Заходят девушки и говорят резко: «Я трусы не сниму». И от этого (как в случае с названием «неверпорн», когда я его впервые увидел) – настроение сразу портится. Ты и не хотел с нее трусы снимать. Но это заявление дурацкое сразу тебя обламывает и портит твое отношение к этому человеку. Все становится сразу скушным. Ты не понимаешь ее обделенности и зашоренности и начинаешь разговаривать: «А почему?», слышишь ответ: «Потому что я – модель». «Понятно отвечаю»... значит ты – модель. А Наоми Кэмпбел и Наташа Водянова и Кейт Мосс лохушки, раз раздевались догола. Они снимают трусы и не парятся. Они лохушки, а ты не лохушка, что никогда трусы не снимешь? И это беседа не в плане развода, мне даром не нужно, чтобы она нагишом передо мной стояла. Это просто диалог, вызванный ограниченностью позиции некоторых дур. Разумеется, им нечего ответить. Для меня это полная загадка. Чем люди руководствуются и в чем у них проблема? И почему они гордятся не красивыми фото в обнаженном виде, а тем, что никогда их не сделали, потому что, видите ли, не снимают трусы...

Настя: Гордятся предрассудками, гордятся Советским Союзом, неистребимым в наших сердцах, всеобщей зажатостью гордятся. Все начинается с того, что она парню своему не дает год, потом ломается, честь свою блюдет, ломается, вдруг мама увидит, куча правил предписанных...

Димамишенин: Именно! А когда им говоришь, что в России этого никто не увидит – тут же все рушится. Это же ужасно, такая однобокая мораль. Патологично и ужасно. И уже им не страшно и в рот взять по гланды и задницу распахнуть для твоего кулака, и все ок. И парень еще будет год ждать ее согласия на первый поцелуй. Это отвратительные ебанько. Как гордость выпячивают то, что не показывают сиськи и письки своим соотечественникам. И никогда не разденутся. Хотя нормальные люди, которые никогда не снимались и не снимутся в коммерческом порно, легко фотографируют свои прелести и обнажаются без всяких проблем естественно и неповторимо в домашних съемках. Расскажите, что вы делаете, чтобы в девушках это изжить?

Настя: Не надо ничего ни в ком изживать. Например, девушка беременная, которая тебе понравилась в наших фото-сетах… вначале я не знала, как к ней подойти. Она же беременная, и я подумала, что она сейчас начнет мне говорить: «Что ты мне предлагаешь, грязная скотина!» А она наоборот была готова на все, что угодно. Те, кто приходит на Неверпорн и просится к нам или кого мы зовем, это уже стопроцентное попадание. У меня ни разу не было, чтобы я напоролась на такую, которая бы оказалась ханжой и стала бы мне устраивать истерики «Сисю показывать? Нееееет!»

Димамишенин: То есть у вас нет разводки на раздевание? И уламывания ваших кадров?

Настя: Нет, конечно.



Димамишенин: Вас все время сравнивают с сайтом Суисайдгерлс (как и всех, кто пробует заниматься альтернативной эротикой в сети) Но ведь есть еще сайт Хиппигоддес, где акцент сделан на раста и хиппи. Есть уникальные Эбби Винтерс и Вег порн, есть студия Вивид Алт с целой плеядой талантливых порно режиссеров. Их немного, но они существуют, сайты с порнографией с человеческим лицом и эмоциями. Понимаешь? Заточенные под определенные все-таки субкультуры. И я хочу нащупать в нашей беседе ваши ориентиры. Сказать, что ваш сайт для девочек, которые рыгают и блюют – обмануть потенциального фаната. Это делается скорее в большем количестве на других сайтах и другой направленности.

Настя: За главный фактор давайте возьмем нашу страну. О какой системе выбора может идти речь, если нас вообще так мало?

Маша: Мы с Настей – художницы вообще. Когда мы снимаем эротику, то границ четких, когда она превращается в порно, у нас нет. Просто контркультурная красота.

Димамишенин: Если мы говорим о сексе, то мы говорим о разных фетишах?

Настя: Мы говорим о свободном сексе без цензуры и о том, какой он есть на самом деле. Как мы трахаемся в жизни, так мы это и показываем. Не только на белой простыне на кровати, а где угодно. Мне хотелось в музее бы заняться этим.

Димамишенин: Вы столько говорите о сексе, что создается имидж безбашенных извращенок, но на самом то деле у вас четко есть имидж создательниц – татуировки у вас на руках и ногах, готические прически и внешний вид.

Настя: Просто раскрепащенность, наверное, ассоциируется с татуировками. Люди с тату часто или отсидели или отторчали.

Маша: Просто чаще всего оказывается, что смельчаки у нас татуированные.

Настя: Но если у вас нет тату, это не значит, что мы вас не будем снимать.

Димамишенин: Что у вас будет сексуального, чего нет у других?

Настя: Само собой сексуальные вещи с подвешиваниями, которые наличествуют в нашем шоу, построенном на истязании и самоистязании красивых женщин. Саспеншен – подвес это наша фишка. Я настаиваю на порно-театре. Хулиганство будет сплошное.

Димамишенин (сглатывая слюну): Ты серьезно думаешь, что кого-то возбуждают подвешенные на крючьях обнаженные юные девушки, истекающие кровью и что у кого-то текут от этого слюни?

(еще раз сглатывает)

Настя: Говори, говори, говори, я вот ощущаю вкус спермы, когда об этом говорю.

Димамишенин: Ну тогда расскажи мне поскорее еще побольше о всяких извращениях!

Настя: Мы будем фотографировать свои какашки.

Димамишенин: Это будет интро на вашем официальном сайте?

Настя: Как вариант. Но мы не можем открыть вам все наши секреты!

Маша: Можно наглотаться жемчуга и запить его водой. И тогда ты какаешь жемчугом с желудочным соком, никаких коричневых штучек, и все очень даже элитненько. Я уже так делала. Жемчуг можно брать с бус. Получается безотходное производство. Носишь бусы, глотаешь их, а потом из попы выходит жемчуг, и снова делаешь из него бусы.

Настя: А я бы хотела научиться жрать деньги и какать деньгами. Прикинь, всегда иметь такую заначку.

Димамишенин: Ваша жизнь делится только на то, как вы снимаете и как вы трахаетесь? Или вы трахаетесь и придумываете, как это лучше снять?

Маша: Ну мы еще подрочить успеваем между фотосессиями и трахом.

Настя: И научить еще других, как не бездарно дрочить можно. Не бездарно, а по модному. Стильно. Фэшн дроч.

Димамишенин: Я переживаю очень сильно по этому поводу тоже, и постоянно учу на своем примере.

Настя: И мы тоже. Хотим учить молодых людей и девушек, как правильно сосать, дрочить. Конечно, не все секреты будем раскрывать. За деньги мы будем выпускать учебные DVD и проводить фото лекции на сайте.

Димамишенин: А я с молодыми девушками занимаюсь подобной просветительской деятельностью последние 20 лет бесплатно.

Настя: Глупец!

Маша: До свиданья!

Настя: Бред какой! Да как тебе такое даже в голову взбрело!

Маша: Он врет.

Настя: Я вот расплачивалась с Машей сексом, чтобы она меня научила сексу. Но это все равно не бесплатно.

Димамишенин: Секс за секс. ОК. Такая экономика отношений мне понятна. Но вообще я почувствовал себя самой невинностью в окружении таких ужасных женщин, как вы. Никогда не думал что моя философия (а меня интересуют только любовь и деньги) породит таких монстров от арт-порно. У меня озноб, и я успел раз пять кончить, пока мы болтаем. Сплошной перевозбуд.



Маша: Я тоже возбуждаюсь от богатства. Мое платье стоит 5000 долларов. Мне подарил его на годовщину мой жених. Колье мое стоит 2000 долларов. Ботинки из новой коллекции Гуччи и Прада. Ношу одновременно по два разных, чтобы все видели, что я не бедная, и со вкусом у меня все в порядке.

Димамишенин: А девушки вроде Ксюши Собчак вам значит не подходят по причине бедности и внешнего вида?

Настя: Зачем нужна Ксюша Собчак, если есть я. У меня челюсть примерно такая же.

Димамишенин: Кого вы любите?

Настя: «Коррозия метала» и Паук.

Маша: Мне нравится Роб Зомби. Вообще мне близки длинноволосые рокеры и Иисус Христос. А не из мужчин – мне нравятся осьминоги.




Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру