ТЕКСТ: НАТАЛЬЯ НЕХЛЕБОВА, ФОТО: Earthshipkaruna.net, Наталья Нехлебова, flickrPrince и др.

На юге Индии в штате Тамил-Наду есть горный район. Здесь строят себе дачи индийские звёзды. Сюда в летние месяцы приезжают хотя бы на день-два подышать прохладой индусы с расплавленной равнины. И здесь, среди сосен и эвкалиптов, в часе езды на джипе от маленького города Кодайканал, спрятана «ферма». На ферме живут последние «хиппи». Это своеобразная гостиница и аттракцион по строительству уникального дома из резиновых покрышек.

Последние хиппи

У девочки тонкие белые косички и босые ноги. Она вышла мне навстречу из пальмовой рощи.

– Привет, меня зовут Ула, – сказала она мне.

– Ты откуда? – поинтересовалась я.

– Я отовсюду. Сейчас из Индии.

Уле 5 лет, она говорит по-английски. Её родители – тощий Буп с дредами по пояс и его жена Мира семь лет назад выехали из Голландии на большом красном грузовике, расписанном розами. Они путешествовали по Азии. По дороге у них появились дети. Мальчик и девочка. Родители приняли решение, что пора где-то остановиться. Они выбрали Karuna Farm. Это синие холмы, ныряющие в туман. На холмах между банановыми, гранатовыми и кофейными деревьями построено восемь домиков. В большом доме на самом верху сидит белобородый Невил. Пожилой англичанин. Двадцать лет назад он попытался создать здесь коммуну. Длинноволосые беженцы из больших городов должны были тихо жить здесь, выращивать фрукты, овощи и ловить просветление, глядя на облака, проплывающие под ногами.

Сейчас это что-то вроде гостиницы. Домики с маленькими кухоньками сдаются за символические деньги. Но есть и те, кто живут постоянно – двенадцать взрослых и шестеро детей. Без романтического единения, просто дружные соседи – у каждого свой дом. Все местные молоды. Они оставили свои страны и переехали сюда навсегда всего несколько лет назад. Занимаются они преимущественно йогой и медитацией. Дети бегают вверх-вниз по тропинкам.

Тут есть даже один ресторан. Веранда с тремя столиками возле водопада. Смешной повар целыми днями пьёт виски и готовит шоколадные торты. В свободное время он карабкается по холмам от домика к домику. «Слушай, съезди в город, а? — просит он каждого. – Купи шоколада. Я торт испеку».

Дом из колёс

Я снимаю маленький домик с кухней-верандой и микроскопическим камином. Утром меня будит непалец с бидоном молока от местной коровы. Сюда, на эти прохладные холмы приезжают подработать непальцы. Я сижу на веранде, и мимо меня начинают проходить мои соседи. Те, кто снимают другие домики, затерянные в банановых рощах. Филипп француз. На родине он полгода строит экологические глиняные жилища, остальные шесть месяцев бродит по стране с шарманкой и собирает деньги с туристов. Англичанин Саймон в ковбойской шляпе. Он работал в одной благотворительной организации на Сейшелах. Нырял с аквалангом, считал рыб и кораллы. В Индии Саймон купил дешёвый мотоцикл и катается по стране. Кеси, англичанка. Дома она продает чай на музыкальных фестивалях. Все вместе мы идём строить earthship.

На голове у меня железная миска с песком. Довольно тяжелая. Кеси и Саймон кидают друг в друга глиной. Песок я приношу и засыпаю в резиновую шину, на дно которой постелена картонка. Потом песок нужно утрамбовать молотком. Делать это лучше вдвоём. Один коротким ломом чуть отгибает обод шины. А ты под нее насыпаешь песок. Шина должна быть очень плотно набита. Это главное развлечение на этой ферме. Мы строим дом из резиновых покрышек. Архитектурное чудо из мусора. Исключительно дружественное природе.

Этот дом затеял строить англичанин Алекс. Пока дом не готов, он живёт в цветном глиняном «чуме». Над входом висит портрет главного индийского святого – полубога Саи Бабы. Алекс сидит на глиняной скамейке. Под ногами крутятся 4 кошки. Он беседует с одним из жителей фермы – французом по имени Дени. Тот рассказывает о достижениях своего годовалого сына. «Представляешь, он увидел Саи Бабу и закричал – Баба, баба!». Дени показывает нам таинственные пакетики с загадочными семенами и переводные наклейки эзотерического характера. Сплетение кругов и треугольников. Дени угощает всех Dimond water. Это специальным образом обработанная вода, вместе с которой в тело человека попадают вибрации высших энергий.

Алекс с пятнадцати лет путешествовал по миру, искал место, где поселится. У любого перехватывает дыхание, когда он видит, как черно-синие холмы выстилают бесконечность под ногами. Алекс выбрал это место для жизни. Срезал верхушку холма, купил 900 резиновых покрышек, нанял пять непальских подростков и начал строительство. Earthship – способ бегства из большого города и вариант спасения природы от цивилизации. Этот дом 30 лет назад придумал американский архитектор Майкл Рейнольдс. Внешне – своими округлостями и гибкостью линий законченный earthship напоминает произведения Гауди. Ничего квадратного. Никаких острых углов.

Дом абсолютно самодостаточный. Ему не требуется подключение к питающим системам города. Электричество, вода, тепло – все этот дом производит для себя сам. Алекс показывает нам обучающее видео об earthship и его строительстве. Телевизор питается от солнечных батарей.

В Америке существует целое сообщество, которое живёт в таких домах. Крыша earthship сконструирована таким образом, чтобы собирать дождевую воду. Она проходит через очистительную систему и попадает в большую цистерну. Оттуда вода поступает в душ и краны на кухне. Рядом с раковиной растет капуста и банановые деревья. Вода, которой моют посуду, выливается прямо в этот маленький садик. Обитатели earthship стараются использовать натуральное мыло. Вода проходит сквозь гальку, мох, корни растений и очищается. Остатки снова собираются, и ими смывается унитаз. Получается, что такой дом использует гораздо меньше воды, чем обычная городская квартира. За электричество отвечают солнечные батареи или ветряные генераторы. Вентиляция осуществляется за счёт форточек в крыше и окнах. Окна гигантские, наклонные. Специально сделаны так, чтобы улавливать как можно больше тепла зимой. Earthship можно построить в относительно холодном климате. Ненесущие стены делаются из пластиковых, стеклянных бутылок и жестяных банок. Донышки пивных бутылок, вделанные в стены ванной, как ни странно, выглядят красивым дизайнерским решением.

Оказывается, резиновые покрышки удобный инструмент терморегуляции. Шины накапливают тепло в течение дня и отдают его ночью. Боятся, что это резиновое чудо загорится – не стоит. Такой дом не горит – шины туго набиты песком. Построить earthship при особой сноровке можно за год. Стоит это приблизительно от 500 долларов.

«Мы бережём деревья, воду и утилизируем покрышки», – резюмирует Алекс.

Персонажи

На обед все карабкаются в ресторан на другом холме. На этой ферме запрещено мясо и алкоголь. Почти все игнорируют второе правило. Но строго придерживаются первого.
Ула и её маленький братик каждый день едят тали. Рис с тушеными овощами. Но особый восторг у них вызывает хлеб с маслом. Повар печёт очень вкусный белый хлеб. Самому младшему ребёнку на ферме два года, самому старшему – 6 лет. Родители задумываются о том, что пора создавать школу в этих джунглях. Детей учит жена Алекса и сами родители. Голубоглазые дети леса не играют в компьютер и не знают супермаркетов. Они даже не смотрят телевизор.

Семья хозяина фермы Невила – непальская красавица Уша и её дети – взрослая дочь Читра, и сын Прокаш. Уша чем-то похожа на ведьму. Целыми днями она ходит по ферме, собирает цветы и травки. «Это для омоложения, — показывает она на охапку желтых цветов. Каждый день пьёшь отвар и не стареешь».

Невил взял эти холмы в аренду до конца жизни. Karuna Farm числится в бумагах как благотворительная организация.

Невил медленно строит здесь индуистский храм и новые домики для гостей. Из хиппи он превратился в расслабленного бородатого бизнесмена в рубашке до пят.

Иногда к нам в гости приезжает старый Билли. Самый известный хиппи Кодайканала. Билли учит нас делать колечки из медной проволоки. В 17 лет Билли сбежал из дома и, в конце концов, вместе с детьми цветов осел в Индии. Колечки его научили делать в Голландии. Он занимается этим уже 30 лет – перемещается по Индии с железной болванкой, молоточками и ворохом проволоки. Колечки делаются элементарно – несколькими аккуратными ударами молотка. Выглядят они красиво. Билли продаёт их по 20 рупий. Это примерно13 рублей. Всех своих друзей Билли растерял. Он живет один в низком и тёмном глиняном доме. Внутрь помещается только кровать и стол. Стены и потолок обклеены плакатами с лохматыми звёздами 60-х. Дженис Джоплин, Джимми Хендрикс… В самом центре – огромный постер с изображением Джона Леннона.
Единственный друг Билли – крохотный котёнок.

Билли глуховат. Вот он сидит в позе лотоса на земле и тюкает молоточком по загогулинам из проволоки. Седые длинные волосы, очки на бисерной цепочке и древний слуховой аппарат. Каждый раз, когда Билли говорит, эта пластмассовая коробочка подаёт пищащий сигнал в космический эфир. Говорит он много, невнятно и в основном о 60-х. Молодой канадец Харт делится с Билли проектом солнечной печки, которую он планирует построить. В большом глиняном горшке с помощью зеркал и горячего индийского солнца Харт собирается печь хлеб. Кеси рассказывает, как она колесила по Лондону на велосипеде – голая и выкрашенная в зелёный цвет ради какой-то благотворительной акции. Юная австралийская пара сидит на полянке. Им по 19 лет, они приехали в Индию из маленькой деревни. Они очень похожи на ангелов. Тонкие, нежные – едят несолёную тертую свеклу и цветы с ближайших деревьев. Эти австралийские ангелы принципиально питаются только сырой, неприготовленной едой. Двигаются и разговаривают они очень медленно. Я с нетерпением жду вечера. Я упросила повара приготовить пиццу.

Как вырастить капусту

Обнявшись, мы танцуем в грязи. Смешиваем ногами 5 частей земли, 3 части глины и 3 части воды. Американец Ричард с криками «я глиняный человек» высоко подпрыгивает и обдаёт всех коричневыми брызгами грязи. Алекс стучит в барабан. Мы собираемся сажать капусту и горох на земляных террасах рядом с домом Алекса.

В получившуюся сомнительную смесь мы добавляем семена, скатываем шарики и раскладываем их сушиться на солнце. На следующий день – время сеять. Шарики совершенно не похожи на то, в чём может зародиться жизнь. Сухие, глиняные, с вмурованными в них семенами. Мы выстраиваемся в линию, берём по горстке шариков, размахиваемся и кидаем их на террасы. Шарики разлетаются глиняными осколками. «Овощи должны быть свободны, – говорит канадец Харт, – они начнут расти, когда пойдёт дождь. Сама природа решит, когда разбудить их. Кроме того, спрятанные в эти шарики, семена недоступны птицам и насекомым».

Через два дня идёт дождь. Страшный ливень. Молнии хлыстами вытягиваются вдоль горизонта. Мы сидим, прижавшись друг к другу, на террасе. Трое детей, 4 кошки, 2 собаки и дюжина путешественников без определённых занятий. По полиэтиленовой крыше колотит дождь. Мы смотрим фильм про Майкла Рейнольдса. Архитектор героически борется с американскими бюрократами и возводит в пустыне город из резиновых покрышек.

Австралийские ангелы заворожено смотрят в телевизор и жуют цветы. Дени случайно пролил на себя свою энергетически заряженную воду и теперь в замешательстве. Я думаю о том, что наша капуста пробуждается. А значит, эти странные холмы – реальность, а не сон.

чтобы посмотреть фотографии в полноэкранном режиме, нажмите на маленький квадратик (если не работает, попробуйте в другом браузере)